Цвет фона:
Размер шрифта: A A A

Часть I Накануне исповеди

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее издание составлено главным образом из статей, которые вошли в книги «Ежедневные поучения в Слове Божием», «Полный годичный круг кратких поучений», «Духовные посевы», «Уроки и примеры христианской веры, надежды и любви». К ним мы присоединили рассказы из церковной истории и статьи, повествующие о путях, ведущих к достижению вечного спасения души, которые в общедоступной и интересной форме знакомят читателя с сущностью и свойствами истинного покаяния и таким образом подготавливают христианина к великому и спасительному Таинству покаяния.
Ввиду величайшей важности и общеобязательного характера этого Таинства, без которого невозможна истинно христианская жизнь и недостижимо вечное спасение,— если не покаетесь, все погибнете, как сказал Господь наш Иисус Христос
(см. Лк. 13, 3),— крайне важно, чтобы христианин имел правильное понятие о нем и должным образом приступал к нему. Он должен раз и навсегда отказаться от чисто внешнего, формального отношения к нему, которое заключается в том, чтобы прийти на исповедь без всякого духовного приготовления, молча стоять пред аналоем или сказать ничего не значащее: «Грешен во всем»; в лучшем же случае,— произнести несколько общих признаний перед духовником, спокойно, равнодушно, иногда даже с самооправданием и обвинением других, а затем возвратиться к прежней греховной жизни и не прилагать никакого усилия к тому, чтобы сделать хотя бы один шаг по пути нравственного усовершенствования.
Думается, после прочтения этой книги христианин придет к убеждению, что без осознания всей тяжести своих грехов, без сердечного, слезного, смиренного сокрушения о них, «жаления», по выражению святителя Тихона Задонского, и устного исповедания их перед Иисусом Христом, невидимо присутствующим и слушающим исповедание кающегося, и перед видимо стоящим пастырем Церкви, без твердой веры в Иисуса Христа и крепкой надежды на помилование, без решительного намерения исправить свою жизнь и при помощи Божией стать на путь нравственного обновления, без деятельного старания загладить грехи противоположными добрыми делами (например, возвратить похищенное, вознаградить потерпевшего от нашей неправды, распять плоть с ее страстями и похотями за излишнее служение чувственности и т. п.),— без соблюдения этих условий исповедь его не будет иметь характера истинно христианской исповеди и не послужит ему во спасение. Он должен покаяться по-христиански, так, как требует этого Церковь, чтобы покаяние его было ему во спасение.
Чтобы облегчить сам порядок исповедания грехов, который безмерно утомляет и самих ду ховников, мы приложили несколько статей — планов самоиспытания, придерживаясь которых, нетрудно вспомнить все важнейшие случаи нарушения наших обязанностей по отношению к Богу, ближнему, святой матери нашей Церкви и к нашей душе.
В конце книги мы приложили несколько живых и наглядных статей о спасении души, в которых говорится, о чем должен позаботиться истинно кающийся, желающий и обязующийся после покаяния вступить на путь новой, духовной жизни.
Насколько мы преуспели в этом, судить предоставляем читателям, которых усердно просим помянуть в своих святых молитвах потрудившегося иерея Григория.

                                                                                                                                                                                                          Священник Григорий Дьяченко 4 февраля 1897 г. 

Глава первая. О грехе

Изречения о грехе

1. Грех — самое ужасное зло в мире. Бегите греха, по крайней мере, для того, чтобы как можно менее тяготели над вами бедствия земные (Ар-хиепископ Черниговский Филарет).
2. Лучше избирай умереть, когда того нужда потребует, нежели согрешить (Святитель Тихон Задонский).
3. Ничто не сокрыто от Судии, поэтому на-прасно стараемся грешить скрыто (Преподобный Нил Синайский).
4. Один старец сказал: «Чудное дело! Мы приносим молитвы так, что представляем Бога присутствующим и слушающим слова наши, а когда грешим, то делаем так, как бы Он не видел нас» (Древний патерик).
5. Не говори, что то или другое — ничтожная мелочь: мелочи много значат в жизни. Рана, сделанная иглою, иногда поражает сильнее, чем болезнь, обнимающая все тело. Иногда от искры делается пожар, с которым справиться невозможно и который беспощадно пожирает все, что собрано было годами и береглось с величайшим вниманием (Епископ Мелитопольский Кирилл).
6. Считая то и другое малым, не доходят ли до того, что никакого греха не считают великим? (Архиепископ Черниговский Филарет).
7. Легкомыслие смеется над набожностью и доходит до безбожной жизни (Он же).
8. Не делай зла, даже в шутку, ибо случается, что иной сначала шутя делает зло, а после и нехотя им увлекается (Авва Дорофей).
9. Пока проступок мал еще и не созрел, истреби его — прежде, нежели пустит ветви в широту и станет созревать (Преподобный Исаак Сирин).
10. Грех — это горящий огонь. И по мере
уменьшения вещества он угасает, а по мере прибавления разгорается (Преподобный Марк Подвижник).
11. Угашай искру, пока в пламень не возросла, и убивай врага, пока он мал (Святитель Тихон Задонский).
12. Невозможно преодолеть великого, если не победишь маловажного (Преподобный Исаак Сирин).
13. Как бы ни были безобразны и отвратительны грехи, привычка делает их маловажными (Блаженный Августин).
14. Скажи однажды навсегда греху: «Я враг твой»,— и при каждом искушении говори каждому лукавому помыслу: «Я — враг твой» (Епископ Мелитопольский Кирилл).
15. Душа может противиться греху, но не может без Бога победить или искоренить зло (Преподобный Макарий Великий).
16. Велика сила греха, но во сто крат больше сила благодати Божией (Святитель Иннокентий Херсонский).

Что есть грех?

1
  Перед исповедью каждому исповедующемуся крайне нужно приобрести уверенность в том, что грех — это величайшее зло для человека. Что есть грех?
а) Это нарушение пресвятой воли Творца. Малое ли дело — стать противником и врагом Существа Всемогущего, Того Существа, в руках Которого находимся мы и весь мир, наша жизнь и дыхание, наше время и наша вечность?
  б) Это уклонение на сторону врага Божьего — диавола. Малое ли дело — быть заодно с этим человекоубийцей, сделаться похожим на него в измене истине, заразиться его змеиным ядом?
 в) Это ослепление ума, развращение воли, искажение совести, разленение тела. Безделица ли — испортить таким образом все богоподобное существо свое, уклонить его от цели бытия в противоположную сторону и внести в него семя тления и смерти вечной?
 Что ожидает грешника в будущем? Ожидает еще большая тьма, еще большее измождение сил, еще большее горе и пагуба, ожидает окончательное лишение всех благ, душевных и телесных, окончательное отвержение от лица Божиего, осуждение на вечное мучение в аду, с диаволом и ангелами его.
Довольно и этих самых простых понятий о грехе, чтобы затрепетать всем существом своим при одной мысли о грехе.
Итак, исповедь необходима. Ибо, трепеща при мысли о своих грехах, как не поспешить к исповеди, когда в ней, силой Премудрости Божией, открыт путь к примирению нас с Богом и своей совестью, и за одно чистосердечное признание своих беззаконий и раскаяние в них подается полное прощение? Поистине, мы должны были бы спешить к исповеди и тогда, когда в ней требовалось бы даже самое тяжелое и трудноисполнимое для нас, ибо лучше все претерпеть и всего лишиться, чем оставаться врагом Богу и другом диаволу.
Но от нас ничего подобного не требуется, а требуется только самое необходимое — чтобы мы исповедали свои грехи, показали отвращение к ним, решили оставить их навсегда и в настоящем воздать, чем можем, за прошлое. И от этого удаляться? И это считать трудным? И ради этого оставаться в грехах? Что же значит после этого наше покаяние? Где ненависть к греху? Где любовь к Богу, к себе?
Скажем же и мы со св. Давидом: Благо есть исповедаться Господу (Пс. 91, 2),— и поспешим к святому аналою, как преступники спешат к тому месту, где объявляется прощение и царская милость.

1.  Из проповеди святителя Иннокентия Херсонского. Т. III. 1873. С. 117. 

О гневе Божием против греха

2
Гнев Божий против греха проявляется через казни, посылаемые на грешников от Бога. Потому что Он есть Бог и Он благ. Никто не благ, как только один Бог (Мф. 19, 17), по свидетельству Христову. Однако насколько Бог благ, настолько же и праведен. Его правда требует того, чтобы грешник, как преступник святого и неизменного Его закона, был казнен. То, что грешник не сразу после согрешения наказывается или не при самом содеянии греха казнится, это должно приписать благости Божией, которая терпит грешника и так ожидает его покаяния, как апостол говорит грешнику: О человек! Или пренебрегаешь богатством благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию (Рим. 2, 4)?
 В Св. Писании читаем, что Бог на грешников посылает различные казни. Ангелов согрешивших с небес сверг. О том же говорит Христос: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10, 18); и апостол Петр говорит: Ангелов согрешивших не пощадил, но, связав узами адского мрака, предал блюсти на суд для наказания (2 Пет. 2, 4). Прародители наши, Адам и Ева, изгнаны были из рая за преступление и стали подвержены всякому бедствию, а с ними и мы. За грехи первый мир, кроме Ноя, проповедника правды, ужасным потопом был погублен (см. Быт. 7; 2 Пет. 2, 5). Содом и Гоморра с окрестными городами за мерзкую нечистоту огнем сожжены (см. Быт. 19; 2 Пет. 2, 6). Гордый и ожесточенный фараон со всем воинством своим в Чермном море был потоплен (см. Исх. 14). Дафан и Авирон, восставшие с единомышленниками своими на Моисея и Авирона, живые землей в пустыне были поглощены (см. Чис. 16): Разверзлась земля и поглотила Дафана, и покрыла скопище Авирона (Пс. 105, 17).
Прочие люди израильские за различные беззакония различным образом поражены были гневом Божиим: иные — огнем, иные — ядовитыми змеями, иные — мечом иноплеменническим, иные — иным образом, как о том читаем в книгах Моисеевых, пророческих и в десятой главе первого Послания к Коринфянам. Пришедшие в землю обетованную были преданы в рабство ино-племенникам, отведены в плен и иначе казнены были — об этом свидетельствуют книги Ветхого Завета. Всему тому были виной грехи их и беззакония, как о том же свидетельствуют эти святые книги.
 После пришествия Христова в мир также видим казни Божии, посланные на грешников. Читаем, что Анания с женой своей Сапфирой за ложь, за то, что солгали Духу Святому, неожиданно поражены были смертью (Деян. 5, 1—10). Ирода внезапно поразил Ангел Господень за то, что не воздал славы Богу; и он, будучи изъеден червями, умер (Деян. 12, 23). Город Иерусалим, избивший пророков и камнями побивший посланных к нему, и Кровью Христа, Сына Божиего, обагренный, был совсем разорен, и чада его, т.е. жители, мечами разбиты, как о том Сам Христос с плачем пророчествовал: Ибо придут на тебя дни, Иерусалиме, когда враги твои обложат окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал времени посещения твоего (Лк. 19, 43—44).
 То, что в книгах читаем, то и в наши времена видим. Те же страшные Божии суды и ныне замечаем; тот же праведный Его гнев и ныне поражает нераскаянных грешников. Видим и слышим страшные брани и ужасное, достойное плача, кровопролитие: столько тысяч падающих на брани, столько остающихся вдов, сирот, плачущих отцов и матерей; столько городов, пострадавших от иноплеменнического оружия, от моровой язвы, от голода, землетрясений и огня; столько беззаконников внезапно забираются и отходят в другой мир. Это все следы праведного Божиего суда и гнева, который поедает нераскаянных беззаконников, как огонь.
Что совершилось этим праведным Божиим судом над некоторыми, того надо ожидать и прочим нераскаянным грешникам. В благовестии св. евангелиста Луки читаем, что когда некие пришли ко Христу и поведали Ему о галилеянах, кровь которых Пилат смешал с жертвами их, Христос сказал им на это: Думаете ли вы, что эти галилеяне были грешнее всех галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все также погибнете (Лк. 13, 1—3).
Из этих слов Христовых следует заключить, что и остальным нераскаянным грешникам надо ожидать такой же погибели, какую на других видят. Уже и секира при корне деревьев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф. 3, 10). По бывшим прежде и ныне совершающимся казням заключаем и о будущих, и по временным — о вечных можем сделать вывод. Будет ожесточенным грешникам вечная казнь, будет геенна огненная, будет ад, тьма кромешная, скрежет зубов; будут отринуты беззаконники от лица Божия и царствия Его. Не обманывайте себя: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни сквернители, ни малакии, ни муже-ложники, ни лихоимцы, ни воры, ни пьяницы, ни досадители, ни разбойники царствия Божия не наследуют,— написал св. апостол (1 Кор. 6, 9—10; Гал. 5, 19—21).
Христос скажет грешникам в день праведного Своего Суда: Идите от Меня, проклятые, в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф. 25, 41). Боязливых же, и неверных, и скверных, и убийц, и любодеев, и чародеев, идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серой. Это — смерть вторая,— говорит Христос (Апок. 21, 8). То же читаем и в других местах Св. Писания.
Божии слова и предостережения, христиане, не суетные и не пустые, но истинные и достоверные: что сказал, то не отменится, и что предсказал, то непременно будет. Предсказал прародителям нашим смерть от запретного дерева — и последовала смерть преступившим заповедь Его. Предсказал праведному Ною всемирный потоп на беззаконников — и был потоп. Предсказал ожесточенному фараону погибель — и погиб фараон. Предсказал израильтянам пленение — и были пленены. Предсказал разорение и опустошение Иерусалима — и сбылось это. Объявил в Своем Писании, что будет вечная мука беззаконникам — непременно будет она; познают на себе вечный гнев праведного суда Божия, будут пить эту чашу горести, но никогда не выпьют.
 Да убоимся же, христиане, суда Божия и праведного Его гнева, и покаемся, да не впадем в руки Бога Живого! Потому что страшно впасть в руки Бога Живого (Евр. 10, 31). Кто не верит словам Божиим, тот на себе познает дело праведного Божия суда, потому что Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет,— говорит апостол (Гал. 6, 7). День Господень, так придет, как тать ночью. Ибо когда будут говорить: «Мир и безопасность»,— тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут (1 Фес. 5, 2—3).

2. Из творений свт. Тихона Задонского. Т. V. 

Как размягчить загрубевшее от долговременных грехов сердце?

3
 Для смягчения и умиления сердца, загрубевшего от долгого пребывания в грехах, полезны следующие молитвенные размышления:
 1. Господи, да не с яростью Твоей обличай меня!
Знаю, Господи, какой ужас и трепет постигнет, когда перед лицом вселенной на Страшном Суде Твоем откроешь все соделанные мной грехи. «Множество содеянных мною лютых помышляя, окаянный, трепещу Страшного дня Судного!» Знаю, трепещу и не дерзаю, Господи, просить полного прощения многих моих грехов, ибо я согрешил перед Тобой, безмерно оскорбил Твое святое имя, перед лицом всех людей: я не повиновался Твоим повелениям, на худое расточил Твои сокровища, наследство, данное мне Тобой, я истратил на беззакония. Я растлил храм Твой — тело мое; душу мою — образ Твой — я, осквернив, погубил. Время, данное мне, я провел с врагами Твоими; не сохранил ни одной заповеди Твоей; одежду, в которую Ты облек меня, я запятнал; светильник, дарованный мне Тобой, я, задремав, угасил!
 Знаю, что все, сделанное мной, Ты, Господи, обличишь, и не смогу я этого избежать: я буду, буду обличен. Но, Господи, не с гневом Твоим обличай меня! Только одного прошу у Тебя, единого Милосердного. Сам Ты хорошо знаешь все мои тайные прегрешения, но не обличай меня, не являй моих грехов всем Ангелам и человекам, всей вселенной, к моему стыду и позору!
 2. Помилуй мя, Господи, яко немощен есмь
(Пс. 6, 3)!
Немощно тело, немощна душа, немощен ум, немощен помысл: оскудела крепость моя (см. Пс. 70, 9), погибли в суете дни мои (Пс. 77, 33), вижу приближающийся конец. Но, Господи, протяни руку мне, утопающему в глубине сластей, открой мне, недостойно стучащему, и не затвори для меня двери милосердия Твоего! Ибо если Ты затворишь, то кто откроет? Если Ты не поспешишь, то кто поможет нам? Никто, кроме Тебя, Истинного Бога. Даруй мне время жизни и время покаяния, победи окаменение сердца и соверши исправление мое! Ибо, если Ты не сделаешь этого, то все, что бы я ни сделал, будет слабо и нетвердо; что бы я ни задумал — все будет бессильно и непрочно; к чему бы я ни приступил — все будет бесполезно и несовершенно.
Не замедли, Господи, но скорее приди и спаси Твое создание! Ты Сам сказал, Господи: без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5). Предупреди обращением души моей время моей жизни.
Противоборствуют помыслы, природа, злое намерение и особенно лукавые привычки. Помилуй мя, Боже, яко немощен есмь: враг обессилил меня, сделал слабым и сокрушенным; а слабый и сокрушенный сам не может помочь себе; посему, помилуй меня, Боже, потому что я немощен.
3. Исцели мя, Господи, яко смятошася кости мои, и душа моя смятеся зело (Пс. 6, 3)!
Смятение духа и тела объяло меня, Господи! Я порабощен душевными и телесными страстями, сделал душу и тело их орудием. То, что могло бы дать мне силу, ослаблено во мне: и вера, и надежда, и любовь, и мудрость, и умеренность, и воздержание, и кротость, и смирение, и правда, и благочестие — все сокрушено, как сокрушаются телесные кости. Я вижу, что сила души моей иссякла, время ушло, конец приближается, старость наступает, колосья нивы моей склонились и зреют для жатвы, жнец приблизился, серп готов, секира поднята, посечение несомненно, и душа моя сильно смущается.
Вижу, что я остаюсь неисправным и ежедневно становлюсь хуже, и душа моя сильно смущается. Вижу наступление трудного перехода из этой жизни в будущую, но не имею спутника, и душа моя сильно смущается. Вижу, что заимодавец приближается, требует от меня долг, срок подошел, и мне нечем уплатить. Судия предъявляет мне приговор, и готовы исполнители казни,— много обвинителей, нет ни одного защитника, и душа моя сильно смущается.
Трепещу, смущаюсь и не знаю, что делать. Просить продолжения жизни? Но боюсь прибавить еще согрешений и отойти неготовым. Не знаю, с каким лицом предстану я Судии, когда придет час конца. Лукавый не перестает оскорблять меня, враги продолжают нападать на меня, брань плоти не умолкает, лукавые помыслы не утихают! Поэтому Сам исцели меня, Господи, ибо потряслись кости мои, и душа моя сильно смущается!
4. Обратися, Господи, избави душу мою, спаси меня ради милости Твоея (Пс. 6, 5)!
Да не победит мое нечестие Твоего милосердия, пусть не победит мое нерадение Твоего человеколюбия. Благоволи ко мне, Господи, по милости Твоей и уврачуй мои немощи ради святого имени Твоего.
5. Не вниди в суд с рабом Твоим (Пс. 142, 2).
Если Ты захочешь судиться с нами, уста всех затворятся, и никто не оправдается. Ибо чем мы можем воздать Твоей неизреченной благости за такие великие благодеяния? Ты из небытия воззвал нас в бытие, сотворил, размножил, покрыл, распространил, все покорил под ноги наши (Пс. 8, 7). Потом заблудших обратил, погибших взыскал, взял на плечи, искупил Своей Кровью, нагих облек одеждой, уничиженных обогатил, сделал нас Своими братьями, наследниками и сонаследниками.
Что мы против этого можем возразить и сказать в свое оправдание? Чего не дано нам? Чего мы не имели, чтобы жить свято и благоугодно?! Поэтому не вниди в суд с рабом Твоим; отврати лице Твое от грех моих (Пс. 50, 9). Преклони чашу весов на сторону милосердия, дабы безмерная тяжесть моих грехов не послужила к моему осуждению. Спаси меня по Твоему милосердию, которым спаслись все достигшие спасения.
Согрешил Моисей, согрешил Петр, и никто не чист от греха. Поэтому, трудясь, ищу спасения через веру, а не через дела, чтобы и мне Человеколюбец сказал: Вера твоя спасла тебя, иди с миром (Лк. 7, 50). Из всех помилованных Тобой никто не слышал: «Дела твои спасли тебя, иди с миром». Ибо вся наша правда пред лицом Твоим, как белье нечистое (см. Ис. 64, 6). Поэтому опять взываю: «Спаси меня по милости Твоей». Милость Твоя пусть пребудет со мной во все дни жизни моей (см. Пс. 22, 6). Милость Твоя пусть взыщет меня, на горе себе от Тебя отказавшегося беглеца, который всегда спешит ко греху. Милость Твоя пусть взыщет меня и совершится, удилами и уздой пусть усмирит меня, не приближающегося к Тебе (см. Пс. 31, 9). Ты — Бог, творящий великие чудеса (см. Пс. 135, 4), яви дивно милости Твои, спасающий уповающих на Тебя (Пс. 16, 7), являющий милость свыше надежд и свыше прошения!
Наглядное изображение трех греховных
I. Похоть плоти (1 Ин. 2, 16), в которую могут ув лечь два инстинкта: а) поддерживать свою жизнь пищей и б) расширить свое бытие, распространить свой род посредством супружеского союза,— проявляется в двух видах:
1) Сластолюбие, к которому относятся:
а) чревобесие, или чревоугодие, страсть к многоядению до пресыщения в пищи и питии, объедение и пьянство;
б) гортанобесие, страсть к лакомству.
2) Сладострастие, которое обнаруживается в разных видах, каковы:
а) малакия (онанизм);
б) блуд и другие виды плотских грехов;
в) ревнивость как искажение любви, страстное желание одному обладать любовью любимого лица.
II. Похоть очей (1 Ин. 2, 16), или
своекорыстие, которое имеет две отрасли:
1) Корыстолюбие, страсть к приобретению большего, сверх нужды.
2) Скупость, хранение приобретенного без употребления.
III. Гордость житейская (1 Ин. 2, 16), которая:
1) любуется собой, своими совершенствами;
2) желает нравиться другим, даже заставляет других любоваться своими совершенствами, уважать их;
3) отвращается от других; сюда относится высшее проявление самолюбия.
Отсюда происходят:
а) самопревозношение (высокая мечтательность о себе), самодовольство, услаждение своими совершенствами, самообожание;
б) почитание себя лучше других, а от этого — презрение, уничижение других или надменность, высокомерие.
Отсюда происходят:
а) честолюбие как отражение любования нашими совершенствами, оправдание нашего самоцена. Сюда относятся: искательство, тщеславие, т.е. стремление к отличиям, хвастовство или самохвальство, выставление своих дел напоказ, лицемерие. Высшее проявление честолюбия — славолюбие. От искательства происходят: спесивость, человекоугодие, пресмыкательство; от тщеславия — величавость, пышность, при богатстве — роскошь и т.п.;
б) властолюбие — это страсть к преобладанию, порабощению себе других.
Полное отрицание человеколюбия, желание всем зла и готовность всегда делать зло насилием, соблазном, совращением с пути добра, страстное услаждение страданием других — это злость.
склонностей, происходящих от самолюбия
От пресыщения, особенно от пьянства, усиливается сладострастие; а от того и другого происходят, кроме разных грехов в мыслях, словах, поступ¬ках, расслабление духа и тела, огрубение сердца, леность, беспечность, холодность к Богу, религии и своему спасению. Отсюда — грусть, тоска, печаль, уныние и проч. Хотя они являются больше болезнями души, но считаются грехом в той мере, в какой человек добровольно предается им или допускает их причины и не принимает мер, чтобы освободиться от них.
На почве чувственности возникает и возрастает также страсть к забавам, играм, танцам, публичным зрелищам, увеселениям и т.п. Это происходит вследствие превратного направления инстинктивной потребности в движении и легкого возбуждения душевных и телесных сил для их развития и укрепления.
От своекорыстия происходят: недовольство своим состоянием, зависть к счастью других, бессердечность, при приобретении богатства — неправда, обман, насилие и т. п.; беспокойство, скорбь о потере вещей и т.д. Впрочем, трудно найти порядок происхождения слепых страстей, последовательность их развития. Иногда они происходят от двух или от трех главных страстей сразу (т.е. похоти плотской, своекорыстия и гордости) и обнаруживаются в разнообразных греховных действиях.
Отсюда происходят:
а) самоугодие, своенравие (капризность), упрямство (желание настоять на своем мнении и прихотливом желании, с отвержением мнения и желания других), ропоте на Бога и людей и проч.
б) заносчивость, строптивость, вздорность, дерзость, самонадеянность, или, напротив, малодушие, уныние, отчаяние и т. п.
Частные виды злости: а) ненависть, т.е. отвращение к другому человеку; б) зависть, т.е. злость бессильная, скорбь о счастье и благе ближнего, сопровождающаяся желанием сокрушить это благо или воспрепятствовать всякому успеху ближнего; в) мстительность, т.е. ненависть, соединенная с желанием воздавать злом за зло. Мстительность бывает открытая и бурная (гнев) и затаенная, обдумывающая средства мщения (злоба, злопамятность). Отсюда происходят: жестокосердие, зложелательство, злорадство, человеконенавистничество и т. п.

3. См. Чувствования грешника и проч. Духовная беседа, № 12, 1858. 

Глава вторая. Призыв к покаянию

Христос призывает грешную душу к Себе 4

Зачем ты, человек, Меня оставил? Зачем от Возлюбившего тебя отвратился? Зачем опять пристал к врагу Моему? Вспомни, как Я ради тебя с небес сошел. Вспомни, как ради тебя Плотью стал. Вспомни, как ради тебя от Девы родился. Вспомни, как ради тебя был Младенцем. Вспомни, как ради тебя смирился. Вспомни, как ради тебя обнищал. Вспомни, как ради тебя на земле пожил. Вспомни, как ради тебя гонение потерпел. Вспомни, как ради тебя злословие, поношение, поругание, бесчестие, раны, заплевание, заушение, насмешки, укоризны принял. Вспомни, как ради тебя к беззаконникам был причислен. Вспомни, как ради тебя позорной смертью умер. Вспомни, как ради тебя был погребен.
С небес сошел, чтобы тебя на небо возвести. Смирился, чтобы тебя вознести. Обнищал, чтобы тебя обогатить. Бесчестие принял, чтобы тебя прославить. Претерпел раны, чтобы тебя исцелить. Умер, чтобы тебя оживить.
Ты согрешил, а Я грех твой взял на Себя. Ты виноват, а Я принял казнь. Ты должник, а Я заплатил долг. Ты на смерть осужден, а Я умер за тебя. Но к этому привлекли Меня любовь Моя и милосердие Мое: не мог Я терпеть, чтобы ты страдал в таком злополучии.
И этой любовью ты пренебрегаешь? Вместо любви воздаешь ненавистью. Вместо Меня любишь грех. Вместо того, чтобы быть Моим рабом, ты порабощен страстям. Но что достойного отвращения нашел ты во Мне, почему не хочешь прийти ко Мне? Добра ли хочешь? Всякое добро у Меня. Блаженства ли хочешь? Всякое блаженство у Меня. Красоты ли хочешь? Что красивее Меня? Благородства ли ищешь? Что благороднее Божия Сына, Сына Девы? Высоты ли хочешь? Что выше Царя небес? Славы ли хочешь? Кто более прославлен, чем Я? Богатства ли хочешь? У Меня всякое богатство. Премудрости ли хочешь? Я — Премудрость Божия.
 Дружбы ли хочешь? Кто нежнее и любвеобильнее, чем Я, Который душу за всех положил? Помощи ли ищешь? Кто поможет, кроме Меня? Врача ли ищешь? Кто исцелит, кроме Меня? Веселья ли ищешь? Кто увеселит, кроме Меня? Утешения ли в печали ищешь? Кто утешит, кроме Меня? Покоя ли ищешь? У Меня найдешь покой душе твоей. Мира ли ищешь? Я мир душевный. Жизни ли ищешь? У Меня источник жизни. Света ли ищешь? Я свет миру. Истины ли ищешь? Я истина. Пути ли ищешь? Я путь. Проводника ли к небесам ищешь? Я проводник верный. Почему же не хочешь прийти ко Мне? Не смеешь приступить? К кому доступ более удобен? Опасаешься ли просить? Кому, просящему с верой, Я отказал?

4. Из творений свт. Тихона Задонского.

Воздыхания грешной души в ответ на призыв Господа

5

Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя! Привлеки меня, чтобы я пришел к Тебе! В темнице я заключен, Господи! Выведи из темницы, чтобы я пришел к Тебе! Выведи из темницы душу мою — воздавать хвалу имени Твоему!
Тьма окружает меня, Господи! Прогони тьму, чтобы Я увидел свет Твой. Связан я, Господи, многими оковами железными, и нет мне ослабления. Разбей оковы, чтобы я был свободен! Дай мне уши слышать Тебя. Дай мне очи видеть Тебя! Дай мне вкус вкусить Тебя! Дай мне ноги прийти к Тебе! Дай мне уста говорить о Тебе! Дай мне сердце бояться и любить Тебя! Настави меня, Господи, на путь Твой, и пойду по истине Твоей (Пс. 85, 11)! Потому что Ты — Путь, Истина и Жизнь (Ин. 14, 6).
Возьми мое у меня, и дай мне желание творить волю Твою благую! Отними старое и дай мне новое! Отними сердце каменное и дай мне живое, горячее, Тебя любящее, Тебя почитающее, Тебе последующее! Дай мне око, чтобы увидел я любовь Твою! Дай мне око, чтобы увидел я смирение Твое и последовал ему. Дай мне око, чтобы увидел я кротость и терпение Твое и последовал им! Скажи слово, и будет так, ибо слово Твое — это дело! Верую, Господи, помоги моему неверию (Мк. 9, 24)!
Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя! Будь для моей души Пищей и Питием! Будь источником для жаждущей души моей! Будь светом помраченной душе моей! Будь освящением против нечистоты моей! Будь премудростью против безумия моего! Будь миром и покоем против злой совести моей! Будь советом против недоумения моего! Будь укреплением в слабости моей! Будь силой против немощи моей! Будь Вождем в пути моем! Будь отрадой в скорби моей! Будь весельем в печали моей! Будь избавлением от пленения моего!
Будь Защитником против клеветников моих! Будь победой против неприятелей моих! Будь щитом против гонителей моих! Будь Судией против оскорбляющих меня! Будь Царем против диавольского царствования! Будь Заступником моим против гнева Божия! Будь Жертвой за грехи мои! Будь оправданием против грехов моих! Будь мне, сироте, Отцом Вечным! Будь Заступником в час смерти моей! Будь жизнью против смерти моей! Будь Покровителем после смерти моей! Будь жизнью вечной после воскресения моего!
Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя! Дай славу имени Твоему, мне же — спасение вечное! Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (Пс. 113, 9)!

5. Из творений свт. Тихона Задонского. 

Слово старца Амвросия Оптинского о том, как мы заботимся о теле и как — о душе

6
В Евангелии сказано: какая польза человеке если приобретет весь мир и повредит душе своей (Мк. 8, 36). Вот как драгоценна душа человеческая! Она дороже всего мира со всеми сокровищами и благами! Но страшно подумать о том, как мало понимаем мы достоинство своей бессмертной души!
На тело, это жилище червей, этот покрашенный гроб, обращается все наше внимание с утра до вечера; а на бессмертную душу, на драгоценнейшее и любимейшее творение Божие, на образ Его славы и величия едва ли обращается одна мысль в течение целой недели! Служению телу посвящаются самые цветущие годы нашей жизни, а вечному спасению души — только последние минуты дряхлой старости. Тело ежедневно упивается, как на пиру богача, полными чашами и роскошными блюдами; а душа едва собирает крохи Божественного слова на пороге дома Божия. Ничтожное тело омывают, одевают, чистят, украшают всеми сокровищами природы и искусства, а дорогая душа, невеста Иисуса Христа, наследница неба, бродит изнуренная, облеченная в одежду убогого странника, не имея милостыни.
Тело не терпит ни одного пятна на лице, никакой нечистоты на руках, никакой заплаты на одежде. А душа, с головы до ног покрытая сквернами, только и делает, что переходит из одной греховной тины в другую, и своей ежегодной, но часто лицемерной, неискренней исповедью только умножает заплаты на одежде своей, а не обновляет ее.
Для благосостояния тела требуются разного рода забавы и удовольствия, от них нередко впадают в нищету целые семейства, для него люди готовы иногда на любые труды, а бедная душа имеет всего один час в воскресные дни для слушания Божественной Литургии, всего несколько минут для утренней и вечерней молитвы, насилу собирает одну горсть медных монет для подаяния милостыни и бывает довольна, когда выразит холодным вздохом память о смерти.
Для здоровья и сохранности тела проветривают и меняют жилище, призывают искуснейших врачей даже издалека, воздерживаются от пищи и питья, принимают самые горькие лекарства, позволяют себя и жечь, и резать. А для здоровья души, для избежания соблазнов, для удаления от греховной заразы не делают ни одного шага, но остаются в том же воздухе, в том же недобром обществе, в том же порочном доме и не ищут никакого врача для души или выбирают врача незнакомого и неопытного и скрывают от него то, что уже известно и небу, и аду, и о чем они сами хвастаются перед всеми. Когда умирает тело, тогда слышится скорбь и отчаяние; а когда умирает душа от смертного греха, тогда часто и не думают об этом!
Так мы не осознаем достоинства своей души и, подобно Адаму и Еве, отдаем ее за красивый по виду плод.
 Почему же мы, по крайней мере, не плачем подобно Адаму и Еве? Плач потерявших душу должен быть горестнее плача Иеремии, который, оплакивая бедствия Отечества, взывал: Кто даст главе моей воду и очам моим источник слез (Иер. 9, 1)!
Мы же, к сожалению, чаще всего заботимся только о стяжании благ земных и временных, а не небесных. Забываем мы, что земные блага преходящи и неудержимы, тогда как блага небесные вечны, бесконечны и неотъемлемы.
Всеблагий Господи! Помоги нам презирать все скоропреходящее и заботиться о едином на потребу — о спасении душ наших.

6.  Душеполезное чтение. Февраль 1896. С. 215. 

Глава третья. Самоиспытание

Польза уединения для лучшего познания своей греховности 7

Уединение научит нас и посту, и молитве, и борьбе с врагами, и способам побеждать Их, и укажет, наконец, нам прямой путь спасения.
 «Скажи мне,— спросил некто своего уже утвердившегося во благочестии друга,— отчего некоторые любят уединение и ищут его, а другие не терпят его и убегают от него? Откуда у людей такое противоположное отношение к одной и той же вещи?»
«Когда вокруг тебя нет шума,— отвечал друг,— тебе слышно, если кто-то стучится к тебе в дверь. Поэтому, если ты ждешь друга или благодетеля, то всячески желаешь освободиться от шума, чтобы в тишине слышать первый его стук и спешить ему навстречу; а если ждешь недруга или грозного судью, то ты желал бы, чтобы шумом заглушили тебе несносный стук его».
Но Сам Бог сказал однажды всему человечеству: Вот стою у дверей и стучу (Апок. 3, 20). Поэтому, для кого Бог — это Бог любви и кто сам любит Его, тот бежит от шума суеты мирской в уединение. Там, когда святая и таинственная тишина осеняет и объемлет его, ему слышно, как ударяет в его сердце Бог любви. И наоборот, кто в совести своей сознает, что Бог для него — это Бог суда и кто не любит Его, тот бежит из уединения, чтобы шумом света заглу-шить невыносимые удары перста Божьего. Там, когда чувства его оглушаются быстрым движением мирских вещей, разум омрачается чашей удовольствий света, ему не слышно, как стучится в дверь сердца его грозный Судья, или страшный Посетитель.

7. Воскресное чтение. № 18. 1838. 

Порядок самоиспытания

8
Светильник ногам моим закон Твой и свет стезям моим (Пс. 118, 105).
В деле благоустроения души самое главное — это познать себя, или самоиспытание.
Как его произвести? Вернейшее средство для этого — сопоставить свою жизнь с требованиями закона Божия и при свете его осмотреть свою внутреннюю храмину. Для этого возьми заповеди Божии ветхо- и новозаветные и заповеди церковные и, уединившись, сопоставляй с ними дела твои.
При этом, приступая к десяти заповедям закона Божия, каждую заповедь, каждый грех старайся разобрать подробно.
Читаешь, к примеру, первую заповедь: Я — Господь Бог твой; да не Будет у тевя иных богов, кроме Меня (Исх. 2, 3),— и размышляй: иных богов ты не знаешь, кроме Бога Истинного, но действительно ли ты и не любишь никого и ни¬чего так же, как Бога, никого больше Бога не чтишь и не слушаешь, относишься к Богу с полным доверием, никогда не роптал на Него и т.д.
Вторая заповедь: Не сотвори севе кумира, и никакого изображения того, что на неве вверху или на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им (см. Исх. 20, 4, 5),— запрещает поклоняться идолам. Ты не кланяешься идолам. Но не служишь ли ты маммоне, больше чем Богу? Не служишь ли ты своему чреву, своему самолюбию, своей гордости, любостяжанию, объедению, пьянству, сильным мира сего вплоть до забвения Бога и т. д.?
Третья заповедь гласит: Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно (Исх. 20, 7). А ты не употребляешь ли имя Божие то и дело в шуточных разговорах и вообще без благоговения? Не осеняешь ли себя крестным знамением без мысли о распятом за нас Господе, кое-как или шутя? Не молишься ли Богу одними устами — холодно, рассеянно, а не сердцем и всей душой?
Четвертая заповедь: Помни день суввотний, ЧТОБЫ святить его (см. Исх. 20, 8—11),— повелевает чтить праздничные дни. Как ты их прово¬дишь? Если не имеешь привычки работать по праздникам,— хорошо. Но мало того, чтобы просто не работать в праздники, но и проводить их следует в святости: в богомыслии, в чтении слова Божия и духовных книг, в молитве, в творении мило¬стыни, в посещениях больных и облегчении их участи и т. п. Соблюдаешь ли ты все это?
Пятая заповедь: Чти отца твоего и матерь твою (Исх. 20, 12). Теперь вспомни всю свою семейную жизнь: как ты обращался и обращаешься с родителями, братьями, детьми, прислугой? Затем перейди к общественной и церковной жизни: насколько ты исправен в исполнении государственных повинностей, насколько покорен начальству, предан духовным отцам, исполняешь ли свои обязанности по отношению к крестным отцу и матери и своим крестникам? Широка эта заповедь.
Шестую заповедь: Не увий (Исх. 20, 13),— ты готов пройти не задумавшись. «Не виновен я против нее»,— говоришь ты себе. Да, ты никого не убил. Но разве только делом можно убить человека? Бывает и слово клеветы, осуждения, ненависти и презрения хуже ножа. Можно стать убийцей и таким образом: человек тает в нужде, мучается, рвется изо всех сил и даже больной идет на работу. Ты мог помочь ему, но не помог, и он умер от непосильных трудов. Кто его убийца? По закону совести ты виновен в его смерти. Ты должен был если не сам, то через других людей помочь ему, и он бы еще жил.
Итак, если ты не проявил сострадания к несчастному, не утешил печальных, не помог ближнему, не наставил на путь истины и добра заблуждающихся, не отвратил от соблазна, а может быть, и сам погубил чью-либо душу грехом соблазна, то ты, без сомнения, к великому несчастию, виновен и против шестой заповеди закона Божия, запрещающей убийство.
Седьмая заповедь: Не прелюбодействуй (Исх. 20, 14),— запрещает вообще всякую плотскую нечистоту. Сюда же относятся разные игры и нескромные шутки, непристойные песни, душевредное чтение, страсть к нарядам и театральным зрелищам и т.д.
 Восьмая заповедь: Не укради (Исх. 20, 15). Ты не вор; это так. Но и всякий обман, подлог, утайка — тоже воровство. Знаешь ли ты это? Более того, к разряду воров должны быть причислены все, кто так или иначе живет за чужой счет: нищие по ремеслу, тунеядцы, люди, промышляющие разной легкой наживой, немилосердные ростовщики, скупцы всех родов и видов, расточительные домохозяева, разоряющие таким образом свои семьи и т. д.
А против девятой заповеди кто из нас не виновен? Не произноси против друга твоего свидетельства ложного,— говорит Господь (Исх. 20, 16). А кто из нас ни разу не сказал ничего лишнего про другого человека? А двоедушие? А сплетни? А пересуды? Кто чист от этих пороков?
И против десятой заповеди: Не пожелай дома влижнего твоего; не пожелай жены Ближнего твоего; ни поля его, ни рава его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у влижнего твоего (Исх. 20, 17),— кто из нас чист? Кто чужд зависти? Кто чужд нечистых, сребролюбивых, корыстолюбивых и прелюбодейных помышлений и желаний?
Но положим, вы и воздерживались от грехов, запрещенных десятью заповедями закона ветхозаветного. А исполняете ли вы евангельские заповеди? Заботитесь ли о том, чтобы украсить себя евангельскими добродетелями?
1) Стараетесь ли воспитать в себе чувство смирения, сознание собственного недостоинства?
2) Скорбите ли до слез о своих грехах и слабостях?
3) Всегда ли были и стараетесь быть кроткими в обращении с ближними?
4) Жаждете ли святости и высшей праведности?
5) Внимательны ли к нуждам своих ближних? Считаете ли себя обязанными помогать нуждающимся, утешать печальных, посещать больных, вразумлять неразумных и вообще быть ко всем милосердными?
6) Заботитесь ли о чистоте сердца? Не питаете ли в сердце зависти, ненависти и дурных пожеланий?
7) Стараетесь ли умиротворять враждующих?
8) Готовы ли потерпеть за правду хотя бы легкие скорби?
9) И настолько ли вы любите Господа Иису¬са, чтобы за Него быть готовым идти даже на смерть?
До всех этих вопросов вы можете дойти, братья, читая изречения Господни о блаженствах, или — что то же самое — евангельские заповеди блаженства. Полезно с указанной целью читать св. Евангелие и особенно Нагорную беседу Спасителя, изложенную в Евангелии от Матфея с пятой главы до восьмой.
Теперь посмотрите на церковные заповеди, которых, как и евангельских, девять, и спросите себя, исполняете ли вы их так, как того ожидает от нас Св. Церковь, наша любвеобильная мать, неустанно пекущаяся о нашем вечном спасении?
1) Молитесь ли вы Богу утром и вечером с сокрушением и умилением сердца, без холодности, без равнодушия, без рассеянности в мыслях, но как будто стоя перед Престолом Божиим? Ходите ли вы для молитвы в воскресные и праздничные дни в храм Божий — место особенного благодатного присутствия Божия?
2) Поститесь ли по уставу Церкви? Соединяете ли пост телесный с духовным, т.е. с обузданием страстей, с воздержанием от дурных привычек?
3) Уважаете ли пастырей Церкви как слуг Христовых? Просите ли их советов о том, как направить свою жизнь на путь спасения?
4) Часто ли приступаете к Святым Таинствам покаяния и Причащения? С достойным ли приготовлением приступаете к этим спасительным Таинствам? Полагаете ли начало исправления жизни после этих Таинств?
5) Не читали ли сочинений, враждебных слову Божию и учению Церкви? Не были ли в единомыслии с еретиками по вопросам религиозным?
6) Молитесь ли за Царя — отца Отечества нашего, за гражданское начальство и воинство? Молитесь ли за всех православных христиан — как живых, так и умерших?
7) Принимаете ли сердечное участие в молитвах Церкви, назначаемых по случаю голода, повальных болезней, губительных войн и других общественных бедствий?
8) Не согрешили ли мыслью, словом или делом против восьмой заповеди церковной, запрещающей удерживать, утаивать или похищать что-либо, принадлежащее Церкви?
9) Не посещали ли нескромных увеселительных обществ, которые пробуждают нецеломудренные мысли и чувства? Не были ли в подобных местах особенно накануне воскресных и праздничных дней, когда должно проводить время в молитве и делах благотворения и милосердия?
Так, друзья мои, надо рассматривать свою жизнь каждому из нас, чтобы выяснить, что он такое, что из себя представляет; насколько здоров или болен душой? Понятно, что сразу сделать такое самоисследование нельзя, а нужно внимательно приглядеться к своему внутреннему человеку. Оттого Св. Церковью и назначено, по крайней мере, неделю употреблять на подготовку к исповеди 9. Помним ли мы об этом и соблюдаем ли это? Что же удивительного, если дело благоустроения души так трудно дается нам?
— Люблю ли я Бога всем сердцем и всей душой, больше всего?
— Не преступал ли я часто любовь мою к Богу, не нарушал ли моего благоговения помыслами неверия или маловерия, холодностью или рассеянностью при богослужении, в храме или дома, стоя на молитве, опущением ежедневных молитв утром и вечером или даже совершенным пренебрежением к ним?
— Не прогневлял ли я Бога невниманием к урокам, преподаваемым нам жизнью, т.е. путями Промысла Божия?

8. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Ежедневные поучения». Т. III. 1897.

9. При более частом Причащении в современной практике принято готовиться не менее трех дней (Ред.). 

Суд совести

10

ПО ОТНОШЕНИЮ К БОГУ

— Считаю ли я священным своим долгом приобретать верное и четкое познание о Боге и о прочих истинах и предметах святой веры?

ПО ОТНОШЕНИЮ К БЛИЖНИМ

— Люблю ли я ближних моих, как самого себя, по заповеди Христовой?
— Уважаю ли в них достоинство людей, во всем подобных мне, имеющих одинаковые со мной нравственные силы и права на одно и то же царствие в загробной жизни?
— Ценю ли в них высокое звание христиан, запечатленных даром Духа Святого, искупленных Кровью Христовой, предназначенных к наследию вечного блаженства?
— Не смотрел ли на ближних как на орудие удовлетворения нечистых страстей, как на средство достижения постыдных целей?
— Не оскорблял ли их необоснованным подозрением или недоверием, презрением, клеветой, ненавистью, осуждением, злопамятством, мстительностью, злорадством в их скорбях и печалях?
— Не присваивал ли чужой собственности хищничеством или обманом, лихоимством или иным образом?
— Не нанес ли вреда имуществу, чести, доброму имени и здоровью ближних?

ПО ОТНОШЕНИЮ К САМОМУ СЕБЕ

— Дорожу ли я своим достоинством человеческим и христианским?
— Храню ли чистоту своей души и тела?
— Удерживаюсь ли от всего, что противно трезвости и целомудрию?
— Избегаю ли грехов невоздержания, неумеренности в пище и питии, воспламеняющих нечистые страсти в душе и беспорядочные движения в теле?
— Верен ли я обетам, данным Богу?
— Не изрекал ли своим языком ложных, скверных и соблазнительных слов?
— Не употреблял ли своих очей, рук, ног и всего тела во вред себе и на пагубу другим?
— Достойно ли вел себя в звании, в котором поставлен я Промыслом?
— Употреблял ли богатство, честь и другие дары и преимущества свои с пользой и достойно славы Божией?
 Наконец, испытаем со всем вниманием, в каком состоянии мы находимся по отношению к своему спасению ?
— Положено ли в нас начало спасения посредством истинного, совершенного покаяния, хотя бы и встречались в нашей жизни преткновения
и даже падения
— Живем ли мы благодатной жизнью христианской или находимся в состоянии греха, нечувствия, нераскаянности и мертвости духовной, хотя и исповедуемся часто?
 — Желаем ли искренно спасения своей души, т.е. осознаем ли тяжесть греха, которым оскорбляется величие Божие, прогневляется любовь и милосердие Отца Небесного, попирается Св. Кровь Сына Божия, бесчестится благодать Всесвятого Духа?
— Чувствуем ли всю опасность греховной жизни, которая лишает нас славы чад Божьих, изгоняет из светлого царства Божия, делает душу нашу предметом отвращения св. Ангелов, игралищем злых и нечистых духов и из существа богопо¬добного превращает нас в скотов несмысленных
(см. Пс. 48, 13)?
— Трепещет ли сердце наше при одной мысли об утрате жизни вечной, о лишении царства Божия на всю вечность?
— Содрогается ли все существо наше при помышлении о нескончаемой вечности мучений, ожидающих грешника по смерти?
Такие и подобные размышления приведут нас к познанию греховности, произведут истинную печаль по Боге и сделают покаяние наше неискренним, без чего покаяние и исповедь наши бесплодны и после покаяния мы опять остаемся в грехах своих.

10. Из проповедей архиепископа Херсонского Димитрия. 

Глава четвертая. Борьба с грехом

Размышляй почаще о вечности

Размышляй, христианин, почаще о вечности, ибо так удобнее избежишь греха. Вечность всегда пребывает и никогда не кончается. Пройдет тысяча, сто тысяч, тысяча тысяч веков, и более пройдет — а вечность еще только начинается, и сколько ни будешь простираться умом вперед, вечность только начинается, а конца ее не можешь достигнуть, потому что она конца не имеет.
Нельзя о вечности ни думать, ни вспоминать без страха. Размышление о вечности делает плач и слезы сладкими, любой труд облегчает, любое временное наказание: печаль, узы, темницы, изгнание, обиды, раны, бесчестие, поношение, нищету и саму смерть — с любовью и благодарностью принимать настраивает. А впасть в беззаконные сети размышление о вечности не допускает: не допустит в нечистоте валяться, лгать, воровать, грабить, обманывать, гордиться, превозноситься, осуждать ближнего, клеветать на него.
Кто будет думать прилежно о вечности, тот будет искать возможности слышать Божие слово, наставление ко спасению более, чем повседневной пищи. Не захочет украшаться тленной красотой; ему и горькая пища покажется сладкой. Банкеты, танцы, игры, пение станут для него мерзкими, как препятствующие ко спасению. Будет он более плакать, чем смеяться; приятнее будет ему нищета, чем богатство, бесчестие, чем честь, укорение, поношение и озлобление, чем похвала. Представится ему в уме две вечности: одна — блаженная и желаемая — для праведных, в царствии небесном со Христом и святыми Его Ангелами, которые бесконечно будут веселиться; а другая — несчастная и ужасная — для бедных грешников, осужденных на вечный огнь с диаволом. И пойдут они в муку вечную; праведники же в жизнь вечную (Мф. 25, 46). 

Разрушай при помощи благодати Божией узы, связывающие тебя и препятствующие тебе угождать Богу

11
Это одно из самых мощных средств, содействующих исполнению заповеди о любви к Богу, приводящей нас к вечному спасению души. Разреши дух, дай ему свободу,— и он сам потечет туда, откуда взят,— к Богу.
Узы на дух налагают самоугодие, мир и диавол. Против них и направляются разрушительные действия возбуждающей дух благодати Божией.
Самые близкие узы духа — это узы самоугодия. Опор у нашего самоугодия много: и в нашем существе, и в теле, и в душе, и во внешней нашей жизни, и во всем порядке нашего быта. Вот его виды: плотоугодие, сластолюбие, роскошь, похоть, празднолюбие, страсть к развлечениям, житейская многопопечительность, честолюбие, властолюбие, стремление к видимой успешности в делах, к лестному внешнему быту, к мирности внешних отношений, к связям, пристрастие к искусствам, учености, предприятиям. Все это в самых различных видах составляет твердую опору нашей самости, которая, щедро питаясь, возрастает у одного в одном виде, у другого — в другом.
 Спасительная Божественная благодать, направляя свою силу на разрушение опоры самоугодия, вот что делает для пробуждения грешника от сна: кто связан плотоугодием, того ввергает в болезни и, ослабляя плоть, дает духу свободу и силу прийти в себя и отрезвиться. Кто прельщен своей красотой и силой, того лишает красоты и держит в постоянном изнеможении. Кто успокаивается своей властью и силой, того подвергает рабству и унижению. Кто полагается на богатство, у того оно отнимается. Кто высокоумствует, тот посрамляется как малосведущий. Кто опирается на прочность связей, у того они разрываются. Кто положился на вечность установившегося вокруг него порядка, у того он разоряется смертью лиц или потерей нужных вещей.
Чем иным можно отрезвить находящихся в узах беспечности и внешнего счастья, как не скорбями и несчастьями? И не потому ли вся наша жизнь преисполнена бедствий, которые содействуют намерению Божиему держать нас в трезвенности?
Все подобные разрушения опор беспечного самоугодия составляют повороты жизни, которые всегда поражают и действуют спасительно, потому что всегда бывают неожиданными.
 Другие узы налагаются на дух миром. Мир со своими понятиями, началами, правилами, со всем своим порядком, возведенным в неизменный закон, налагает тяжелую владычествующую руку на всех своих чад, вследствие чего никто из них не смеет и подумать о восстании против него или отторжении от его власти. Перед ним все благоговеют, с какой-то робостью держатся его правил и нарушение их считают почти уголовным преступлением. Дух мира держится в свете, влияет на нас и связывает, как узами. Очевидно, что власть его мысленная, во-ображаемая, а не реальная, не физическая. Следовательно, стоит только развеять воображаемую силу мира — и у нас появится возможность отрезвиться от его чар. Так и действует Божие спасительное Промышление о нас.
С этой целью оно постоянно перед лицом мира держит два других мира, святых и божественных, и, привлекая к ним внимание и даже давая ощутить лучшее, непрестанно твердит о пустоте мирской жизни и мирских надежд. Этими Божиими мирами являются видимая природа и Церковь Божия.
Опыт показывает, что нередко ум, отуманенный мирским чадом, отрезвлялся созерцанием творений Божиих или вступлением в Церковь. Один зимой смотрел на дерево, стоявшее перед
окном, и очнулся; другой, после шумной беседы ощутив сладость душевного покоя в храме, оставил прежние обычаи и посвятил себя служению Богу. Видимая природа и храм Божий не только вразумляли и отрезвляли христиан беспечных и грешных, но обращали к истинному богопознанию и богоугождению даже язычников.
Одной женщине пало на сердце слово «осанна» и сделало ее христианкой. Обращение наших предков утвердилось окончательно воздействием на них храма. Великомученицу Варвару обратило от идолов к Богу созерцание красоты видимых творений Божиих.
Сила и влияние природы и храма состоят в том, что они живо и ощутимо представляют нашему утомленному, изможденному, обессиленному, измученному суетой мира, духу лучший, блаженнейший порядок жизни. Они вливают в наш дух свою отраду и вразумляют нас, дают нам понять, что, предаваясь владычеству мира, мы только терзаем и мучаем себя, что счастье скрыто совсем в другом мире и что если так мучительно содружество с миром теперь, то чего же должно ожидать после?
Второй способ благодатного освобождения от уз мира состоит в том, что благодатью Бога-Промыслителя некоторым людям вдруг представляется другая жизнь, совершенно противоположная той, которой они привыкли жить. Сюда относится обращение тех, кто наблюдал за мучениками; и примеров тому известно бесчисленное множество. Иногда мученический подвиг одного обращал к христианской вере целые села и города. Тут явственно присутствие нравственной силы из другого, не нашего, мира. Иногда же, кажется, должно быть верное поражение, но его нет: мучимый остается непобежденным, благодушествует, и не известно, отчего и как это произошло. Внезапное понимание этого поражает ум и развеивает в нем чары прежней жизни.
Сюда же относится обращение разбойника царем Маврикием, который, вместо того, чтобы казнить его, обошелся с ним милостиво, как с заслуженным человеком. Таково же было обращение блудницы, которую одна мать просила помолиться о возвращении к жизни ее единственного умершего сына; и обращение другой блудницы, которая раскаялась от одного взгляда на инока, смиренно занявшегося молитвой и богомыслием, когда она в том же доме предавалась роскоши и разврату 12.
Сюда же относятся и все обращения через примеры из жизни. Сила их воздействия — в том, что лицом к лицу сталкиваются люди, с одной стороны, довольные и спокойные, хотя и не имеющие в жизни удовольствий и ничего успокоительного, с другой — те, которые обладают всеми благами мира, но не находят, однако же, ни довольства, ни покоя. Отсюда происходит разочарование в былых ценностях и изменение жизни.
Третий способ отвлечения от мира — это посрамление его чад. Юлиан Отступник превозносился над всеми, свирепо восставал против христиан и грозил подавить их своей силой, но потом неожиданно пал. Это не только утвердило веровавших, но и множество неверовавших обратило к Истинному Богу.
На прп. Макария Великого, по лжесвидетельству, восстало целое селение, его били, терзали, на него наложили наказание. Мир восторжествовал; но потом истина открылась, посрамила всех и возвратила к благоговению и страху Божию.
Сюда относятся все вразумления, которые произошли после падений и внезапной смерти сильных и великих мира сего. Так посрамление мира унижает его перед лицом его приверженцев, обличает его бессилие, и этим отвращает от него и дает смелость противостоять ему.
Наконец, нередко мир сам вытесняет и изгоняет из себя именно тем, что не удовлетворяет или обманывает ожидания. Человек ищет счастья, а в мире счастье — это только слава, честь, власть, богатство, утехи, но ничто подобное не удовлетворяет ищущего. Рассудительный скоро замечает обман и берется за ум. Блудный сын в притче говорил: Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я же умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: «Отче! Я согрешил против неба и пред тобою» (Лк. 15, 17—18). На примерах святых угодников Божиих мы видим, что многие из них, разглядев суету и мятежность мира, уда¬лялись от него и решительно посвящали себя Богу.
Еще одни узы духа исходят от сатаны и ангелов его. Они невидимы и большей частью совпадают с узами самоугодия и мира, которые сатана укрепляет своим влиянием и через них держит ум в помрачении. Но есть также и нечто, непосредственно исходящее от сатаны. От него исходит некоторая неопределенная робость и боязнь, смущающая душу грешника в любое время, а тем более тогда, когда он задумает доброе. Это можно сравнить с тем, как господин грозит слуге, когда тот начинает что-либо делать не по его воле и планам. От сатаны — разные козни духовные, как-то: у одних чрезмерная надежда на милосердие Божие, не имеющая прочных оснований, не отрезвляющая, а все более усугубляющая грехолюбие; у иных, напротив, отчаяние; у иных — сомнение и неверие; у иных — са-моуверенность и самооправдание, заглушающее всякое чувство раскаяния.
Да, многое исходит прямо от сатаны, хотя определить это трудно. Но и все греховное надо относить к нему, как к источнику, ибо он князь грешного мира.
Одна из его хитрых уловок — скрывать себя, наводить на грешников уверенность в том, что его нет. Вследствие этого он со свирепостью самовольничает в грешной душе, перекладывая внушаемые им греховные стремления на природу и вызывая ропот на Бога, будто бы запрещающего
естественное и повелевающего то, что не хватает сил выносить.
Вразумляющая Божественная благодать нередко избавляла грешников от челюстей ада посрамлением сатаны. Она выводила его на позор и предавала осмеянию, обнажая его бессилие и глупость и разоблачая его хитрости. Так постыдился он в лице Симона-волхва, священномученика Киприана и многих других. Все такие случаи сопровождались обращением и вразумлением немалого числа ослепленных. Во дни пребывания Господа на земле бесы, источник неверия и сомнений, становились проповедниками веры. И святые мученики часто заставляли силой Всемогущего Бога и отца, и детей лжи (Ин. 8, 44) говорить истину через идолов в капищах.
Такое раскрытие козней лукавого приводит грешника к уверенности в том, что он находится в злобных и вражеских руках, что его дурачат во вред ему, обманным и мрачным путем ведут к погибели и хотят ей порадоваться. Это неминуемо рождает чувство опасения за свое собственное благо, осторожность, подозрение, отвращение к хитрецу и к его изобретениям — порокам и страстям, ко всей прежней жизни. Отсюда уже недалек переход к источнику истины, добра и блаженства — Богу.
Вот пути и способы, которыми воздействует Божественная благодать на дух человека, исторгает его из уст несвойственной ему жизни и лицом к лицу показывает другую, лучшую жизнь, ту, в которой его ожидают радость и покой.

11. Извлечено в сокращении из книги «Путь к спасению» свт. Феофана Затворника. С. 145—146. См. также книгу «Уроки и примеры христианской любви» свящ. Григория Дьяченко. Изд. 3. С. 214—216

12. См. С. 86 настоящего издания, о преподобномученице Евдокии. 

Всепрощение — внешняя одежда христианской любви

13
На вопрос св. апостола Петра: «Сколько раз должно прощать брату, до семи ли раз?»— Господь, видя такое короткое человеческое терпение и применяя Свое долготерпение к нашим немощам, определил: «Не семь раз, а семьдесят раз по семь» (см. Мф. 18, 21—22). Это то же, что сказать: «Всегда прощай и не думай не прощать».
Таким образом, всепрощение — это отличительная черта христианского духа, это источник и постоянная поддержка в нас жизни о Господе. Это неотъемлемое свойство любви, которая, по апостолу, долготерпит, милосердствует, не раздражается, все покрывает (1 Кор. 13, 4—7). Это также верное ручательство за прощение на последнем Суде; ибо если мы будем прощать людям согрешения их, простит и нам Отец наш Небесный (см. Мф. 6, 14).
Таким образом, если хочешь попасть в рай — прощай всем искренно, от души, чтобы и тени неприязненности не оставалось.

13. Из сочинений епископа Рязанского и Зарайского Иустина. Т. IX. 

Злоба — дело диавола

14
Когда в тебе разгорится злоба против кого-либо, тогда поверь всем сердцем, что это — дело действующего в нем (в сердце) диавола, возненавидь его и его порождение,— и она оставит тебя. Не признавай ее за что-то собственное, не сочувствуй ей. Это испытано.
Беда в том, что диавол прикрывается нами, скрывает свою голову и свой хвост, таится, а мы, слепые, думаем, что это мы делаем сами, стоим за дело диавольское, как за что-то свое, как за что-то справедливое, хотя всякая мысль о справедливости своей страсти ложна, богопротивна, пагубна.
 Тем же руководствуйся и когда видишь, что кто-либо злится на тебя: не считай его злобы собственным его делом. Нет! Он только орудие всезлобного врага, не познал еще всех его козней и коварства и обманут им. Молись, чтобы враг отступил от него и чтобы Господь просветил его сердечные очи, помраченные ядовитым, тлетворным дыханием духа злобы. Надо сердечно молиться Богу обо всех людях, подверженных страстям: в них действует враг.

14. По книге «Моя жизнь во Христе» святого праведного Иоанна Кронштадтского. 

Главные средства для того, чтобы избежать греха

Врачебная наука предписывает некоторые общие правила для сохранения здоровья и во избежания преждевременной смерти. Эти правила мы усердно изучаем и охотно им следуем. Но не важнее ли тела душа? Не угрожают ли и ей своего рода болезни и смерть? Не следует ли позаботиться и о сохранении здоровья души, как мы заботимся о здоровье тела?
Главная и единственная причина болезней и смерти души — грех. От греха происходят все болезни души, т.е. пороки или греховные привычки; смерть души от греха, т.е. удаление от Источника жизни — Бога — приводит к лишению благодати.
Как же предохранить себя от язвы греха? Как сделать, чтобы мы грешили как можно меньше и реже, если не можем удержаться от греха совсем? Опытные в христианской жизни мужи и достигшие высочайшей степени христианского совершенства подвижники предлагают для этого следующие средства, или правила:
1. Надо избегать всех поводов и случаев ко греху: всяких мест, лиц и вещей, которые могут быть для нас соблазнительными и могут внушать нам греховные желания.
2. Надо всегда помнить:
О СМЕРТИ: Не хвались завтрашним днем, потому что не знаешь, что родит тот день (Прит. 27, 1); «возвратишься в землю, из которой взят: ты прах и в прах возвратишься» (Быт. 3, 19);
О СУДЕ: День гнева сей день, день скорби и тесноты, день опустошения и разорения, день тьмы и мрака, день облака и мглы (Соф. 1, 15); изыдите нечестивые в огонь вечный (Мф. 25, 41);
О ВОСКРЕСЕНИИ: Грядет час, когда все находящиеся во гробах услышат голос Сына Божия, и пойдут творившие добро в воскресение жизни, а творившие зло — в воскресение осуждения (Ин. 5, 28);
О БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ: Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 11, 6).
3. Как можно чаще размышлять о благодеяниях Божиих, особенно о жизни Господа нашего на земле, Его страданиях и смерти, и о главных истинах православной христианской веры.
4. Поставить на страже своей души страх Божий. Всегда представлять себе везде присутствие Божие, приучить к этому свою мысль, свое воображение, свою память, свое желание — словом, все силы своей души. Что бы ты ни делал, помни: ты делаешь это перед лицом Божиим; о чем бы ни думал — думаешь перед Господом; чего бы ни желал — желаешь перед очами Божьими. Светлое око Божие в любое время дня и ночи видит тебя, проникает в самую глубину сердца твоего.
Не допускай и в мысли своей, что какое-либо движение души и тела твоего, какой-либо помысл или желание могут укрыться от всеведения Божия. Тогда весь ум и сердце твое наполнится страхом и благоговением перед Богом, все желания твои утвердятся в воле Божией. Всегда я видел Господа пред собою,— говорит пророк Божий и царь Давид,— ибо Он справа от меня, чтобы мне не поколебаться (Пс. 15, 8).
5. Сердечная и усердная молитва и частое призывание Господа Иисуса Христа особенно помогают христианину удерживаться от греха.
6. Надо внимать себе, т.е. бодрствовать, наблюдать за собой, за своими чувствами, желаниями и поступками. Поставь на страже своей души здравое рассуждение и строгое внимание к самому себе. Приучи мысль свою взирать на землю и на все земное очами веры, т.е. видеть здесь то, чем это является на самом деле: суету сует, тление и прах, только призрак, который рано или поздно исчезнет из глаз наших. Возлюби всем сердцем небо и жизнь вечную; поставь их, как и должно, первой и главной целью всей своей жизни, средоточием всех своих помышлений и стремлений, всех своих надежд и желаний. Тогда все, что кажется важным и великим на земле, явится ничтожным; все, что кажется приятным, потеряет свою привлекательность; все, что считается драгоценным, явится не имеющим никакой цены и достоинства. Все, что теперь обольщает, пленяет и увлекает человеческое сердце на путь заблуждения и греха, окажется таким низким и ничтожным, что будет возбуждать только отвращение.
7. Как можно чаще должно прибегать к Таинству покаяния и исповедоваться перед отцом ду-, просить у него советов и слушаться их, и достойно причащаться Святых Таин после надлежащего говения, усердных молитв, соединенных с постом.
8. Не упускать случая и возможности присутствовать при церковном богослужении и дома читать духовные книги.
9. Знакомиться и беседовать с людьми благочестивыми и рассудительными и избегать разговоров с людьми безнравственными.
10. Постоянно иметь какое-либо полезное занятие, должность, заниматься какой-нибудь работой, чтобы не быть праздным.
11. Чтобы занять ум во время ходьбы или езды, нужно петь про себя какие-либо церковные песнопения, или стихи псалмов, или читать Иисусову молитву.
12. Никакой страже так бдительно не сохранить храма нашей души от всего нечистого и враждебного Духу Божиему, как может это сделать истинная, совершенная любовь к Господу. Кто искренно, от всей души и сердца любит Господа, тот не только не сделает, но и не помыслит ничего противного воле Божией, чем оскорбляется святость Божия, от чего отвращается любовь Божия, чем возбуждается праведный гнев Божий.
Кто любит Бога, тот старается делать только угодное Богу; тот находит отраду и утешение в исполнении заповедей Божиих; для того святое слово Господне — это пища и питие, а непрестанная молитва к Господу — это жизнь и дыхание. Такая совершенная любовь к Господу является той жизненной силой верующей души, которая влечет ее ко всему доброму, святому, небесному, соединяет в один дух с Господом, вселяет в нее Господа Иисуса Христа со Отцом и Святым Духом. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня,— говорит Господь,— а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим, и к нему придем, и обитель у него сотворим (Ин. 14, 15, 23) 15

15. Священник Григорий Дьяченко. 

Краткое наставление о том, что должно содержать в памяти всякому христианину от младенчества до смерти

16
Всякий при святом Крещении, через крестных отца и мать, отрекся от сатаны и всех дел его, и служения ему, и гордыни его; и это подтвердил троекратным отрицанием. Сатана, как дух лукавый, всегда и любым способом ищет погибели человека. Ангелы его — также духи злые, нашему роду враждебные. Дела его — дела злые и Богу ненавистные. Это идолослужение, чародейство, волхвование, гордость, высокоумие, памятозлобие, зависть, вражда, объедение, пьянство, блуд, прелюбодеяние и всякая нечистота, сребролюбие, разбой, хищение, воровство, сквернословие, пустословие, скверные песни и все, что противится здравому разуму. Служит сатане тот, кто в этих и подобных делах исполняет его злую волю. Помни же, возлюбленный, что ты от всех грехов при Крещении троекратно отрекся и на все поплевал. Остерегайся же к ним возвращаться.
Отрекшись от сатаны, ты троекратно же обещал служить Христу, Сыну Божию, со Отцом и Святым Его Духом. Итак, ты при Крещении записался на службу Христу и присягнул так же, как воины и прочие люди записываются на службу к земному Царю и ему присягают. Поэтому должно служить Ему верно, даже до смерти. А как служить Христу? Послушай: иметь веру в Него и жизнь свою благочестиво проводить, с верой, в страхе Божием, благоговейно, и Ему, как Начальнику и Царю всех, по возможности, подражать.
ДЛЯ исполнения христианского долга полезно содержать в памяти следующее: во-первых, везде присутствие Божие, по¬скольку Бог везде, Он знает до тонкости все наши не только дела и слова, но и помышления; во-вторых, житие и вольное страдание Христово, рассуждать о том, что Он ради людей на земле странствовал и страшные страдания претерпеть изволил. В-третьих, должно помнить следующие четыре вещи: первое — смерть, которую никто не минует и которая различными способами похищает людей; второе — Страшный Суд, где дадим ответ за слово, дело и помышление; третье — ад, или муку вечную, ожидающую грешников и не имеющую конца; четвертое — царствие небесное, уготованное верным и свято прожившим.
 Это, по должности своей, предлагаю и увещеваю всякому во Христе брату в своей памяти всегда содержать и домашних своих этим почаще укреплять, а особенно внушать малым детям, чтобы они знали и помнили свое обещание и с малых лет приучались к благочестию. Ибо от воспитания вся жизнь зависит. И родители, не воспитывающие своих детей в страхе Господнем, не избегут Божиего наказания.
Все вышесказанное заключаю словами святого апостола Христова Петра: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, диавол, ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить, противостойте ему твердой верой (1 Пет. 5, 8—9). 

16. По творениям свт. Тихона Задонского. 

Отчего мы вскоре же после говения возвращаемся ко грехам?

17
Евангельское повествование об исцелении Господом в Капернауме души расслабленного от грехов и тела его от болезни (см. Мк. 2, 1—12), напоминая нам о неизреченном Божием милосердии к нам, приводит на память и другое, прискорбное, обстоятельство. Приходим мы, исполняя свой христианский долг, во врачебницу, Святую Церковь, покрытые греховными язвами, расслабленные всем своим существом, не имея сил ни побеждать страсти, ни оставлять греховные навыки, ни жить беспреткновенно по заповедям Божиим и выходим оттуда напутствованные уверением священнослужителя в том, что нам прощаются наши грехи, поэтому мы и сподобляемся Святых Христовых Таин. Но греховная болезнь наша, облегченная на время говения, вскоре после его окончания снова возвращается и действует в нас с прежней силой, и мы становимся такими же грешниками, какими были до спасительного врачевания.
Что же это значит? В чем причина возобновления в нас грехов после нашей исповеди и Св. Причастия?
1. Телесные болезни часто возвращаются к больному вследствие неправильного употребления им лекарств. И душевные наши язвы возобновляются в нас после спасительного врачевания преимущественно потому, что мы не каемся в грехах как должно. Поэтому мы и не ощущаем в себе новых благодатных сил для того, чтобы встать и ходить твердыми шагами по заповедям Божиим.
Когда мы сознаем, что повредили себе чем-либо, расстроили свое здоровье, жизнь, благополучие, то глубоко оплакиваем свое неблагоразумие и изъявляем готовность наложить на себя самое тяжкое наказание, только бы возвратить утраченное. То же должно бы происходить с нами, если бы пробудившаяся от греховного сна совесть представила перед мысленным нашим взором все грехи, которыми мы прогневляем своего Всеблагого Творца, Промыслителя и Спасителя и губим свою душу и тело. Да, тогда мы решились бы на все виды самоосуждения, лишь бы избежать гибельных последствий греховной жизни.
Святой царь и пророк Давид, после исповедания греха своего, каждую ночь омывал свое ложе слезами, вставал в полночь, вкушал пепел, как хлеб, и питие свое с плачем растворял (см. Пс. 6, 7; 101, 10). Святой апостол Петр каждую ночь, заслышав пение петуха, вставал с ложа своего и повергался на землю, горько плача об отречении от Христа Спасителя.
Вот как поступали истинно каявшиеся! А мы хотя и с приготовлением приступаем к Таинствам покаяния и Причащения, исповедуемся в своих грехах, но не оплакиваем их, не сожалеем о них и не сокрушаемся о них. Оттого-то и происходит с нами при исполнении христианского долга то же, что с больными, принимающими лекарство не так, как должно. Греховная болезнь наша не только не прекращается, а иногда делается еще более жестокой, и мы по большей части остаемся рабами греха.
«Прощение,— поучает св. Ефрем Сирин,— преступнику дается даром, однако же не без труда для него; так и оставление грехов является делом милосердия, однако же приобретается не без слез. Если один обычай влечет тебя к Врачу, то не получишь здоровья: только слезами и сокрушением врачуется болезнь твоя».
2. Человек, исцеляемый от тяжкой телесной болезни, обычно не сразу чувствует себя совершенно здоровым: некоторое время он остается слабым и находится в опасности снова заболеть, пока пищей, движением и другими подобными средствами не укрепится в силах. При этом он строго воздерживается от всего, что может вызвать возобновление прежней болезни.
Так и душа наша, исцеленная благодатной силой Божией от греховных недугов, не избавляется совершенно от возможности подвергаться грехопадениям. В ней остается врожденная склонность ко греху, которая постоянно возбуждается и усиливается бесчисленными соблазнами и искушениями. Для более полного уврачевания греховной болезни нужна с нашей стороны постоянная борьба с этими соблазнами и искушениями и победа над ними. Нельзя стяжать мужества, не увидев опасностей; нельзя избавиться от грехов и приобрести постоянство в добродетели так, чтобы это ничего нам не стоило, так, чтобы грех сам собой оставил нас и добродетель сама пришла к нам.
И какого только болезненного лечения мы ни терпим, каких только горьких лекарств ни принимаем, если истинно и горячо желаем освободиться от тяжкой, мучающей нас болезни телесной! И в деле нашего душевного спасения ничего доброго не бывает и не может быть без труда, пожертвований, лишений и борьбы со страстями и пороками.
Кто не читал или не слышал жизнеописаний чествуемых Святой Церковью угодников Божиих? Кто не знает, путем какой тяжкой и болезненной борьбы восходили они от своей греховной жизни к равноангельной святости? Десятки лет проводили они в непрерывной борьбе со своими страстями и греховными привычками, вдали от соблазнов, в непрерывном самоуглублении, в непрестанном памятовании о Боге!
Не всем, конечно, по силам такая борьба, но она для всех неизбежна, хотя и в другом виде. Если же мы боимся и думать об этой борьбе, как будто испугавшись, что слишком изнурим свое тело подвигом говения, если вслед за окончанием этого спасительного подвига снова начинаем делать разные поблажки своей чувственности, то неудивительно, что после получения от Бога духовного врачевания или прощения грехов мы снова становимся такими же грешниками, какими были до исповеди, а иногда душа наша приходит даже в худшее состояние, от которого предостерегает Христос Спаситель исцеленного такими словами: Вот ты здоров, больше не греши, чтобы не случилось с тобой чего хуже (Ин. 5, 14).
Какую пользу принесет больному попечение врача, если сам страждущий крепко держится того, что разрушительно для жизни? Так нет никакой пользы от прощения неправды тому, кто продолжает делать неправду, и от прощения распутства тому, кто продолжает жить распутно. Премудрый Домостроитель нашей жизни хочет, чтобы живший прежде во грехах и потом давший обет восстать к здравой жизни положил конец прошлому и обрел доброе начало новой богоугодной жизни.
 «Покаяние,— поучает свт. Григорий Великий,— познается по плодам, а не по корню или листьям. Господь предал проклятию смоковницу, имевшую только листья, но бесплодную; так и одного словесного исповедания грехов Он не принимает без плода утомления тела трудом покаяния.
 Обратите внимание на эти слова. Корень покаяния — это доброе намерение исповедовать грехи, листья — это само исповедание грехов Богу перед отцом духовным и обещание исправиться, а плоды покаяния — это добродетельная жизнь и труды покаянные. По этим-то плодам и узнается истинное покаяние. Укрепляй же свое доброе намерение, как корень, умножай слова исповедания грехов, как листья на дереве. Но если ты не принесешь потом достойных плодов покаяния, если не исправишь своей жизни, не загладишь своих грехов противоположными им добродетелями, то ты будешь деревом, недостойным благословения Божия. Мало того — бойся проклятия!»
Убоимся, братья, злоупотреблять долготерпением Божиим и в надежде на него убоимся прибавлять беззакония к беззакониям. Грешить в надежде на милосердие Господа — значит грешить вдвойне: злоупотреблять милосердием Божиим и верное средство спасения превращать в орудие своей погибели. Один из пастырей Христовой Церкви и проповедников слова Божия признается, что он более страшится милосердия Божия, чем Его правосудия. «Ибо,— говорит он,— если я согрешу против правосудия Божия, имею прибежищем милосердие Его, а если согрешу против милосердия, не имею другого прибежища».

17. Из книги «Ежедневные поучения» свящ. Григория Дьяченко. Т. III. 1897. 

Келейные правила свт. Димитрия, митрополита Ростовского, указывающие порядок святой жизни

1. Когда ты встаешь ото сна, пусть первая мысль твоя будет о Боге, первое слово — к Богу.
2. Поклонись, воздай благодарение Богу, пробудившему тебя ото сна, не погубившему тебя с беззакониями твоими, долготерпеливо ожидаю¬щему твоего обращения.
3. Положи начало к лучшему, скажи: «Ныне я начал» и проч. Путь к небесам никто хорошо не совершает, кроме того, кто каждый день хорошо начинает.
4. С утра будь в молитве Серафим, в делах — Херувим, в обхождении — Ангел.
5. Времени напрасно не трать, а употребляй его только на нужные дела.
6. Во всех делах и словах, и помышлениях ум имей в Боге, не имей в уме ничего иного, кроме Христа.
7. К любви Божией побуждай себя всячески, насколько можешь, а особенно рассуждением, говоря: «В поучении моем разгорится огонь».
8. Непрестанно люби Бога и внутренними очами старайся видеть Его присутствие, и ради Него все смиренно и с сыновней боязнью твори, мысли, говори.
9. Пусть будет кротость с похвалой, смирение
с честностью.
10. Пусть будет слово тихим, смиренным, честным и полезным; молчаливость же пусть рассуждает о словах, которые ты должен сказать. А праздное и гнилое слово пусть совсем не исходит из уст твоих.
11. Смех, если случится, пусть будет только до улыбки, и то не часто.
12. Ярости, свирепости и неистовства берегись, во гневе же будь умерен.
13. В еде и питье пусть всегда хранится воздержание.
14. Во всем будь снисходительным; Бог тебя наградит, и люди тебя похвалят.
16. Смерть — всему конец, о ней всегда должно думать. 

Быть святыми — это обязанность не одних только великих подвижников, но и всех христиан

18
Братья, почитающие святость как преимущество избранных! Помыслим о святости, как об обязанности всех и каждого.
Если бы кому-либо сказали: делай то и то, будешь приближенным царя, который дает тебе право на это преимущество и призывает тебя к нему, с какой охотой, с каким жаром принялся бы он за требуемые от него дела, хотя бы подвиг был не легок и труд не краток. Но вот провозвестник во¬ли Царя Небесного говорит нам, недостойным и последней степени гражданства в этом царстве: Будьте святы (1 Пет. 1, 15—16). Будьте святы нравственно, и потом будете святы блаженно; живите благочестиво и добродетельно, и будете приближенными Царя Небесного, Который позволяет вам не только приближаться к Нему, но и пребывать в Нем, и Сам хочет не только приближаться к вам, но и жить в вас.
Что же? Как принимается это призвание? Многие ли следуют ему с готовностью, с горячим усердием, с неослабной ревностью, деятельно и самоотверженно? Не чаще ли мы думаем и говорим: «Где нам быть святыми? Мы люди грешные; достаточно, если как-нибудь спасемся покаянием».
«Где нам быть святыми?» Но подумали ли мы, кем же мы будем и что будет с нами, если не станем подвизаться, чтобы стать святыми? Есть высшие степени святости, на которых сияют особо избранные и о благодатствованные души. Но вообще святость — не только частное отличие между христианами, которое похвально иметь некоторым и без которого легко могут обойтись другие. По апостольскому учению, каждый, кто призван Святым Богом к царствию Божиему, иначе сказать, каждый христианин должен считать для себя законом, обязанностью и стремлением — непременно быть или стать святым.
Если же вы живете, не стараясь быть святыми и не надеясь на это, то не соответствуете достоинству званых Богом и сынов завета Божия, вы христиане по имени, а не по существу. К чему ведет такая жизнь, можно усмотреть из другого апостольского изречения: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которых никто не увидит Господа (Евр. 12, 14), т.е. не достигнет вечного блаженства.
Итак, если мы небрежно и беспечно думаем, что нам не быть святыми, то сами себе подписываем приговор — не увидеть Господа, быть чуждыми вечному блаженству.
«Мы люди грешные»,— говорят некоторые. Кажется, эта истина неоспорима. Ибо, напротив, если говорим, что не имеем греха, обманываем себя и нет в нас истины. Но если мы называем себя грешниками легкомысленно, несерьезно, без сокрушения сердца, без отвращения от греха, с беспечностью, лукаво подразумевая, что в том же должны признаться и все прочие и что, следовательно, нам и не стыдно признаваться, и не опасно, признавшись, оставаться такими же, какими были до признания, то такое признание греховности, конечно, не приведет к святости. В этом случае мы прельщаем себя, и нет в нас истины, то есть нет ее в нашем сердце и в нашей жизни, хотя и есть звук истины в устах наших.
Верно и всякого принятия достойно слово, что Иисус Христос пришел в мир спасти грешников (1 Тим. 1, 15). Но мы обманываемся, если думаем, что спасемся, оставаясь грешниками. Спасает Христос грешников тем, что дает им средство стать святыми.
 Говорят: «Как-нибудь спасемся покаянием». Да, покаяние принадлежит к числу средств спасения, которые подает Христос грешникам, проповедуя: Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1, 15). Но если мы думаем как-нибудь покаяться, как-нибудь спастись, то слишком легко судим о деле чрезвычайной важности.
Угодит ли раб господину, если будет делать порученное дело как-нибудь, а не как можно лучше? Конечно, не угодит. Тем более не угодит человек Богу, если будет делать как-нибудь дело Божие, каким является дело нашего спасения. Святой Иоанн Креститель, совершенный учитель покаяния, говорит, что истинное покаяние требует чего-то еще после себя: Сотворите достойный плод покаяния (Мф. 3, 8).
 Покаяние очищает землю сердца от терния, возделывает, смягчает; вера сеет в нее семя небесное. Возрастание этого нового растения — это соблюдение заповедей и делание добра, цвет его — духовное внутреннее просвещение, а зрелый совершенный плод — святость. Надо, чтобы пшеница достигла зрелости, и тогда она будет внесена в житницу. Надо, чтобы человек достиг святости, и тогда он будет введен в царствие небесное.
Поистине, братья, если бы только естественными человеческими силами мы должны были достигнуть святости, то справедливо было бы признаться, что это выше наших возможностей. Но когда для этого мы имеем Божию благодать предваряющую, просвещающую, укрепляющую, содействующую, охраняющую, никто не должен терять надежды достигнуть того, к чему Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа призвал нас через Него прежде сложения мира. А Он призвал нас быть святыми и непорочными пред Ним в любви (Еф. 1, 4).

18. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Полный годичный круг кратких поучений». Т. II. 

Глава пятая. Покаяние

В чем состоит истинное покаяние? 19

1. От прежних грехов мы должны отказаться и ими, как мерзостью, гнушаться.
2. О грехах должны сожалеть и Бога умилостивлять, и духовнику исповедоваться.
3. От новых грехов всячески беречься.
4. Прощать ближнему согрешения, чтобы нам самим Бог простил. Если вы будете отпускать людям согрешения их,— говорит Христос в Евангелии,— простит и вам Отец ваш Небесный. А если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 14—15).
5. Проявлять любовь и милость ко всякому, чтобы получить милость самим. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7).
6. Смирять себя: смиряющий себя будет вознесен (Мф. 23, 12).
7. Никого не осуждать, не клеветать.
8. Молиться Богу всегда, чтобы не впасть в сеть вражью: Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение,— говорит Христос (Мф. 26, 41).

19. По творениям свт. Тихона Задонского. 

О покаянии

20
Согрешившим после св. Крещения осталась одна надежда — истинное покаяние.
Слава Богу за это, слава Богу! Мы еще не погибли.
Грешники! Надежда еще осталась, щедроты Божии еще не кончились, покаяние грешникам еще проповедуется, нищим еще благовествуется, милость Царя Небесного еще везде возвещается, двери милосердия еще не затворены, благодать
Божия еще всем открыта. Кающиеся грешники еще спасаются и очистившиеся покаянием мытари и любодеи в царствие Божие еще входят. Всех отвратившихся Бог Милосердный к Себе еще призывает и ожидает, и обещает милость. Чадолюбивый Отец блудных сынов, возвращающихся из дальней страны, еще принимает и двери дома Своего им открывает, и в лучшую одежду их облекает, и дает перстень каждому на руку, и сапоги на ноги (см. Лк. 15, 11—33). И всем небожителям велит радоваться о них: «Радуйтесь, Ангелы и все избранные Мои! Грешники ко Мне обращаются, человеки,— создание Мое, сотворенное по образу Моему и по подобию,— погибшие спасаются, мертвые оживают, и потерянные находятся». Слава благости Его, слава человеколюбию Его, слава милосердию Его, слава щедротам Его!
Бедные грешники! Почему же мы медлим в дальней стране и не идем к Отцу нашему? Почему гибнем от голода? Почему беззакониями, как свиным кормом, питаемся? В доме Отца нашего есть все в изобилии: там и наемники с избытком насыщаются. С великим терпением и желанием ждет нас Отец наш и возвращающихся к Нему еще издалека увидит и радостно встретит. Милосердными очами воззрит на нас, и милы Ему будем, и упадет на шею нашу, и обнимет нас, и облобызает лобзанием любви Своей святой. И не будет нам выговаривать; и грехов наших, и беззаконий наших не вспомнит никогда. И начнут о нас радоваться и веселиться все святые Ангелы и избранные Его.
 Итак, придем в себя и, восстав, поспешим к Отцу нашему, и каждый пусть скажет ему со смирением и сожалением: Отче! Согрешил я против неба и пред Тобой и уже недостоин называться сыном Твоим: сделай меня одним из наемников Твоих (Лк. 15, 18—19). Поспешим, грешники, пока время не ушло, пока Отец ждет, пока двери дома Его святого не затворены. Покаемся, пока милосердие Божие действует, чтобы не познать нам на себе правды Божией, вечного Суда.

20. По творениям свт. Тихона Задонского. 

Условия истинного покаяния и необходимость чистосердечного раскаяния

Для того, чтобы приступающий к Таинству покаяния мог действительно получить отпущение грехов, от него требуются, по учению Православной Церкви 21, следующие условия, о которых пастырю Церкви необходимо заблаговременно сказать говеющим — в отдельном поучении или в нескольких словах перед исповедью:
1. Сокрушение о грехах. Это необходимо по самой сути покаяния: кто истинно кается, тот не может не осознавать всей тяжести своих грехов и их гибельных последствий, не может не чувствовать своей виновности перед Богом, своего недостоинства, не может не скорбеть сердцем, не может не сокрушаться. И там, где нет истинного сокрушения о грехах, нет и истинного покаяния, а есть только внешнее. Вот почему Святые Отцы и учителя Церкви единогласно признавали сокрушение о грехах самой существенной и необходимой принадлежностью покаяния.
«Вы, братья возлюбленнейшие,— писал свт. Киприан,— каясь и сокрушаясь, рассмотрите ваши грехи; осознайте тягчайшую вину своей совести, откройте очи сердца для того, чтобы уразуметь ваше преступление. Чем больше мы согрешили, тем более мы должны оплакивать свой грех».
2. Твердое намерение исправить свою жизнь. Святой апостол Петр в речи своей к иудеям сказал: Покайтесь и обратитесь, чтобы очиститься от грехов ваших (Деян. 3, 19).
«Не тот исповедует грех свой,— говорит свт. Василий Великий,— кто сказал: «Я согрешил»,— и потом остается во грехе, а тот, кто, по слову псалмопевца, осознал грех свой и возненавидел его (см. Пс. 31, 5). Премудрый Домостроитель нашей жизни хочет, чтобы живший во грехах и потом давший обет восстать к здоровой жизни, положил конец прошлому, заложил некоторое начало, как бы обновившись в жизни через покаяние» 22.«Кающимся недостаточно для спасения одного удаления от грехов, но необходимы им и достойные плоды покаяния» 23.
Святитель Амвросий наставляет: «Кто приносит покаяние, тот не только должен омывать грех свой слезами, но покрывать прежние прегрешения лучшими делами, чтобы грех ему не вменился».
3. Вера во Иисуса Христа и надежда на Его милосердие.
Иисус Христос один примирил нас с Богом Своей крестной смертью (см. Рим. 5, 1, 2, 8; 2 Кор. 5, 18, 19; Еф. 2, 16; Кол. 1, 20, 22). Он один — наш Вечный Первосвященник, и поэто¬му, будучи всегда живым, «может всегда спасать приходящих через Него к Богу, ходатайствуя о нас» (см. Евр. 7, 25).Следовательно, без веры во Христа Спасителя и надежды на Него, как бы ни было глубоко наше сокрушение о грехах и твердо наше намерение исправить свою жизнь, мы никогда не удостоились бы получить от Бога отпущение грехов.
4. Чистосердечное исповедание грехов перед священником. Необходимость этого исповедания становится очевидной из того, что разрешить грехи в Таинстве покаяния должен священник, а что бы разрешить или не разрешить какие-либо грехи, 
надо сначала узнать их.
В Церкви постоянно существовало и соблюдалось это установление. Святой Ириней повествует, как некие жены, увлеченные в ересь и нечестие гностиками, при своем возвращении в Цер-ковь исповедали свои грехи и заблуждения, а другие, не желающие подвергнуться этому испытанию, впали в отчаяние.
Святитель Григорий Нисский внушает кающемуся: «Пролей передо мной горькие и обильные слезы, чтобы и я соединил мои слезы с твоими, прими священника, как отца, как соучастника и общника твоей скорби. Священник так же сокрушается о грехе того, кого имеет по вере вместо сына, как скорбел Иаков, увидев одежду Иосифа. Поэтому на родившего тебя в Боге ты должен полагаться больше, чем на родивших тебя по телу. Смело показывай ему свое сокровенное; открывай ему тайны духа, как тайные раны врачу: он позаботится и о твоем здравии» 24.
К сожалению, многие от самолюбия, от невнимательности к своему духовному состоянию и от усыпления совести, придя на исповедь, кроме общих выражений: «Грешен во всем»,— вовсе не исповедуют своих личных, нередко весьма тяжких, грехов против всех заповедей Божиих. В этом случае священнику остается вопросами вызывать признание в грехах и кратким назиданием раскрывать перед совестью тяжесть грехов, оскорбляющих Бога, и объяснять необходимость отказаться от них.
Устное исповедание грехов должно быть, повторяем, чистосердечным, искренним, без утайки, без самооправдания. Кроме предупреждения, предложенного в чине исповеди: «Вот, чадо, Христос невидимо предстоит»,— духовник может сказать кающемуся следующие слова святителя Тихона Задонского: «Ты, чадо, исповедуешься Богу, Которого прогневал грехами, а я — Его недостойный служитель и свидетель твоего покаяния. Ничего не утаи, не стыдись и ничего не бойся, ибо только трое здесь нас: Бог, перед Которым ты согрешил, Который все грехи твои, как они совершились, превосходно знает, потому что Бог есть везде, во всяком месте. И где бы ты что ни делал или что ни говорил и ни думал что — худое или доброе, Он тут был и все это хорошо знает. И ныне Он вместе с нами и только одного твоего добровольного покаяния ожидает. Ты сам также грехи свои знаешь, не стыдись рассказать обо всем, чего делать не стыдился. Я, третий, во всем подобен тебе, такой же человек, как ты, поэтому, что и меня стыдиться?»

21. См. Православное исповедание. Ч. I. Ответ на вопрос 111 и 113. Пространный катихизис, о покаянии.

22. Святитель Василий Великий. Толкование книги Исайи, I, ст. 14. Творения Св. Отцов. IV. С. 58, 59.

23. Святитель Василий Великий. Нравственные правила. I, гл. 4. Творения Св. Отцов. VII. С. 361.

24. См. Митрополит Макарий. Догматическое богословие. Т. IV. 

Библейские примеры истинного покаяния

25
1. Давид. И сказал Давид Нафану: Согрешил я пред Господом. И сказал Нафан Давиду: И Господь снял с тебя грех твой: ты не умрешь (2 Цар. 12, 13).
2. Манассия. Говорил Господь Манассии и народу его, но они не слушали. И привел Господь на них военачальников царя Ассирийского, и заковали они Манассию в кандалы, и сковали его цепями, и отвели его в Вавилон. И в скорби своей он стал умолять Господа Бога своего и глубоко смирился перед Богом отцов своих. И помолился Ему, и Бог внял ему и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его. И уразумел Манассия, что Господь есть Бог (2 Пар. 33, 10—13).
3. Ниневитяне (см. Иона. гл. 3). Господь сказал: Ниневитяне восстанут на суд с родом этим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной: и вот, здесь больше Ионы (Мф. 12, 14; Лк. 11, 32).
4. Закхей. Начальник мытарей, сподобившись принять Господа, сказал Ему: Господи! Половину имения моего я отдам нищим и, если кого чем обидел, воздам вчетверо. Иисус сказал ему: Ныне пришло спасение дому этому, потому что и он сын Авраама. Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее (Лк. 19, 1—10).
5.Апостол Петр после троекратного отречения. Господь, обернувшись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, когда Он сказал ему: Прежде, чем пропоет петух, отречешься от Меня трижды. И выйдя вон, горько заплакал (Лк. 22, 61—62).
6. Разбойник на кресте (см. Лк. 23, 40—42).
7. Остановимся теперь несколько подробнее на дивном примере покаяния одной грешницы. В св. Евангелии можно прочитать повествование о милосердии Господа Иисуса Христа к покаявшейся грешнице, которая получила прощение. В то время, как Господь возлежал в доме фарисея Симона, одна женщина, грешница, подошла к Нему с сосудом драгоценного мира и начала омывать слезами ноги Его и отирать волосами головы своей, а потом мазать их миром. Такое обращение грешницы с Мужем Праведным возбудило в хозяине дома подозрение, сомнение в Его праведности, но, будучи свидетельством веры и любви ее, низвело на нее благодать прощения грехов.
Предложенной для решения хозяину дома притчей о двух должниках, которым заимодавец простил долги: одному — в 500 динариев, другому — в 50, Господь Иисус показал, что вера женщины во столько раз выше почтения Симона к Нему, во сколько долг одного превышал долг другого. Если Симон, когда Он пришел в его дом, не омыл Ему ног и не возлил на Него масла, то он мало любит своего Гостя; а эта женщина не пожалела для Него ни слез, ни мира и как более любящая получит и больше милости (см. Лк. 7, 37—50).
Пример раскаявшейся грешницы показывает, как мы должны вести себя при покаянии, чтобы получить от Бога прощение грехов.
Поучительна и достойна подражания та готовность, с которой грешница последовала голосу призывающей благодати. Как только она узнала, что милующий грешников Господь пришел в дом Симона, поспешила прибегнуть к Его помощи. Между тем сколько было препятствий и затруднений для совершения такого подвига! Время вечери могло показаться неподходящим для сокрушенного раскаяния; не место ему было, по-видимому, и в доме фарисея, на глазах людей, относившихся к грешникам с неприязнью. Наконец, иной на ее месте не решился бы прийти в чужой дом без приглашения.
Но ни ложный стыд перед людьми, ни воз-можные трудности, ожидающие ее на пути добродетели, ни обычная во многих грешниках склонность откладывать со дня на день свое обращение,— ничто не остановило благоразумную жену в ее твердом намерении принести покаяние. В душе ее была одна мысль, одно пламенное желание — пасть к стопам Небесного Врача и излить пред Ним свое сокрушенное сердце.
Если луч небесного света во время молитвы или в каких-либо особых случаях, происходящих с нами, коснется нас, озарит перед нами наше бедственное положение, возжжет в нас желание лучшей жизни,— не ожесточим нашего сердца, и на зов благодати отзовемся немедленно истинным обращением к Богу и покаянием.
Все, угодившие Богу, именно таким образом сподобились Его благодати. Так, апостолы пошли за Господом по первому слову Его. Ниневитяне, Закхей поспешили раскаяться и были помилованы. Корнилий и евнух царицы Кандакийской не медлили с обращением ко Христу и получили благодать (см. Деян. 10, 1—48; 8, 27—39). Медлительность, раздумье, отлагательства гибельны в деле спасения: вначале живое и сильное расположение к покаянию с течением времени легко может охладеть, снова могут усилиться старые привязанности. Грешник снова возвращается на пути мира, и скоро ли опять посетит, и посетит ли вообще душу, блуждающую в земных помыслах, светлый луч благодати?
Грешница — в доме Симона, у ног Спасителя. Каждое движение ее поучительно, каждое действие исполнено глубокого смысла и значения. Не напрасно св. евангелист изображает ее покаяние с такими подробностями: принеся сосуд мира и став у ног Господа сзади, плача, она начала омывать Его ноги слезами, и волосами головы своей отирала их, и целовала их, и мазала миром.
Какое глубокое сокрушение видно в самом ее состоянии, в позе и во всех действиях! Обремененная грехами, она не смеет явиться перед лицом Господа, но становится позади и повергается к ногам Его. В этом положении рассыпаются волосы ее и слезы льются из очей ее такими обильными струями, что их хватает на омовение ног Спасителя. Она ничего не говорит в оправдание своих преступлений, не говорит об увлечении молодости, недостатках воспитания, дурных примерах, не ссылается на других жен в Иудее, живших не лучше ее, не оправдывается незнанием предписаний закона, признает себя во всем виновной, молчит и рыдает.
Сочувствуя ее печали, разделяя спасительный плач ее, великий проповедник покаянного сокрушения св. Ефрем Сирин вкладывает в уста ее следующие умилительные слова: «Господи! Неправда и лукавство сокрушили меня. Гнойный струп неправд раскрылся у меня, и множество всяких нечистот покрыло меня. Исцели меня, Величайший из врачей, умоляю Тебя. Войдя в бедную, болящую душу мою, смятенную лютыми страстями, и изгнав их, освободи меня. Мир, это море, унес меня на волнах своих. Ты, Господи — пристань жизни, спаси меня от потопления» 26. О если бы Господь каждому из нас дал плакать о грехах своих слезами покаявшейся грешницы!
Далее: между тем как Симон и другие фарисеи, бывшие у него в это время, колебались в своих мнениях о достоинстве Иисуса Христа и лучшие из них соглашались признать Его не более, чем пророком, в душе женщины-блудницы не было никаких сомнений в Его Божественном величии. В доме Симона она не рассуждает, не справляется о мнении почетных гостей, учителей народа, сидевших вокруг Иисуса Христа: точно ли Он — Господь и Спаситель. Сильно и твердо идет она наперекор наиболее известному их мнению о Нем и, не колеблясь ни минуты, повергается к ногам Его. Сын Божий, пришедший спасти людей, — один имеющий власть отпускать грехи; и потому она прибегла к Нему с мольбой об оставлении ее грехов.
Глубоко сознавая всю гнусность своих прегрешений, она, подкрепляемая верой в неизреченное милосердие Господа Иисуса, не приходит в отчаяние, не теряет отрадной надежды на то, что Он может исцелить ее и возвратить ей утраченную душевную красоту. Кающаяся не смущается тем, что Господь не вдруг обратил к ней Свой милостивый взор, не тотчас сказал ей кроткое и ободрительное слово. Она ждала довольно долго Его сладчайшего гласа и не усомнилась, не предалась унынию и нетерпению, но, с дерзновением держась за ноги Спасителя, не переставала целовать их и омывать слезами.
Святой Ефрем изумляется этому дерзновению кающейся блудницы и великому милосердию к ней Владыки. «Что хотела, то и делала она. Омывала слезами ноги Его, и Он не возгнушался бедной. В горьком сокрушении, со слезами целовала она Его, и не отогнал Он от Себя блудницу. Едва приблизилась к Нему, дерзновенно стала прикасаться к членам Его». 27
Горячая и совершенная любовь к Господу, Врачу и Спасителю, венчала покаяние грешницы и руководила ее действиями. Что могла сделать для Господа женщина, отверженная всеми и смущенная грехами своими? Но любовь изобретательна. У иудеев был обычай омывать водой ноги наиболее уважаемым гостям (см. Быт. 18, 4), отирать их полотенцем (см. Ин. 13, 4) и в знак радости умащать голову елеем (см. Мф. 6, 17). Симон, по причине недостатка любви и уважения к Иисусу Христу, не оказал Ему этой преимущественной чести перед другими гостями. Сердце женщины как будто чувствовало это, и она спешила с избытком восполнить этот недостаток любви и почтения.
По дороге в дом Симона она купила дорогое миро, может быть, на последние свои деньги, для того, чтобы помазать не голову, а ноги Спасителя. Придя в дом, она омыла их не водой, а слезами; вместо полотенца отерла их своими волосами; с любовью непрестанно лобызала их и мазала драгоценным и благовонным миром.
Но, кроме желания почтить перед всеми возлюбленного Господа, в этих действиях кающейся выразилась еще другая мысль: до сих пор глаза, волосы, благовония служили ей поводом и орудием к соблазну, теперь же она свидетельствовала, что отныне всю себя: и душу, и тело свое — она посвящает на служение одному Господу.
По мере того, как в действиях глубокого сокрушения, твердой, живой и дерзновенной веры и горячей, полной самоотвержения любви видимо совершалось покаяние жены, невидимо совершалось примирение ее с Господом и внутреннее об-новление. Господь вначале ничего не говорил ей, но возлежащим на вечере не трудно было заметить, что Он милостиво внимал ее скорбным воздыханиям и утешался покаянием ее несравненно более, чем вечерей Симона. «Вздохи, которые Он услышал в доме Симона, и слезы, истекшие из очей блудницы, стали желаннее приготовленного Ему пиршества». 28
Ни одна слеза жены-блудницы не оставлена Господом без внимания, ни один вздох ее сокрушенного сердца не утаился от всевидящих очей любви Его — все заметил, сделал явным, оправдал и прославил Милосердный! С каким утешением, с какою радостью грешница должна была внимать сладчайшему голосу Спасителя, Который сказал Симону: Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много (Лк. 7, 47). Господь так милостиво принял и так высоко оценил знаки ее раскаяния и любви к Нему, между тем как люди презирали и отталкивали ее от себя! Но к еще большей ее радости этот голос небесной любви обращается к ней самой и возвещает ей полное прощение грехов и блаженное примирение с Богом: Прощаются тебе грехи; вера твоя спасла тебя, иди с миром (Лк. 7, 48, 50). 29
Таково, братья, утешительное и величественное повествование о жене, покаявшейся и помилованной Господом! Да будут благословенны милосердие и любовь Господа, потому что благодеяния Его бесконечны. Не иссякает никогда море щедрот Его, богато и преизобильно сокровище Его.
Итак, приступите, кающиеся, и примите оставление грехов своих. Дверь открыта умоляющим; Иисус никому не отказывает в исполнении прошения. Стучите в дверь Милосердного, не отходите от порога Его, приближайтесь к Нему с упованием,— и даст вам оставление грехов.

25. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Ежедневные поучения». Т. III.

26. Преподобный Ефрем Сирин. С. 215—216.

27. Преподобный Ефрем Сирин. С. 220

28.Преподобный Ефрем Сирин. С. 222—233.

29. См. Душеполезное чтение. 1860. Ч. I. 

Примеры истинного покаяния из Церковной истории

Когда прп. Диоскора спросил один ученик его: «Почему ты плачешь, авва?»— он отвечал: «Оплакиваю грехи мои». «Ты не знаешь за собой никаких грехов!»— возразил ученик. «Ах, сын мой!— продолжал с глубоким вздохом старец.— Если бы я дошел до того, что мог бы видеть все грехи мои, то не достаточно было бы трех или четырех помощников для меня, чтобы достойно оплакивать их». 30
2. Святой Пафнутий на вопрос Таисии-грешницы, как ей молиться, чтобы очистить себя от грехов, сказал: «Ты недостойна ни назвать имени Господа, ни воздеть рук к небу, ибо твои уста полны скверны, а руки — нечистоты. Но, взирая к востоку, говори: "Боже, создавший меня, помилуй меня!"» Таисия после этого ушла в затвор и три года оплакивала свои грехи, после чего сподобилась получить полное прощение от Бога, как это было открыто одному великому подвижнику.31
3. Преподобный Пахомий одному иноку, отрекшемуся от Христа, положил такое правило покаяния: велел ему затвориться в особой келье, не разговаривать до самой смерти ни с кем, кроме духовного отца; один день проводить без пищи и питья, а в другой вкушать немного хлеба и воды; сплетать по две рогожи каждый день; молиться и бодрствовать, сколько можно, а плача никогда не оставлять. Десять лет инок жил в этих подвигах покаяния и отошел ко Господу.32
 4. «Придя в одно общежитие, видел я,— говорит св. Иоанн Лествичник,— страшное судилище доброго судьи и пастыря. Во время моего пребывания там пришел один разбойник, изъявляя желание вступить в монашество. Превосходный пастырь и врач обители велел ему семь дней оставаться в полном покое, изучая порядки обители.
По прошествии седьмого дня пастырь призывает его и спрашивает наедине, желает ли он остаться с ними жить? И, увидев, что он со всей искренностью согласился, опять спрашивает его, что он сделал худого, живя в мире. Разбойник немедленно и со всем усердием исповедал ему все грехи свои; тогда пастырь, искушая его, сказал: "Хочу, чтобы ты объявил это перед всем братством". Он же, истинно возненавидев свои грехи и презрев всякий стыд, без колебаний, обещал исполнить это: "Если хочешь, то сделаю это даже посреди Александрии".
Тогда пастырь собрал в церковь всех овец своих, которых было триста тридцать, и во время совершения Божественной Литургии, ибо день был воскресный, после прочтения Евангелия, повелел ввести этого, уже непорочного, осужденного. Некоторые из братьев волокли его и слегка ударяли; руки у него были связаны назад, одет он был в волосяное рубище, и голова его была посыпана пеплом. От одного этого зрелища все ужаснулись и воскликнули с плачем, ибо никто не знал, что все это значит.
 Потом, когда он был возле святых дверей, священный и человеколюбивый судья воззвал к нему громким голосом: "Остановись, ибо ты не¬достоин войти сюда!" Пораженный исшедшим к нему из алтаря голосом пастыря,— как он потом с клятвой уверял нас, ему показалось, что он слышит гром, а не голос человеческий,— разбойник пал на землю, трепеща от страха. Когда он, таким образом повергшись на землю, омочил помост слезами, тогда этот чудный врач, который всеми мерами устраивал его спасение и всем подавал пример настоящего спасительного смирения, повелел ему объявить перед всеми подробно все совершенные им беззакония.
Это он и исполнил: с трепетом исповедал один за другим все свои грехи, которые могли привести в ужас всякого слышавшего. Это были не только плотские грехи, но и отравления, и убийства, и другие злодеяния, которых не следует ни слышать, ни предавать писанию. Тотчас после этой исповеди пастырь повелел его постричь и причислить к братии.
Удивляясь премудрости этого преподобного, я спросил его наедине, для чего он употребил такой странный образ покаяния? "По двум причинам,— отвечал сей истинный врач,— во-первых, для того, чтобы исповедавшегося нынешним посрамлением избавить от будущего; во-вторых, так как в числе моих братьев есть и такие, которые имеют согрешения, не обличенные исповеданием, то я хотел этим примером побудить их к исповеданию, без которого никто не может получить прощения"».33
5. В начале II века в Финикии Ливанской, соседней с Иудейской страной, в городе Илиополе, жила самарянка Евдокия, которая была известна не только в своем городе, но и в дальних окрестностях как своей красотой, так и своим беспутством. Она собрала большие сокровища своим распутством и жила в полном довольстве, прибавляя ежедневно грехи ко грехам. Очевидно, ни к чему доброму не могла привести такая жизнь; великая грешница погибала.
Но вот однажды, почивая в своей горнице, Евдокия в ночной тиши вдруг услышала за тонкой стеной своей опочивальни чей-то голос. Прислушалась: кто-то молится, а затем начинает читать. Вслушивается в читаемое,— и ей слышатся какие-то слова о грешниках и о праведниках, о суде Божием над теми и другими и проч. А это в соседней комнате молился и читал некий инок Герман, случайно зашедший к своему знакомому на ночлег, по пути в свою обитель.
Подкрепив себя немного ночным сном, Герман, по своему обычному правилу, встал рано утром на молитву и после молитвы читал какую-то священную книгу, в которой между прочим говорилось и о Суде Божием над людьми — грешными и праведными. Эти-то слова инока Германа и слышала Евдокия. Они глубоко запали в ее душу, пробудили в ней совесть и вызвали душевное беспокойство.
Не могла больше заснуть Евдокия и с нетерпением ожидала утра, чтобы порасспросить обстоятельно: кто и что читал в соседней комнате.
Настало утро, Евдокия позвала к себе незнакомого ей странника, расспросила, кто он и что читал в соседней комнате, выслушала от Германа евангельский рассказ о том, как Господь будет судить во время Своего Второго пришествия всех людей, и праведников, и грешников, и какая участь ожидает тех и других.
Описание Суда Божия сильно поразило душу грешницы-язычницы. Она начинает размышлять, вздыхать и плакать. Раскрыв свою душу перед смиренным иноком, она, наконец, просит у него наставления о том, что ей делать. После продолжительной беседы с ним, она затем привела к себе пресвитера, с которым также вела беседу о вере Христовой и спасении. По их совету, она провела семь дней в уединенном размышлении о своих грехах, в посте и молитве и затем приняла Крещение.
Узнав из беседы с иноком Германом о высоте иноческой пустынной жизни, она раздала все свои сокровища нищим и убогим и ушла в пустыню, в одну из иноческих обителей, где постепенно достигла равноангельского совершенства и сподоби-лась дара чудотворения. Через 56 лет после своего Крещения она удостоилась мученического венца. Так чудно, так неожиданно призвана была к спасению великая грешница-язычница Евдокия; так чудно она начала и совершила святую и подвижническую жизнь свою.34
6. Кто не знает дивной жизни прп. Марии Египетской? Кто не знает, в какую глубину зол она ниспала, на какую высоту добродетелей потом взошла и как совершился этот поразительный переход? Не станем же рассказывать то, что известно, вероятно, всем, а изложим только относящиеся к подвигу покаяния главные истины, о которых напоминает нам эта поучительная жизнь.
Первая истина состоит в том, что покаяние для нас всегда возможно. Как бы велики и многочисленны ни были наши пороки, как бы долго ни служили мы беззаконию, как бы ни укоренились и ни застарели во зле,— мы всегда можем прийти в чувство и обратиться к Богу с молитвой о помиловании. Семнадцать самых цветущих лет своей жизни Мария нераскаянно предавалась грехам. И каким грехам!
Казалось, она потеряла всякий стыд. Казалось, она совершенно изгнала из сердца своего страх Божий, совершенно заглушила в себе голос совести. Имя Марии было покрыто всеобщим позором. Однако же и эта, казалось бы, погибшая душа смогла покаяться.
Отчего же не покаяться и нам? Может быть, наши грехи меньше грехов прп. Марии; тем легче для нас покаяние. А если не меньше, но даже больше? Преподобная Мария пришла в себя и начала каяться, когда устремилась в храм, чтобы поклониться Животворящему древу Креста Господня. Святой Крест, этот якорь спасения для грешных, всегда с нами; Кровь Иисуса Христа, распятого на Кресте, может очистить нас от всякого греха (1 Ин. 1, 7). Только воззовем к Нему, подобно прп. Марии, с живой верой в Его крестные заслуги и надеждой на Его милосердие.
Вторая истина, которой научает нас жизнь преподобной Марии Египетской, состоит в том, что недостаточно только осознать свои грехи и сокрушаться о них; недостаточно просить помилования у Бога и дать обет изменить жизнь к лучшему, но надо на самом деле исполнить этот обет, решительно вступить в борьбу со всеми страстями и пороками, в которых мы раскаялись, и победить их. Надо стараться загладить прежнюю свою вину и благоугождать Богу противоположными доб-родетелями, терпением скорбей и лишений.
Решившись исправиться, прп. Мария немедленно удалилась в пустыню и там еще семнадцать лет неусыпно боролась со своими греховными вожделениями и помыслами, которые влекли ее на прежний путь, боролась, как с лютыми зверями, по ее собственному выражению, пока не одержала над ними полной победы. Затем еще тридцать лет она провела в пустыне среди различных лишений и трудов, оплакивая свои прежние постыдные дела, измождая свою плоть воздержанием и постом, пребывая в подвиге непрестанного богомыслия и молитвы. Плоть прп. Марии до того утончилась и покорилась духу, что иногда во время молитвы св. подвижница поднималась от земли и могла ходить по водам, как по суше.
Вот каким должно быть истинное покаяние, а не таким, каким оно чаще всего бывает у нас! Ныне мы сокрушаемся о своих грехах, а через день или через несколько дней снова принимаемся за теже дела. Кающиеся должны постоянно помнить слова св. Иоанна Предтечи: Сотворите же достойный плод покаяния (Мф. 3, 8), т.е. засвидетельствуйте истину вашего покаяния исправлением вашей жизни.
Наконец, третья истина, внушаемая нам примером преподобной Марии Египетской, состоит в том, чтобы мы, стараясь раскаяться в грехах и исправиться, пользовались вместе с тем и богодарованными средствами для этой цели — Таинствами покаяния и Евхаристии,— и пользовались как следует.
Целые десятки лет прп. Мария оплакивала в пустыне свои грехи и благоугождала Господу. Многолетними подвигами она совершенно преобразилась, взошла на высоту духовных совершенств, уподобилась Ангелам, между тем все еще чувствовала над собой тяжесть прошлых своих беззаконий и молила Бога, чтобы Он облегчил ее совесть исповеданием грехов перед отцом духовным.
И вот, по устроению Божию, приходит в пустыню, где подвизалась преподобная, великий авва Зосима. О, с какими подробностями исповедала она перед ним свои грехи: не щадила себя, не устыдилась открыть ему все, даже мельчайшие обстоятельства, усиливавшие ее виновность! Получив разрешение от преподобного, она просила его прийти к ней со Святыми Животворящими Тайнами через год, желая как можно более достойно приготовиться к принятию их. И когда Святые Тайны были принесены, она, после обычных молитв, с величайшим благоговением приобщилась этой Божественной Пищи и Питья.
Если даже такая высокая подвижница, столько лет каявшаяся перед Богом, сочла для себя необходимым тщательно исповедать свои грехи перед духовным отцом и с величайшим благоговением вкусить Тела и Крови Христовой, то тем более это необходимо нам, грешным! Не Сам ли Спаситель сказал пастырям Церкви: Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 23)? А как они могут простить или не простить, если мы не откроем им, в чем именно мы виновны?
Кому также не известны слова Спасителя, обращенные ко всем нам: Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53), и наставление св. апостола: Да испытывает же себя человек, и таким образом ест от Хлеба сего и пьет от Чаши сей. Ибо кто ест и пьет недостойно, ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1 Кор. 11, 28—29).35
Напечатлеем же, братья, в сердцах наших все три истины, какие преподает нам своим примером преподобная мать наша Мария, и позаботимся воспользоваться ими для нашего спасения.36
7. «Соберитесь все, прогневавшие Господа, и приступите; придите и послушайте, что я поведаю вам; соберитесь, и увидите, что Господь показал мне, в назидание душе моей. Слышал я, немощный, о чудном смирении осужденных, заключенных в особенной обители, называемой Темницей.
Придя в эту обитель кающихся, в эту поистине страну плачущих, увидел я, что одни из этих неповинных осужденных всю ночь до самого утра стояли на открытом воздухе, не передвигая ног и нисколько не давали себе покоя, а укоряли сами себя и бесчестиями и поношениями возбуждали себя. Другие умиленно взирали на небо, и с рыданием и воплем призывали оттуда помощь. Иные стояли на молитве, связав себе руки назад, как преступники; печальные лица их были склонены к земле; они считали себя недостойными взирать на небо; от недостоинства помыслов и от угрызения совести не знали, что и как сказать, какие молитвы вознести к Богу. Иные непрестанно били себя в грудь; иные обливали землю слезами; а иные рыдали о душах своих, как о мертвецах. Некоторые от сильной печали были безгласны, а некоторые сидели в задумчивости, поникнув до земли, и стенали из глубины сердца.
Я видел там души столь уничиженные, сокрушенные, что они могли бы и камни привести в умиление своими словами и воплями к Богу. "Знаем,— говорили они, склонившись к земле,— знаем, что мы по справедливости достойны любого мучения и томления, ибо не можем уплатить множество наших долгов, хотя бы мы и всю вселенную созвали плакать за нас. Но об одном только просим, об одном умоляем и одной милости ищем: да не яростию Твоею обличиши нас, Господи, ниже гневом Твоим накажеши нас (Пс. 6, 2), не праведным судом Твоим предай нас на мучения, но прими с милостью. Для нас довольно, Господи, освободиться от страшного наказания Твоего и мук безвестных и тайных; полного же прощения мы не смеем просить".
Иные томили себя зноем; иные мучили себя холодом. Некоторые, вкусив немного воды, чтобы только не умереть от жажды, переставали пить. Некоторые, вкусив немного хлеба, далеко отстраняли его от себя рукой, говоря, что они недостойны человеческой пищи, потому что делали свойст-венное скотам. Иные же, ударяя себя в грудь, как бы стоя перед вратами небесными, говорили Богу: "Отвори нам, о Судия, отвори нам! Мы затворили для себя грехами эти двери; отвори нам!"
Все они постоянно имели перед очами смерть и говорили: "Что будет с нами? Какой приговор нам последует? Каков будет конец наш? Сделаем все, что зависит от нашего произволения; и если Он отворит двери царства небесного, то хорошо и благо; а если нет, то и тогда благословен Господь Бог, справедливо затворивший их для нас! Однако будем стучаться до конца жизни нашей; может быть, по причине неотступности нашей, Он и отворит нам".
Так и делали эти блаженные осужденники. У них были колени, омертвевшие от множества поклонов; глаза — померкшие и глубоко впавшие; веки — лишенные ресниц; щеки — изъязвленные и опаленные от частых и горьких слез; лица — увядшие и бледные, ничем не отличавшиеся от мертвых. Что по сравнению с сим страдания беснующихся, или плачущих над мертвецами, или осужденных на смерть!
И молю вас, братья, не подумайте, что повествуемое мной — басни.
Часто они умоляли своего пастыря наложить вериги и оковы на руки и на шеи их, а ноги их, как ноги преступников, заключить в колодки и не освобождать от них, пока не примет их гроб. Но иногда они лишали себя и гроба. Видевший, что приближается конец жизни, умолял и заклинал великого авву, чтобы он не удостаивал его человеческого погребения, но повелел бы предать тело его речным струям или выбросить в поле, как скота, на съедение зверям.
А какое страшное и умилительное зрелище было в последний их час! Эти осужденники, видя, что кто-нибудь из них приближался к кончине, окружали его, когда он еще был в полной памяти, и с плачем спрашивали умирающего: "Что, брат и осужденник? Каково тебе? Что скажешь нам? На что ты надеешься? Что думаешь? Отверз ли ты себе дверь милосердия или еще повинен суду? Был ли внутри тебя голос, говорящий: Вот, ты выздоровел (Ин. 5, 14), или: Прощаются тебе грехи твои (Мф. 9, 2); или: Вера твоя спасла тебя (Мф. 9, 22; Мк. 5, 34)? Или слышишь такой глас: Да возвратятся грешники в ад (Пс. 9, 18); и еще: Свяжите ему руки и ноги (Мф. 22, 13); и еще: Да будет взят нечестивый, чтобы не видеть славы Господней (Ис. 26, 10).
Что скажешь нам, брат наш? Скажи нам кратко, умоляем тебя, чтобы и мы узнали, в каком будем состоянии".
На это некоторые из умирающих отвечали: Благословен Господь, Который не отверг молитву мою и не отвратил милость Свою от меня (Пс. 65, 20). Другие говорили: Благословен Господь, Который не предал нас в добычу зубам их (Пс. 123, 5). А иные со скорбью произносили: "Горе душе, не сохранившей обета своего в непорочности; только в этот час она познает, что ей уготовано". Я же, видя и слыша все это, едва не пришел в отчаяние, зная свое нерадение и сравнивая его с их страданием.
А каково было устройство того места и жилища их! Все темно, все нечисто и смрадно. Оно справедливо называлось Темницей и затвором осужденных. Пробыв там тридцать дней, я с нетерпением возвратился в великое общежитие к великому отцу, который, видя перемены во мне, сказал: "Что, отче Иоанне, видел ли ты подвиги труждающихся?" Я отвечал: "Видел, отче, и удивился, и ублажил падших и плачущих больше, чем не падших и не плачущих о себе; потому что те через падение восстали восстанием благонадежным" 37. Таково было покаяние согрешающих в древние времена; таков был их плач о грехах своих! Читаешь эту дивную повесть и изумляешься: Господи, какая же горячая любовь к Тебе пылала в сердцах этих кающихся грешников!

30. См. Достопамятные сказания о подвигах святых и блаженных Отцов.

31. См. Четьи-Минеи. 8 октября.

32. См. Четьи-Минеи. 15 мая.

33. Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 4, О послушании. § 11, 12.

34. См. Четьи-Минеи. 1 марта.

35. См. Слова епископа Тамбовского и Шацкого Макария..

36. Из книги свящ. Г. Дьяченко «Полный годичный круг кратких поучений». Т. I.

37. См. «Лествица». Слово 5. 

Примеры благотворности покаянных слез

1. Один инок безмолвствовал в некоем монастыре и постоянно молился: «Господи! Нет во мне страха Твоего, пошли мне или тяжкий недуг, или напасть, чтобы хотя бы таким образом пришла окаянная душа моя в страх Твой. Знаю, что грехи мои сами по себе непростительны: много и тяжко согрешил я пред Тобою, Владыко, но ради милости Твоей, по святой воле Твоей, прости мне грех мой. Если же и этого не может быть, то пошли мне мучение здесь, чтобы здешними муками была немного ослаблена мука будущая. Начни отныне казнить меня, Владыко, казнить не в гневе Твоем, а в человеколюбии».
Брат провел целый год, молясь таким образом в сокрушении и смирении сердца, в строгом посте. Между тем ему постоянно сопутствовала мысль о том, какое значение имеют слова Господа: Блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф. 5, 4). Однажды, когда брат, объятый печалью, по обычаю сидел на земле и плакал, напал на него тонкий сон. Явился к нему Христос Спаситель, взглянул на него милостиво и сказал тихим голосом: «Что с тобой? О чем ты плачешь?» Брат отвечал Господу: «Господи! Я пал». Явившийся сказал на это: «Восстань!» Брат отвечал, сидя на земле: «Не могу встать, если Ты не подашь руки Твоей и не поднимешь меня».
Господь протянул руку и поднял его. Явившийся опять сказал тихо: «Что ты плачешь, о чем скорбишь?» Брат отвечал: «Господи! Как мне не плакать и не скорбеть, если я так прогневал Тебя?» Тогда Явившийся протянул руку Свою, приложил ладонь к сердцу брата и, погладив его сердце, сказал ему: «Не скорби, Бог поможет тебе. Я не буду карать тебя, потому что ты сам наказал себя. Ради тебя Я пролил Кровь Мою, пролью и человеколюбие Мое на всякую душу, приносящую покаяние».
Брат, придя в себя после окончания видения, ощутил в сердце своем радость и получил весть, что Бог сотворил с ним милость. Оставшееся время жизни своей он провел в великом смирении, славословя Бога, и отошел к Богу в этом покаянном состоянии духа. 38
2. «Жил некто Викторин,— пишет свт. Григорий Двоеслов,— который назывался и другим именем — Эмилиан, обеспеченный человек. Но так как при вещественном богатстве преобладает греховность плоти, то он впал в некое преступление. Проникшись осознанием своей виновности, он восстал против себя самого, оставил в этом мире все и поступил в монастырь.
В этом монастыре он показал такое смирение и такие подвиги покаяния, что все братья, которые там возрастали в любви к Богу, вынуждены были презирать свою жизнь, когда видели его покаяние. Ибо он со всем усердием души старался распять плоть, переломить собственную волю, тайно молиться, ежедневно омывать себя слезами, желать себе презрения и страшиться почтения от братьев. Он привык вставать раньше всех братьев на ночные бдения, и до начала бдения имел обыкновение выходить на то место, где выдавалась гора, на которой стоял монастырь, чтобы тем свободнее ежедневно изнурять себя плачем покаяния, чем потаеннее было место.
Но однажды ночью бодрствующий настоятель монастыря, заметив, что он тайно выходит из кельи, тихо пошел за ним. Увидев, что брат вошел в горную пещеру и простерся на молитву, авва хотел дождаться, когда тот встанет, чтобы узнать продолжительность его молитвы, как вдруг с неба пролился свет на того, кто лежал распростертым на молитве. Сияние было настолько ярким, что все вокруг побелело от него. Увидев это, настоятель испугался и ушел.
Когда же, спустя продолжительное время, тот брат возвратился в монастырь, авва, чтобы узнать, видел ли он над собой необыкновенное сияние света, старался выведать у него об этом и спросил: "Где ты был, брат?" Но он, думая, что может укрыться, отвечал, что был в монастыре. Авва вынужден был сказать о том, что видел.
Тогда, видя, что его подвиг открылся, брат рассказал и о том, что было тайной для аввы: "Когда ты видел свет, нисходящий на меня с неба, тогда был и голос, говорящий: «Грех твой отпущен»".
И хотя Всемогущий Бог мог и молча очистить грех его, однако же, издавая голос и проливая свет, Он хотел примером Своего милосердия возбудить наши сердца к покаянию». 39
3. При Императоре Маврикии на границах Фракии появился страшный разбойник, который своими грабежами и убийствами навел ужас на все окрестности, так что никто не отваживался даже проходить там, где он разбойничал. Правительство не раз посылало отряды солдат, чтобы схватить его; принимались все меры предосторожности, шли на разные хитрости, чтобы нечаянно застигнуть его, но ничего не удавалось.
Наконец, Император решил послать к нему свое повеление, через одного молодого человека, который взялся доставить его разбойнику и исполнил это поручение. Как только увидел разбой-ник царский указ, он весь изменился, будто пораженный божественной силой. Он тотчас оставил свое гнусное занятие и поспешил пасть к ногам Императора, рассказал ему обо всех своих преступлениях и предал себя его милости.
Император простил разбойника. Но угрызения совести так мучили бывшего преступника, что он скоро заболел и был отправлен в общую лечебницу, где болезнь его усилилась до последней степени. Чувствуя близость смерти и припоминая грехи своей жизни, он сильно сокрушался о них, одно только упование на милосердие Божие удерживало его от отчаяния.
Уста его невольно, вслед за сердцем, произнесли такую молитву к Господу Иисусу Христу: «О Преблагий Спасителю! Будь милосерден ко мне, как Ты был милосерден к разбойнику, распятому справа от Тебя. Прими слезы мои, источаемые мной при дверях смерти! Ты милостиво принял пришедших на делание и в одиннадцатый час, хотя они уже не могли сделать ничего, достойного милости. Ради этой же благости Твоей воззри милостиво и на мои слезы и сотвори их для меня второй купелью Крещения, да очищусь и получу прощение всех грехов моих».
Молитву эту слышали многие, окружающие постель умирающего. При этом из очей кающегося так обильно источались слезы, что ими был пропитан весь платок его. Наконец, он умер с тем же чувством сердечного сокрушения.
В это время врачу, посещавшему больницу, человеку весьма одаренному и известному своими знаниями и опытностью, во сне, а вернее, в видении, представилось, что около постели больного разбойника было множество эфиопов, каждый из которых имел в руках лист, исписанный преступлениями умирающего. Тут были также два Ангела, блистающие светом, которые исследовали, не совершил ли умирающий каких-либо добрых дел.
Были принесены весы, и когда эфиопы положили на одну их сторону все свои листы, то эта сторона быстро опустилась, а другая поднялась высоко. Два же Ангела, присутствовавшие при этом, го-ворили: «А нам неужели нечего положить на другую сторону весов, чтобы опустить их вниз? Так было ли у него время сделать какое-нибудь доброе дело, если он недавно оставил свои злодеяния?»
Они подошли к его постели и, найдя платок, которым он отирал слезы, сказали: «Положим его на весы, и если Бог приложит тяжесть милосердия Своего, то желания наши исполнятся». Едва они успели сделать это, как весы склонились на их сторону, а листы, бывшие на другой стороне, исчезли. «Милосердие Божие,— воскликнули Ангелы,— победило неправды этого грешника!» Они тотчас приняли к себе его душу, а эфиопы со стыдом бежали.
Врач проснулся после этого видения и тотчас отправился в больницу, желая проверить истину своего видения. Больной только что скончался, и платок, промоченный слезами, еще лежал на глазах его.
 Присутствовавшие при его кончине свидетельствовали о его покаянии, и врач, взяв платок, пошел с ним прямо к Императору, рассказал ему свое видение и то, что узнал от других. Потом добавил следующее: «Ты знаешь, благочестивейший Император, что говорит Евангелие о разбойнике, получившем перед смертью своей прощение грехов от Иисуса Христа? Вот человек, которому Спаситель дарует ныне ту же благодать под державой твоей». 40
4. Есть повествование об одном грешном человеке, который после множества грехов пришел в чувство глубокого раскаяния, стал монахом и каждый день безутешно плакал о грехах своих, помня Судный день, и в таком сокрушении сердечном провел много лет. И захотел Господь утешить плачущего раба Своего и показать, как приятны Ему слезы кающегося грешника.
Он явился этому человеку в видении, в образе иерея, носящего Потир, полный слез. Увидев Его, плачущий грешник пал к Его ногам и стал целовать их с сердечной любовью. Он спросил Господа, что у Него в Святой Чаше? Явившийся ему отвечал: «Это слезы грешницы, плакавшей у ног Моих в доме Симона прокаженного. Я и доныне храню их, потому что они весьма приятны для Меня». Видение окончилось, плачущий пришел в себя и ощутил в своем сердце невыразимую радость и утешение; он прославил неизреченное милосердие Господа, Которому и послужил со всем усердием до конца своей жизни.
А мы обратим внимание на слова Господа: «Это слезы грешницы, плакавшей у ног Моих; Я и доныне храню их». Отсюда ясно, сколь приятны Господу слезы кающегося. Они дороги Ему, как жемчужины, и Он имеет их всегда перед очами Своими: Ты положил слезы мои пред Собою (Пс. 55, 9). 41
5. Преподобный Павел Препростый, глядя однажды на входящих в церковь, как прозорливец, увидел пришедшего вместе с другими человека, у которого лицо было совершенно потемневшее, он был окружен демонами, а вдали за ним шел Ангел-Хранитель, поникший и сетующий.
И что же? Этого человека, бывшего в плену у демонов и уподобившегося им даже видом своим, преподобный увидел совершенно изменившимся, когда он возвращался из церкви. Вместо черноты на лице его была светоносная белизна; Ангел-Хранитель шел с ним рядом и сиял радостью небесной, а демоны шли вдали от уже бывшего раба своего и не смели приблизиться к нему.
Как произошла эта перемена? Грешник, войдя в храм, поражен был голосом Божиим в пророчестве Исайи: Омойтесь, и будете чисты, отнимите лукавство от душ ваших, прекратите лукавства ваши, научитесь творить добро, и проч. (Ис. 1, 16 и далее). Он вдруг почувствовал опасность своего греховного состояния, обратился со слезным раскаянием к милосердному Спасителю и тут же положил решительное намерение исправить свою жизнь.
 Это он сам рассказал преподобному Павлу, который открыл братьям это чудо Божией благодати. «Вот,— сказал святой старец,— какую любовь имеет Бог к кающимся грешникам! Так Он учит нас не предаваться отчаянию, как бы ни были мы грешны, а прибегать с покаянием к Его че-ловеколюбию и милосердию» 42
6. Однажды прп. Нифонт увидел двух Ангелов, которые несли душу человека на небо, не допуская истязать ее на воздушных мытарствах. Бесы, воздушные мытари, начали вопить: «Почему вы эту душу не отдаете нам, ведь она наша?» Ангелы сказали: «А чем вы докажете, что она ваша?» «Да она,— отвечали бесы,— до смерти делала только одно зло, и нет греха, которого бы она не сотворила. Она была порабощена страстями и без покаяния разлучилась с телом, а кто умер рабом греху, тот наш».
Один из Ангелов ответил им: «Так как вы всегда лжете, то мы вам не верим; пусть будет призван Ангел, Хранитель этой души, ему и поверим, ибо он лжи не скажет». Ангел-Хранитель явился, и Ангелы спросили его: «Душа эта покаялась или оставила тело в грехах?» «Поистине, человек этот был грешником,— отвечал Ангел,— но когда стал болеть, тогда со слезами исповедал Богу грехи свои, с воздетыми к небу руками усердно просил Его о помиловании».
 Тогда Ангелы удержали душу у себя, а бесы были посрамлены. Но они не успокоились и снова возопили: «Уж если этот человек помилован, то, значит, спасется и весь мир, и напрасно мы трудимся?» «Да,— отвечали Ангелы,— все грешники, исповедавшие свои грехи смиренно и со слезами, получат прощение от Бога, а те, которые умирают без покаяния, будут судимы Богом». И отошла к вратам небесным, и спасена была душа та. 43

38. См. Отечник свт. Игнатия (Брянчанинова). С. 436.

39. Из бесед свт. Григория Двоеслова.

40. Воскресное чтение. XVII. С. 459.

41. Из творений свт. Димитрия Ростовского.

42. Четьи-Минеи. 7 марта.

43. Пролог. Декабрь. 

Мы не только должны перестать грешить, но еще должны загладить свои грехи противоположными им добрыми делами

44
Еще задолго до Великого поста, времени (особого подвига покаяния, Святая Церковь начинает понемногу готовить нас к нему. И в неделю тридцать вторую по Пятидесятнице, или неделю о Закхее, она определила читать такое Евангелие, из которого мы могли бы научиться, как должно каяться в грехах. В этом Евангелии описывается следующее.
Однажды Христос проходил через город Иерихон. В Иерихоне был некий богатый человек, по имени Закхей. Закхею очень хотелось посмотреть на Иисуса Христа, но, будучи мал ростом, он не мог Его видеть из-за народа, и потому, забежав вперед, влез на смоковницу, мимо которой должен был проходить Господь. Как только Господь подошел к смоковнице, тотчас взглянул вверх и, увидев Закхея, сказал ему: Закхей, сойди скорее: сегодня Мне надо быть у тебя в доме (Лк. 19, 5).
Закхей поспешно слез и с радостью принял Господа в свой дом. Народ, увидев это, стал роптать на Иисуса: почему Он вошел в дом к человеку грешному. Закхей же, став перед Иисусом, сказал: Господи, половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воздам вчетверо. Господь сказал ему: Ныне пришло спасение дому этому, потому что и он сын Авраама (см. Лк. 19, 2—9).
 Вот как должно каяться в грехах: мало того, что должно перестать грешить, должно еще заглаживать грехи свои добрыми делами, в противном случае наше покаяние будет неполно и мало полезно. И в самом деле, как мы можем надеяться, что Бог простит нам грехи, если мы не загладим зла, которое произошло от наших грехов? Или что Бог оставит нам наши неправды, если мы все еще будем пользоваться тем, что приобрели неправдой? Или что Бог забудет обиды, причиненные нами ближним, если обиженные нами все еще будут терпеть от нас зло? Или что Бог будет к нам милостив, если от нашей жестокости все еще будут страдать другие? Промышлявшие лживой мерой, неправильным весом, излишней ценой как могут ожидать себе прощения от Бога, если все еще будут владеть тем, что ими таким образом нажито?
Нет, не так поступил Закхей. Он был человеком богатым; богатство, очевидно, нажил неправ¬дой, ибо был начальником над сборщиками податей. Жил, по всей вероятности, порочно, ибо богатство давало ему средства предаваться порокам. Но вот он, наконец, раскаялся в своих грехах. И что же он сделал? Дал обещание половину имения отдать бедным, вчетверо возвратить тем, кого обидел. Вот истинное и полное покаяние, и за это — истинное и полное прощение: Ныне пришло спасение дому сему (Лк. 19, 9),— сказал Господь Закхею. 45
Итак, одно из двух: или принеси такое покаяние, какое принес Закхей, или страшись той участи, которая определена нераскаянным грешникам. Аминь.

44. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Ежедневные поучения». Т. I. 1897.

45. См. поучения прот. Романа Путятина.

Как должно каяться

46
 Целью нашего говения является приготовление к достойному принятию Св. Христовых Тайн, к принятию Самого Господа, Который говорит: Я Идущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и И в нем (Ин. 6, 56). Так как Господь пречист, а мы нечисты, то приобщению Св. Пречистых Христовых Таин у нас предшествует очищение совести и получение прощения в Таинстве покаяния.
Кто чист, с тем уж несомненно соединится Христос Спаситель: Он любвеобилен, Сам ищет общения с нами, и если не общается, причина этому — наша нечистота. Поэтому, главное наше дело — это очищение совести и получение прощения в Таинстве покаяния. Об этом отныне да будет вся наша забота и попечение.
Очистит совесть и получит прощение тот, кто как должно покается. Кто же покается, как должно? Тот, кто познает свои грехи и искренно в них сознается; а сознавшись, будет сокрушаться о них и оплакивать их. Оплакав же, положит твердое намерение больше не оскорблять Бога своими грехами. И наконец, в таком расположении души смиренно исповедует все грехи свои перед духовником, чтобы получить прощение и приступить к Чаше Господней оправданным и чистым перед очами Божиими.
Итак, позаботьтесь о том, чтобы познать свои грехи и сознаться в них. Познать свои грехи — значит сказать, что такие-то грехи совершены нами; а сознаться в них — значит осудить себя за них, сказать: «Виноват», не допуская никаких оправданий и извинений. «Согрешил, виноват»,— эти два слова надо произнести прежде всего и произнести искренно.
Посмотрите же, в чем и как согрешили мы? Не думаю, чтобы это было трудно. Заповеди мы знаем и совесть имеем. Заповедь укажет, что следовало нам делать, а совесть засвидетельствует, сделано это нами или нет. Для этого посмотрим десять заповедей Моисеевых и заповеди о блаженствах и подумаем, какая заповедь нарушена и каких добродетелей недостает в сердце.
 Как в чистом зеркале, когда в него смотрят незакрытыми и незапорошенными глазами, видны и маленькие крапинки на лице, так обнаружатся все наши проступки и грехи в словах, делах и помышлениях, когда заставим совесть свою смотреться в зеркало заповедей Божиих, в слове Божием указанных.
Останется только прибавить к этому осуждение себя и осознание своей виновности. Это придет, когда откажемся от всякого самооправдания: не будем оправдывать себя ни обстоятельствами жизни, ни родом служения, ни условностями отношений, ни увлечениями, ни неведением — словом, ничем. А как только заметим грех, искренне скажем: «Виноват, безответно виноват».
 Осознав грехи, надо оплакать их, сокрушаясь о том, что они сделаны. Кто искренне сказал: «Виноват»,— тому не далеко до того, чтобы сказать: «Зачем же я все это сделал?» Не далеко и до того, чтобы пожалеть об этом, устыдить себя, поскорбеть перед Господом, устрашиться суда Его и беды, ожидающей того, кто останется неоправданным в грехах своих! Недалеко до этого, однако это требует труда над собой, самоконтроля и самопринуждения. Ибо бывает окаменение сердца, при котором, и осознавая грехи, и не имея оправдания в них, говорят: «Что же такого?»
Вспомни, сколько раз ты говорил: «Не буду, не буду»,— и все равно грешил, и грешил еще больше и упорнее, чем прежде; вспомни, что никто тебя к этому не принуждал. Ты по причине злого нрава своего грешил и оскорблял Бога, Который все видит, и отталкивал руку Его, которой Он останавливал тебя. Вспомни смерть, Суд, ад; вспомни и все прочее, чем ты надеешься сокрушить свое упорное сердце. Всячески тревожь его, возбуждай и приводи в движение.
К этим размышлениям присоедини молитву к Господу, чтобы Владыка всех дал тебе возобладать над сердцем своим. Что за покаяние, в котором нет печали и сокрушения! Вслед за скорбью о грехах придет намерение отказаться от них, не оскорблять ими больше Господа и не губить себя. А за этим последует исповедание грехов самое искреннее, и прощение их самое действенное. И совершится покаяние воистину спасительное.
А иначе какая польза без чувств, со скукой или рассеянно стоять на службах, досадуя на то, что они долго тянутся; время, свободное от служб, проводить в полусне и бездействии; затем холодно говорить на исповеди: «Грешен»,— про грехи, о которых спросят, и помышления не имея о том, что главной нашей целью должно быть совершенное исправление жизни. Какая в этом польза? Это значит исполнить обычай говения, а не говение во спасение.
Смотрите, поступайте осторожно (Еф. 5, 15), особенно в эти дни, когда враг, не искушая грехами, ухитряется делать бесполезными дарованные нам благодатью Божией средства к очищению от грехов и этим продолжать владычествовать над нами.

46. Из слова свт. Феофана Затворника. 

Библейские изречения о покаянии

Покаяние заповедано для всех Богом, Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться (Деян. 17, 30). Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию (2 Пет. 3, 9).
Покаяние заповедано Иисусом Христом. С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное (Мф. 4, 17).
Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься (Апок. 2, 5). Кого И люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся (Апок. 3, 19).
Покаяние необходимо для спасения: Если не покаетесь, все также погибнете (Лк. 13, 3).
Иисус Христос пришел призвать грешников к покаянию: Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? Ибо Я,— говорит Иисус Христос,— пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 13).
Покаяние производится действием Святого Духа: на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью Дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце (Зах. 12, 10). И Он (т.е. Дух Святой), придя, обличит мир о грехе, и о правде, и о суде (Ин. 16, 8).
Покаяние названо покаянием ради спасения: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ради спасения; а печаль мирская производит смерть (2 Кор. 7, 10).
Познание греха необходимо для покаяния: Наипаче омый мя от беззакония моего и от греха моего очисти мя; яко беззакония мои аз сознаю и грех мой предо мной есть выну (Пс. 50, 4, 5). Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш пусть обратится в плач, и радость — в печаль (Иак. 4, 9).
Покаяние необходимо для отпущения грехов: явился Иоанн, крестя в пустыне, и проповедуя крещение покаяния для прощения грехов (Мк. 1, 4). Петр же сказал им: Покайтесь, и пусть крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа (Деян. 2, 38).
Покаяние должно сопровождаться:
1. Смирением. И смирится народ Мой, который именуется именем Моим, и будут молиться, и взыщут лица Моего, и обратятся от худых путей своих; И услышу с неба, и прощу грехи их, и исцелю землю их (2 Пар. 7, 14). Смиритесь перед Господом и вознесет вас (Иак. 4, 10).
2. Искренней печалью. И ныне еще говорит Господь: Обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании. Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему, ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив, и сожалеет о бедствии (Иоил. 11, 12—13). И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: Прежде чем пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И, выйдя вон, плакал горько (Мф. 26, 75).
3. Стыдом. Слышу Ефрема плачущего: Ты наказал меня, и я наказан, как телец неукротимый; обрати меня, и обращусь, ибо Ты Бог мой. Когда я был обращен, я каялся, и когда был вразумлен, бил себя по бедрам; я был постыжен, я был смущен; потому что нес бесславие юности моей (Иер. 31, 19). Господи! У нас на лицах стыд: у царей наших, у князей наших и у отцов наших, потому что мы согрешили перед Тобой (Дан. 9, 5).
4. Исповеданием греха. И сказал Господь Моисею: скажи сынам Израилевым, если мужчина и женщина совершит какой-либо грех против человека, и через это совершит преступление против Господа, и виновна будет душа та, то пусть исповедуются во грехе своем, который они совершили, и возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили. (Чис. 5, 6, 7). Тогда признаются они в беззаконии своем и в беззаконии отцов своих, как они совершали преступления против Меня (Лев. 26, 40). Беззаконие мое я сознал и греха моего я не скрыл, сказал: «Исповедуюсь Господу в беззаконии моем»,— и Ты простил нечестие сердца моего (см. Пс. 31, 5).
5. Обращением. Испытаем и исследуем пути свои, и обратимся к Господу; вознесем сердце наше и руки к Богу, сущему на небесах: мы отпали и упорствовали (Плач. 3, 40—42). Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши (Деян. 3, 19).
6. Оставлением греха. Итак, скажи мужам Иуды и жителям Иерусалима: так говорит Господь: Вот, И готовлю вам зло и замышляю против вас; итак, обратитесь каждый от злого пути своего и исправьте пути ваши и поступки ваши (Иер. 18, 11). Посему И буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его,— говорит Господь Бог,— покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших, чтобы нечестие не было вам преткновением (Иез. 18, 30).
7. Молитвой. Обратись, Израиль, к Господу Богу твоему, ибо ты упал от нечестия твоего (Ос. 14, 2). Итак, покайся в этом грехе твоем и молись Богу; может быть, отпустится тебе помысл сердца твоего (Деян. 8, 22).
8. Удовлетворением обиженных. Пусть исповедуются в грехе своем, который они совершили, и возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к нему пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили (Чис. 5, 6, 7).
9. Верой. Исполнилось время, и приблизилось царствие Божие; покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1, 15).
10. Ненавистью ко греху. И вспомните там о путях ваших и обо всех делах ваших, которыми вы оскверняли себя, и возгнушаетесь самими собой за все злодеяния ваши, какие вы делали (Иез. 20, 43).
11. Делами, достойными покаяния. Сотворите же достойный плод покаяния (Мф. 3, 8). Сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал апостол Павел, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния (Деян. 26, 20). 

О милосердии Божием к грешникам

1. По учению Слова Божия

1. Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих, перестаньте делать зло, научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите, и рассудим,— говорит Господь.— Если будут грехи ваши, как багряное,— как снег убелю; если будут красны, как пурпур,— как волну убелю (Ис. 1, 16—18).
2. Но если народ этот, на который И это изрек, обратится от своих злых дел, И отложу то зло, которое помыслил сделать ему(Иер. 18, 8).
3. Притчу о погибшей и обретенной овце Спаситель заключил следующими словами: Говорю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15, 1—7).
4. К притче о потерянной и найденной драхме Иисус Христос добавил: Так,— говорю вам,— бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся (Лк. 15, 10).
5. Притча о блудном сыне — это непререкаемое свидетельство о милосердии Отца Небесного к кающимся грешникам (см. Лк. 15, 12—32).

2. По учению Св. Отцов Церкви

1. Святой Ириней пишет: «Страх Господень — начало познания; познание же преступления производит покаяние; кающимся же дарует Господь благоволение».47
2. Святитель Василий Великий рассуждает:
«Спросим Спасителя:
— Для чего Ты пришел к нам? Он ответит:
И пришел не праведников спасти, а грешников призвать к покаянию (Мф. 9, 13).
— Что носишь на плечах?
— Овцу погибшую,— говорит Он (см. Лк.15, 4, 5).
— О ком радуются небесные жители?
— Об одном грешнике,— говорит,— Ангелы радуются (см. Лк. 15, 10).
Бог кающегося обнимает с радостью. Усерднее прибегнем к Благому Богу. Лишь только захочешь принести покаяние, подобно блудному сыну, как Сам Бог охотно встретит тебя. Думай об Отеческом благосердии и не потеряешь надежды на спасение».48
3. Святой Ефрем Сирин говорит: «Бог не ограничил покаяния, не определил, что будто для некоторых грехов есть покаяние, а для других нет. Этот Великий Врач душ наших даровал нам это великое исцеление для любой раны».49
4. Святитель Иоанн Златоуст замечает: «Покаяние — это дар небесный, сила удивительная, благодать, превышающая силу законов. Поэтому ни блудника не отвергает, ни от пьяницы не отвращается, ни идолослужителем не гнушается, ни прелюбодея не отгоняет, ни проклинающего не гонит, ни хульника, ни горделивца, но всех принимает».50
5. Святитель Григорий Богослов спрашивает: «Желаешь ли услышать о человеколюбии Божием? Если,— сказано,— обратившись, воздохнешь ко Господу, то спасен будешь (Иез. 33, 19). Смотрите, как спасение соединено с воздыханием. Ты не успеешь еще выговорить слова, Он скажет: «Я здесь»,— и обратится к душе твоей: Я — Спасение твое (Пс. 34, 3). Между прошением и получением нет посредника: ни золота, ни серебра, ни блестящих и дорогих камней, ничего прочего, чем люди склоняются к милости».51

47. Книга III. Гл. 37.

48. См. Слово о покаянии

49. О покаянии и обращении.

50. Беседа 4. О покаянии.

51.Из творений свт. Григория Богослова. Изд. 3. Ч. 2. С.74. 

Когда и при каких условиях покаяние приводит к желаемой цели — исцелению наших душевных язв и полному очищению души?

52
Прежде всего покаяние должно быть совершенно свободным, а никак не вынужденным временем и обычаем или исповедующим лицом. Иначе это не будет покаяние: Покайтесь,— сказано,— ибо приблизилось царство небесное (Мф. 4, 17). Приблизилось, то есть само пришло, не нужно долго искать, оно само ищет вас и вашего свободного расположения.
Далее, раскаяние должно быть, безусловно, искренним, без всякого лукавства, или самооправдания.
Убоимся окамененного нечувствия грехов наших, убоимся гордости своей сердечной, которая говорит: «Не нуждаюсь я в прощении грехов, я не виноват, я не грешен» или: «Грехи у меня легкие, человеческие»,— как будто нужно, чтобы были бесовские; или: «Мне не худо жить и в грехах моих». Это сатанинская гордость.
Прочувствуем глубоко, всем сердцем, свои бесчисленные беззакония, будем воздыхать о них из глубины души, прольем о них слезы умиления и умилостивим разгневанного Владыку. Не станем нимало оправдывать себя, как фарисеи-лицемеры, ибо не оправдается,— сказано,— перед Богом никто из живущих (Пс. 142, 2). Одним только искренним покаянием в грехах мы можем умилостивить Бога. Оставим равнодушие и холодность, будем духом горящим служить Господу.
Итак, покаяние должно сопровождаться сокрушением сердца и плачем о грехах. Слезы покаяния необходимы всем, и без них нет спасения. Один святой муж, проходя мимо кладбища со своими учениками и увидав вдову, с воплем и рыданиями проливавшую слезы над могилой мужа, сказал ученикам: «Как убивается эта вдова на могиле, так и нам необходимо убиваться о душе своей, которую мы уморили грехами своими и похоронили на чуждой ей земле мира и похотей плотских».
Сокрушаясь всем сердцем о своих грехах и проливая слезы покаяния, кающийся должен принести искреннейший обет Богу разорвать узы, связывающие его с грехом, и исправить свою жизнь. Кающийся должен всей душой возненавидеть грех, гореть внутренним желанием противостоять его соблазнам, истребить в себе противление Богу и возжечь желание исполнять Его заповеди, словом, совершить внутренний переворот, переломить свою волю.
«Ибо не просто воздержание от зла,— говорит прп. Макарий,— является очищением, но истребление его из совести является полным очищением. Войди, кем бы ты ни был, через твои помышления к душе твоей, военнопленной и рабе греха, и рассмотри до дна мысли твои, и исследуй глубину мыслей,— и увидишь в недрах души твоей ползающего и гнездящегося змея, убивающего тебя, отравляющего по частям душу твою. Ибо неизмеримая бездна — сердце; но если убьешь этого змея, похвались перед Богом чистотой твоей».
Подвиг покаяния также должен сопровождаться молитвой с надеждой на Иисуса Христа, и молитва поддержит нас. Когда, по причине твоей порочности и власти греха над душой, тобой овладеет уныние и, Боже упаси, отчаяние в Божием милосердии, скажи из глубины души вместе с Метафрастом: «Знаю, Владыка мой, что беззакония мои превзошли голову мою, но безмерно множество щедрот Твоих и неизреченна милость незлобивой Твоей благодати, и нет греха, побеждающего Твое человеколюбие. Удиви же, Пречудный Царь, незлобивый Господи, и на мне, грешном, милость Твою, покажи силу благости Твоей и яви крепость благовременного милосердия Твоего, и прими меня, обращающегося к Тебе грешника. Я уповаю на Тебя, Боже мой! Если есть для меня надежда спасения, если человеколюбие Твое без числа превышает множество беззаконий моих, будь мне Спасителем и по щедротам Твоим и милостям Твоим ослабь, оставь мне все, в чем я согрешил перед Тобой, ибо множеством зол наполнилась душа моя, и нет во мне надежды на спасение».
Ты — грешник, ты постоянно падаешь. Научись вставать, позаботься о том, чтобы найти эту мудрость. Эта мудрость состоит вот в чем: выучи наизусть псалом Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей,— внушенный Царю и пророку Давиду Духом Святым, и читай его с искренней верой и упованием. После твоего искреннего раскаяния, выраженного словами Царя Давида, тебе тотчас воссияет от Господа прощение грехов, и ты ощутишь мир своих душевных сил.
 Приготовившись достойным образом, осознав и оплакав грехи свои, ощутив в себе решимость исправить свою жизнь, христианин должен исповедать грехи свои перед священником. Исповедь, безусловно, необходима для очищения души. Трудность и болезненную жгучесть операции вынесешь, зато будешь здоров. Это значит, что надо на исповеди без утайки открыть все свои срамные дела духовнику, хотя и больно, и стыдно, и позорно, и унизительно. В противном случае рана останется неизлеченной и будет болеть, и ныть, и подтачивать душевное здоровье, останется закваской для других душевных болезней или греховных привычек и страстей.
Священник — врач духовный; покажи ему раны, не стыдясь, искренно, откровенно, с сыновней доверчивостью. Ведь духовник — твой отец ду¬ховный, который должен любить тебя больше твоих родных отца и матери, ибо Христова любовь выше плотской, естественной любви, за тебя он должен дать ответ Богу. Отчего жизнь наша стала такой нечистой, исполненной страстей и греховных навыков? Оттого, что очень многие скрывают свои душевные раны или язвы, от чего они и болят, и раздражаются, и нельзя их никак исцелить.
Кто привыкает давать отчет о своей жизни на исповеди здесь, тому не будет страшно давать ответ на Страшном Суде Христовом. Для того и установлено здесь краткое судилище покаяния, чтобы нам, очищенным и исправившимся через здешнее покаяние, дать непостыдный ответ на Страшном Суде Христовом.
Наконец, каждый искренне кающийся и исповедующий свои грехи должен знать, что его покаяние, давая ему душевное спокойствие и радость очищения от греха, в то же время является предметом радости на небе.
Как тебе приятно бывает, как весело, когда ты найдешь какую-либо потерянную нужную и ценную вещь! Ты готов скакать от радости. Вообрази же, как приятно Отцу Небесному при виде пропадавшего чада Своего, человека-грешника, но нашедшегося, при виде погибавшей и ожившей овцы Своей, при виде утраченной и найденной драхмы Своей, этого живого образа Божия — человека! Невозможно описать этой радости! Радость у Отца Небесного о пропадавшем и нашедшемся блудном сыне Своем так велика, что заставляет радоваться все любящее и доброжелательное небо, ибо радость бывает на небесах об одном грешнике кающемся.
Погибающие братья и сестры! Возвратитесь с пути погибели к Отцу Небесному! Покайтесь, ибо приблизилось царствие небесное!

52. По книге «Уроки благодатной жизни» по руководству о. Иоанна Кронштадтского. С. 51—57. 

Глава шестая. Об исповеди

Великая власть священников в Таинстве исповеди

Дивная власть дана священникам! «Они,— говорит свт. Иоанн Златоуст,— обитают еще на земле, а допущены управлять небесным, получили такую власть, какой не дал Бог ни Ангелам, ни Архангелам, ибо не Ангелам сказано: Если что свяжете на земле, то будет связано на небе; а что разрешите на земле, будет разрешено на небе (Мф. 18, 18). Хотя и начальствующие на земле имеют власть связывать, но только тела, а эта власть касается самой души и восходит до неба. Ибо что священник определяет внизу, то Бог утверждает на небе, и Владыка считается с мнением Своих рабов».53

53. Святитель Иоан Златоуст. О священстве. III. С.45 

В исповеди мы должны видеть бесконечную благость Небесного Царя к Своим преступным подданным

54
Напрасно многие смотрят на исповедь как на тяжелое бремя, а некоторые и вовсе избегают ее. Беспредельную благость Божию можно увидеть на следующем примере. Представим, что человек низкого происхождения был призван ко двору могущественного Монарха, осыпан бесчисленными благодеяниями и милостями его, и за все это заплатил своему Государю жестокой неблагодарностью: осмелился нанести ему самое грубое оскорбление.
Разгневанный Царь осудил виновного на смертную казнь. Приговор уже должен был совершиться, преступник ожидал своей смерти. Но вдруг является к нему посланный от Царя и обещает ему от имени Государя прощение, если он исполнит одно условие, а именно: если признается в своих преступлениях одному из царских министров, которого сам себе выберет. Мало того, Царь обязует этого министра никому не открывать вверенной ему тайны.
Неужели это условие тяжело для преступника? Представим еще, что милосердный Царь за такую исповедь снова обещает преступнику вернуть свою милость и возвратить ему все прежние достоинства и почести. Что может быть выше этой царской милости?
Только милость Царя Небесного выше ее, и бесконечно выше. Ибо, совершив грех, мы заслу-живаем смерть не только временную, но и вечную; и дабы нам избавиться от нескончаемых казней, бесконечная благость указывает средство, не менее легкое для нас. Это средство — чистосердечная исповедь перед служителем Церкви, она опять вводит вас в число чад Божиих.

54. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Ежедневные поучения». Т. III. 1897. 

Должно исповедоваться так, как будто мы исповедуемся последний раз в жизни

55

 Жертва Богу — дух сокрушенный, сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит
(Пс. 50, 19).

Опять день покаяния и исповеди! Еще раз раскроем мы перед Всеведущим мрачный свиток наших деяний, еще раз услышим от лица Его прощение во всем, содеянном нами, и пойдем в дом свой оправданными! Так неистощимо милосердие к нам Господа нашего!
Правда Его могла бы отвергнуть наше нынешнее покаяние: могла бы сказать нам, что так как мы столько раз приносили покаяние и столько же раз принимали прощение, но не перестали оскорблять ее грехами нашими, то и ей остается уже вооружиться против них судом и казнью, а не миловать напрасно рабов преступных и лукавых. Но так с нами не поступят: перед Престолом этой Правды мы и ныне обретем ту же милость, ту же любовь и всепрощение.
Чувствуешь ли это, душа грешная? Чувствуешь ли, что ты давно стократно достойна ада, а тебе снова отворят рай и царствие небесное? Берегись же, чтобы эта милость не была явлена тебе в последний раз!
Да, братья мои, на земле нет никого, кто бы мог сказать нам наверняка, что сегодняшняя исповедь наша — для нас не последняя. Это мог бы сделать только Тот, в деснице Которого ключи ада и смерти (Апок. 1, 18), благодаря Которому мы все живем, движемся и существуем (Деян. 17, 28). Но Он Сам, ограждая нас от беспечности, благоволил возвестить нам в Своем Евангелии, что день и час Его пришествия к нам, а также и нашего отшествия к Нему должны оставаться тайной для нас.
После этого каждый, кому дорого спасение души своей, должен исповедоваться так, как бы делал это последний раз в жизни.
Как бы мы исповедовались, будучи на смертном одре? Исповедовались бы с глубочайшим сокрушением духа и совершенным омерзением ко греху, который тогда потерял бы для нас всякую привлекательность; исповедовались бы всецело, ничего не скрывая, ибо что таиться перед смертью? Исповедовались бы с твердой решимостью не уклоняться больше на сторону лжи и беззакония, ибо тогда во всей силе открылась бы перед нами необходимость жизни чистой и святой.
Поступим же теперь точно так же, как мы поступили бы на смертном одре. Раскроем перед Всеведущим всю душу и сердце, все тайные страсти и греховные вожделения. Пусть милосердие Божие узрит все язвы и всю гнилость нашего внутреннего человека; оно узрит их только для того, чтобы тем совершеннее исцелить их. 56
А для утверждения себя в этом необходимом подвиге, для ограждения себя от новых соблазнов жизни, от новых нападений со стороны страстей, возьмем с собой от святого аналоя, в напутствие жизни память смертную, ибо не напрасно сказано Премудрым: Помни конец твой, и вовеки не согрешишь (Сир. 7, 39).

55. Из книги свящ. Григория Дьяченко «Ежедневные поучения». Т. III. 1897.

56. Проповеди святителя Иннокентия Херсонского. Т. II.

Какой должна быть наша исповедь?

57


Скажи о беззакониях своих сначала, чтобы быть оправданным
(Ис. 43, 26).

Ныне мы пойдем на исповедь к служителю Если совершим нашу исповедь, как должно, получим прощение грехов, получим оправдание. Поэтому нужно нам знать, какую именно принести исповедь.
1.Исповедь наша должна быть полной и совершенной, не должно скрывать ничего: от постыдного действия до безумного слова, от нечистого помысла до преступного желания. Раскроем перед Богом и Его служителем всю душу и сердце, все тайные страсти и греховные вожделения.
Сердцеведец видел все беззакония наши еще тогда, когда они только зарождались в тайных помышлениях нашего сердца. Всеведущий был с нами и тогда, когда мы, скрывшись от взора человеческого и считая себя никем не видимыми, безрассудно мыслили, бесстыдное делали. От Него ли хотим скрыть грехи наши? Он долготерпеливо ожидает, пока мы сами возгнушаемся своей нечистоты, исповедуем перед Ним беззакония свои, откроем и обнажим язвы совести своей. Но придет день Суда, когда Он Сам обнаружит все постыдные наши дела перед всем собором Ангелов и человеков.
2. Исповедь наша должна быть искренней и чистосердечной, не должно скрывать побуждений к беззакониям, которые таятся в развращении сердца, в любви ко греху, в слаждении сердца греховными вожделениями и чувствами, не должно выискивать ложных извинений в грехах своих, тем более не должно обвинять других вместо себя.
Мы приходим сюда исцелять свои язвы, а не скрывать их от врача, исповедать свои грехи, а не осуждать других, чтобы вместо прощения не получить двойного и неразрешимого осуждения. Суд Божий тем и отличается от суда человеческого, что на нем оправдывается тот, кто более обвиняет самого себя, очищается тот, кто искренне открывает свою нечистоту.
Перед кем нам извинять себя? Перед служителем алтаря? Но он только свидетель нашей исповеди и сам из числа грешников, ищущих оправдания и спасения в едином Господе и Спасителе. Для того-то Господь и передал власть отпускать грехи не Ангелам, святым и бесстрастным, а подобным нам страстным людям, которым известны все немощи естества человеческого, чтобы они могли сострадать нам и быть внимательными к тяжкой болезни души нашей.
Чем искреннее откроешь сердце свое перед духовным отцом, чем чистосердечнее исповедаешь перед ним свою жизнь, тем более побудишь его поскорбеть с тобой, облегчить тяжкие переживания души твоей, успокоить томящуюся совесть твою, искреннее вздохнуть о тебе к Богу. Господи, не уклони сердце мое к словам лукавым, для измышления извинений во грехах (Пс. 140, 4).
3. Исповедь наша должна быть слезной, сокрушенной и смиренной. Одна жертва благоприятна Богу — это дух сокрушенный, сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит (Пс. 50, 19). Станем, подобно кающемуся мытарю, у церковного порога и, бия себя в грудь, с воплем воззовем: Боже, милостив буди мне, грешному (Лк. 18, 13).
Ах, если бы мы могли видеть ту участь, которая ожидает грешника за гробом! Если бы могли испытать те невыразимые языком человеческим мучения, которые терпят несчастные души, не принесшие истинного покаяния, мы поняли бы всю силу слова Господа: Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь. Но: Горе вам, смеющиеся ныне! Ибо восплачете и возрыдаете (Лк. 6, 21, 25). Тогда мы плакали бы плачем неутешным, как плакали всю свою жизнь те, кому открыто было состояние душ, разлучившихся с телом.
Покаяние наше вообще должно быть твердым и неизменным. Что пользы исповедать грех без намерения оставить его навсегда? Восставать, чтобы падать опять еще глубже? Пробуждаться только для того, чтобы опять погружаться в тягчайший и непробудный сон? Обращаться к Богу для того, чтобы, похитив, так сказать, прощение, опять изменять Ему, предаваться врагу Его?
Не значит ли это, что мы искушаем долготерпение Божие, попираем Кровь завета Христова, повторно распинаем Господа? Не означает ли это поругания над Св. Таинством? Нет, возлюбленные, получив прощение грехов своих, изгоним их немедленно, не только из жизни и деятельности, но из самого воображения и памяти нашей. Пусть остаются они на долю врага нашего, который научал и соблазнял нас на грех, который радовался, когда мы нарушали заповеди Господни.
Дав перед святым Крестом и Евангелием обет вести жизнь чистую и добрую, будем повторять себе этот обет утром и вечером, в часы радости и печали, в храме Божием и дома, сидя на трапезе и покоясь на ложе, чтобы дело нашего спасения никогда не выходило из нашей памяти и обратилось в главное дело нашей жизни.
Да будет непрестанно в уме и на языке нашем слово Иосифа целомудренного: Как произнесу такое злое слово и согрешу перед Богом (Быт. 39, 9)?

57. Епископ Тобольский Иустин. Святая Четыредесятница. 1893. 

Приложение. О спасении души

58

Мысли о спасении души

1. Как делать зло, так и не делать добра — грех (Свт. Тихон Задонский).
2. Не делать добра только потому, что от этого может произойти нечто неблагоприятное,— значит отказываться всегда делать добро (Свт. Иннокентий Херсонский).
3. Сколько трудов переносит человек для выполнения грешных своих желаний! Каким тревогам, каким мукам подвергаются искатели чести и славы! Каким изнурительным трудам подвергает себя тот, кто хочет богатеть более и более! Ах! Если бы для благоугождения Господу подвергались таким же трудам, каким подвергают себя в угоду страстям, то какой высоты совершенства духовного достигли бы! (Архиепископ Черниговский Филарет).
4. Хочешь без труда творить добродетель? Рассуждай о труде, что он временный, а о награде, что она вечная (Прп. Нил Синайский).
5. Нужно всегда начинать с малого, чтобы быть способным делать великое (Прот. А. Иванцов-Платонов).
6. Чем кто-либо более приближается к Богу, тем более видит себя грешным (Авва Дорофей).
7. Пока человек не предстанет перед Судом Божиим, не услышит решительного о себе определения и не увидит присужденного ему места, до тех пор он не может знать, угоден он Богу или нет (Авва Исайя).
8. Пока ты находишься в теле, не будь беспечен, и никогда самому себе не верь, хотя бы чувствовал иногда свободу от страстей. Ибо враги с лукавыми намерениями на время прекращают нападения свои, чтобы мы ослабили ревность свою. Тогда они бросаются на нас, неразумных, схватывают бедную душу, как малую птицу, и ввергают ее в грехи более тяжкие, чем те, об избавлении от которых она прежде молилась (Авва Исайя).
9. Забвение своих добрых дел — самое безопасное их хранилище (Свт. Иоанн Златоуст).
10. Добрые дела ценятся по намерению (Свт. Амвросий Медиоланский).
11. Делай то, что достойно награды, но не ищи ее.
12. Главой и сущностью всех добродетелей является любовь, без которой ни пост, ни бдение, ни труды ничего не значат. Диавол всему может подражать в человеке. Назовем ли пост? И он ничего не ест. Бдение? Но и он никогда не спит и всегда, ходит, как рыкающий лев (1 Пет. 5, 8). Только одна любовь и смирение не подражаемы для него (Блж. Августин).

58. Священник Григорий Дьяченко. Доброе слово. Т. III. Изд. 1. 

Притча о спасении

59
Что нужно делать, чтобы спастись? «Твори благо, бегай злаго, спасен будешь»,— сказал святитель Митрофан Воронежский. Иначе: люби добродетель, бегай порока. Подробнее: узнайте и в сердце содержите все, чему учит Св. Церковь, и, принимая благодатные силы через Таинства и возгревая их через все другие священнодействия Церкви, идите неуклонно путем заповедей, предписанных нам Господом Иисусом Христом, под руководством законных пастырей — учителей Церкви, уклоняясь от всего противного. И несомненно спасетесь: достигнете царства небесного. Это каждому известно.
Следующее сказание еще более пояснит дело. Один глубокий старец, живший в уединенной пустыне, впал в уныние; и тьма помышлений начала сокрушать душу его, внушая ему недоумения: правильно ли он идет, и есть ли надежда на то, что труды его увенчаются, наконец, успехом? Старец сидел, поникнув головой. Сердце ныло, но очи не давали слез. Сухая скорбь томила его. Между тем, когда он так убивался горем, предстал ему Ангел и сказал: «Что смущаешься, и зачем помышления входят в сердце твое? Не ты первый и не ты последний идешь этим путем. Многие уже прошли им, многие идут и многие пройдут еще этим путем в светлые обители райские. Ступай за мной, я покажу тебе разные пути, какими ходят сыны человеческие, и куда приводят эти пути. Смотри и вразумляйся».
Повинуясь повелению Ангела, старец встал и пошел; но едва сделал несколько шагов вперед, как погрузился в созерцание дивного видения, которое открылось умным очам его. Он видел по левую сторону от себя густой мрак, как стену непроница-емую, внутри которого слышал шум, тревогу и смятение. Всматриваясь внимательно во мрак, он увидел широкую реку, по которой ходили волны взад и вперед, направо и налево, и всякий раз, когда мелькала перед его очами волна, кто-то как бы на ухо внятно говорил ему: «Это — волна неверия, беспечности, холодности; это — волна немилосердия, разврата, взяточничества; это — неги, забавы, зависти, раздора; а это — пьянства, нечи-стоты, лености, неверности супругов и проч.».
И каждая волна проносила на себе перед ним несметное множество людей, поднимала их из реки и снова погружала в глубь ее. В ужасе старец воскликнул: «Господи! Неужели все они погибнут, и нет им надежды спасения?» Ангел сказал ему: «Смотри далее и увидишь милость и правду Божию».
«Житейское море, воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти: Возведи от тли живот мой, Многомилостиве». 60
Старец снова взглянул на реку и увидел, что она по всей ширине и по всей длине покрыта малыми ладьями, в которых сидели светлые юноши, со всякого рода орудиями для спасения утопающих. Они всех призывали к себе и одним подавали руки, иным спускали жерди и доски, иным бросали веревки, а иногда погружали вглубь багры и крюки — не ухватится ли кто и там?
И что же? Редкий-редкий откликался на призывный голос их, и еще меньше было таких, которые пользовались как следует подаваемыми орудиями спасения. Но чаще всего с презрением отвергали их и с каким-то диким наслаждением погружались в эту реку, издававшую чад, смрад и гарь.
Старец простер взор свой вдоль реки и в конце ее увидел бездну, в которую она низвергалась. У самого края бездны множество юношей стремительно плавали в ладьях туда и сюда, заботливо подавая помощь каждому. Но, несмотря на эту помощь, ежеминутно на всем протяжении реки тысячи людей низвергались в бездну,— оттуда были слышны одни стоны отчаяния и скрежет зубов.
Старец закрыл лицо свое и зарыдал. И был ему голос с неба: «Горько, но кто виноват? Скажи, что еще Я мог бы сделать для спасения их, чего бы не сделал? Но они с ожесточением отвергают всякую подаваемую им помощь. Они отвергнут и Меня, если Я сойду на помощь к ним в самые безотрадные места их страданий».
«Бездна последняя грехов обыде мя, и исчезает дух мой; но прострый, Владыко, высокую Твою мышцу, яко Петра мя, Управителю, спаси!» 61
Немного успокоившись, старец обратил очи свои вправо, к светлому востоку, и утешен был отрадным видением. Те, кои, внимая зову светлых юношей, подавали им руку или хватались за какое-либо спасительное орудие, были извлечены ими на правый берег. Здесь их принимали другие, вводили в небольшие стройные здания, рассеянные в большом количестве по всему берегу, там обмывали их чистой водой, облекали в чистые одежды, препоясывали, обували, давали посох и, подкрепив пищей, отсылали в путь дальше, к востоку, заповедав им не оглядываться назад, идти без остановки, внимательно смотреть под ноги и не пропускать ни одного подобного здания без то¬го, чтобы не зайти в него и не подкрепить себя в нем пищей и советом от тех, чьему попечению вве¬рены эти здания.
Старец оглядел берег и увидел, что на всем его протяжении готовятся в путь эти избавленные. На лицах у всех были запечатлены радость и воодушевление. Видно было, что все они чувствова-ли особую легкость и силу и с некоторой неудер-жимостью устремлялись в путь, первые стадии которого были усеяны приятными цветами.
«Божиим светом Твоим, Блаже, утренюющих Ти души любовию озари, молюся, Тя видети, Слове Божий, Истиннаго Бога, от мрака греховнаго взывающа».62
Потом старец обратил свой взор дальше к востоку, и вот что ему открылось. Луг оканчивался недалеко от берега; дальше начинались горы, хребты которых протянулись в разных направлениях. Они были то голые и отвесные, то покрытые кустарниками и лесами. Горы поднимались все выше и выше, пересекаясь пропастями. Повсюду на них были видны путники-труженики. Один карабкался на крутизну, иной сидел в утомлении или стоял в раздумье, иной боролся со зверем или змеей; иной шел прямо к востоку, а иной — по косому направлению, а иной — поперек пути других; однако все были в труде и поте, в борьбе и напряжении сил — и душевных, и телесных.
Редкий путник всегда видел дорогу: часто она совсем пропадала или разветвлялась на распутья; иногда ее скрывали туман и мрак; иногда пересекала пропасть или крутой утес; иногда путь преграждали звери из дубравы или ядовитые змеи из ущелий. Но вот что дивно! Везде по горам были рассеяны красивые здания, подобные тем, в которые принимали спасенных от воды. Если путник заходил в них, как ему было заповедано вначале, то, как бы он ни был изможден, выходил оттуда бодрым и полным сил.
Тогда звери и змеи не могли выносить взора его и бежали от него, никакие препятствия не останавливали его надолго; и он легко и скоро отыскивал скрывшийся каким-либо образом путь по тем указаниям, которые получал в этих зданиях. Каждый раз, когда кто-либо преодолевал препятствие или одолевал врага, то становился крепче, выше и статнее. Чем выше кто-либо восходил, тем становился лучше и светлее.
У вершины горы местность опять становилась гладкой и была усеяна цветами. Но вступившие сюда скоро входили в светлое облако или туман, из которого больше уже не показывались. Старец поднял очи выше этого облака и из-за него или из-за горы увидел чудный, неописанной красоты свет, из которого доносились к нему сладостные звуки: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф!» Старец в умилении пал ниц, и над ним звучно пронеслось слово Господне: «Так совершайте свой путь, чтобы получить» (См. 1 Кор. 9, 24). Настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей (Пс. 85, 11).
Снова поднявшись на ноги, старец увидел, что немалое число путников с разной высоты горы, с разных мест снова стремительно бежало к реке то молча, то с криком и хульными, бранными словами. К каждому из них, и сверху и снизу, было обращено воззвание: «Остановись! Остановись!» Но, гонимые какими-то малорослыми эфиопами, они не внимали предостережению и снова погружались в смердящую реку.
Тогда старец воззвал: «Господи, что это?» И услышал в ответ: «Плод самочиния и непокорности богоучрежденному порядку!» Тем видение кончилось. Ангел, показывавший его старцу, спросил его: «Утешен ли?» И старец поклонился ему до земли.
Видение старца, взятое из одного древнего «Отечника», понятно. Река — это мир. Погруженные в нее — люди, живущие по духу мира, в страстях, пороках и грехах. Светлые юноши в ладьях — это Ангелы и вообще призывающая ко спасению благодать. Бездна, в которую низвергалась река с людьми, — это пагуба. Красивое здание на правом берегу — Церковь, где через Таинства Крещения и покаяния обратившиеся грешники омываются от грехов, облекаются в одежду оправдания, препоясываются силой свыше и становятся на путь спасения.
Восхождение на гору с разными затруднениями — разные труды по очищению сердца от страстей. Звери и змеи — враги спасения. Гладкая местность ближе к вершине — умиротворение сердца. Светлое облако, скрывающее путников, — спокойная смерть. Свет из-за горы — блаженный рай. Здания, рассеянные по горе,— храмы Божии. Кто заходит в эти здания на пути, то есть принимает Таинства и участвует в священнодействиях и молитвословиях Церкви, пользуется светом и руководством пастырей, тот легко преодолевает все препятствия и скоро приходит к совершенству. А кто самочинно отвергает их, не подчиняясь указаниям и советам пастырей, тот скоро падает, и дух мира снова увлекает его.
«Ангеле Божий, Хранителю мой святый, живот мой соблюди во страсе Христа Бога, ум мой утверди во истинном пути, и к любви горней уязви душу мою, да тобою направляем, получу от Христа Бога велию милость» 63.

59. Из сочинений свт. Феофана Затворника.

60. Ирмос 6-й песни 6-го гласа.

61. Ирмос 6-й песни 3-го гласа.

62. Ирмос 5-й песни.

63. Тропарь Ангелу-Хранителю, глас 6-й. 

Краткие правила о том, как спасти душу

64

1. Покайся и обратись ко Господу, познай свои грехи и оплачь их в сокрушении сердца.
2. Пребывай в Боге умом и сердцем, а телом трудись, исполняя свои обязанности.
3. Береги сердце свое от худых помыслов и чувств: гордости, гнева, осуждения, пристрастия и проч.
4. Всю жизнь свою принеси в жертву Богу и живи уже не для себя, а для Бога, творя только угодное Ему.
5. Смиренно предай себя в волю Божию и терпеливо и твердо стой в законах спасительной жизни.
6. Опорой для этого пусть будет у тебя постоянная забота о приобретении живой веры, надежды и любви.
7. Орудия такой жизни — молитва, пост, бдение, уединение, труд, частое говение, чтение слова Божия и проч.
8. Огради себя страхом Божиим, помни конец (Сир. 7, 39): смерть, Суд, ад, царство небесное.
9. Больше всего внимай себе: храни ум трезвым и сердце несмущенным.
10. Стяжи духовный огонь благодати Божией,чтобы он попалил терния страстей и грехов твоих и насадил в сердце твоем семена добродетелей. Так устройся, и благодатью Божией спасешься!

64. Из сочинений епископа Рязанского и Зарайского Иустина. T. IX. 

О пути ко спасению

65
Кто хочет спастись, тот должен принадлежать единой Святой Православной Церкви, быть ее верным сыном и покоряться всем ее установлениям, как-то: поститься, ходить в храм Божий, почитать духовных пастырей, и т. д. Тот, кто не повинуется Церкви, кто по духу противления или гордости отделился от нее, кто состоит в расколе, тот, сколько бы он ни клал поклонов, сколько бы ни постился, сколько бы ни молился, не наследует спасения.
 Господь сравнил не повинующегося Церкви с идолопоклонником: Если кто Церкви не послушает, — сказал Он,— да будет для тебя как язычник и мытарь (Мф. 18, 17). Раскольник и еретик чужды смирения, как чужд смирения диавол, а потому они чужды спасения, как чужд его диавол.
 Некогда преподобному Макарию явился диа-вол и говорит: «Макарий! Ты много постишься, а я вовсе не ем; ты мало спишь, а я вовсе не сплю; одним только побеждаешь меня: твоим смирением». Кто не смирился, тот не ученик Христов, тот не подчинился Иисусу Христу. «Истинное смирение — от послушания,— сказал прп. Иоанн Лествичник,— как и Господь явил Свое смирение тем, что Он послушлив был до смерти, смерти же крестной» (Флп. 2, 8). Без послушания Церкви нет смирения; без смирения нет спасения: Я смирился, и Он спас меня,— сказал пророк (Пс. 114, 5).
 Кто хочет спастись, тот должен, хоть по-немногу, но часто молиться Богу. В будни, если дела житейские и служба не позволя¬ют отправиться в храм Божий, молись Богу дома: утром, пробудившись от сна, на ночь, отходя ко сну, перед обедом и перед ужином. В праздничные и воскресные дни должно принимать участие в общественном церковном богослужении.
Великое счастье для грешного человека, что ему дано посещать церковь Божию: он может умолить Бога, чтобы Бог простил ему грехи и даровал спасение. Давид был славным и богатым царем, был также и пророком, но признавался: Одного просил я у Господа, и того только буду искать: чтобы жить мне в доме Господнем во все дни жизни моей, видеть мне красоту Господню и посещать храм святой Его (Пс. 26, 4).
Святые Отцы называют молитву матерью всех добродетелей, потому что ею можно испросить у Милосердного Господа все прочие добродетели, все блага временные и вечные, как засвидетельствовал Сам Господь. Просите,— сказал Он,— и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам (Мф. 7, 7).
Кто хочет спастись, тот должен по силе своей творить милостыню душевную и телесную и вообще любить ближних, как самого себя. Душевная милостыня состоит в прощении ближним их согрешений, т.е. оскорблений и обид, нанесенных нам ближними, а также в нашей заботе о спасении душ ближних, например, о научении их истине и добру. Милостыня телесная состоит в посильной помощи ближнему хлебом, одеждой, деньгами и странноприимством. Господь сказал: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7), то есть спасутся. Напротив, суд без милости не оказавшему милости (Иак. 2, 13), то есть немилостивым не спастись.
Кто хочет спастись, тот должен приносить Богу, Которого нужно любить превыше " всего, тщательное раскаяние в своих согрешениях как в ежедневных молитвах своих, так в особенности перед отцом духовным в Таинстве исповеди. Боговдохновенный пророк возвещает: Беззаконие мое я познал и греха моего не скрыл. Сказал: «Исповедую беззаконие мое Господу, и Ты простил нечестие сердца моего» (см. Пс. 31, 5).
Вникните в порядок слов, изреченных Святым Духом. Сначала человек познает свои грехи, что достигается благочестивым исследованием самого себя; потом он отвергает те оправдания, которыми лукавая совесть обыкновенно старается извинить свой грех; наконец, становится обвинителем самого себя и высказывает Господу при свидетеле-духовнике все согрешения свои, нисколько не щадя своего самолюбия. Тогда он получает от Бога прощение беззаконий своих. Апостол сказал: Если исповедаем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды (1 Ин. 1, 9).
 После очищения себя исповедью перед отцом духовным, положив крепкое намерение впредь не грешить и при каждом случае сильно бороться с искушениями ко греху, должно со страхом Божиим, верой и любовью приобщиться Всесвятого Тела Христова и Всесвятой Крови Его, что необходимо для спасения. Господь сказал: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, не будете иметь в себе жизни, т.е. спасения. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь, имеет жизнь вечную (Ин. 6, 53, 54), т.е. имеет спасение.
Должно исповедоваться и приобщаться, по крайней мере, во все четыре поста, четырежды в год. Если же, к сожалению и несчастью, житейские заботы и этого не позволят, то непременно должно приобщиться однажды в год.
Кто хочет спастись, тот должен великодушно переносить все скорби, которые будут ему попущены во время этого краткого земного странствования. Случится ли неурожай, или уже созревший хлеб истребит саранча, побьет град; случится ли падеж скота, пожар, случится ли болезнь с нами и членами семейства, смерть кого-либо из ближайших родственников, придется ли потерпеть гонение и обиды от сильного человека — все это должно переносить великодушно, без ропота, особенно же без хуления.
Господь заповедал нам: Терпением вашим спасайте души ваши (Лк. 21, 19). Претерпевший до конца,— сказал Он,— спасется (Мф. 24, 13). Посылаемые Богом скорби — верный признак того, что человек избран Богом, возлюблен Им. Кого Я люблю,— засвидетельствовал Господь,— того обличаю и наказую (Апок. 3, 19). По этой причине Апостол так утешает скорбящего и страждущего: Сын мой, не пренебрегай наказанием Господним и не ослабевай, будучи от Него обличаем. Господь кого любит, того наказывает, бьет же всякого сына, которого принимает. Если наказание терпите, становитесь сынами Богу (Евр. 12, 5—7).
 Таково достоинство земных скорбей, когда они переносятся с благодушием! Они — дар Божий (см. Флп. 1, 29). Они — признак усыновления христианина Богом! Чтобы научиться терпеливому и благодушному перенесению скорбей, должно встречать каждую приходящую скорбь словами благоразумного разбойника: Достойное по делам моим принимаю; помяни меня, Господи, когда придешь в царствие Твое (Лк. 23, 42). Также полезно вспоминать и повторять слова многоболезненного Иова: Доброе из руки Господней принимаем, злого ли не стерпим (Иов. 2, 10)? Как Господь захочет, так и будет: да будет имя Господне благословенно во веки (Иов. 1, 21).
 Желающему спастись необходимо заниматься чтением божественных книг. Блажен муж,— сказал святой пророк Давид,— который на собрание нечестивых не ходил, и на пути грешных не стоял, и в обществе губителей не сидел, но в законе Господнем воля его и закону Его поучается день и ночь (Пс. 1, 1—2). Ум наш, омраченный грехом, никак не может в том, что касается спасения, удовлетвориться собственными помыслами, немощными, колеблющимися, обманчивыми. Ему необходимо посредством внимательного чтения или тщательного слушания слова Божия заимствовать из него помышления божественные и вразумляться ими.
Святые Отцы назвали чтение и слышание слова Божия царем всех добродетелей. Слово Бжие открывает нам все греховные страсти, живущие и действующие в поврежденном естестве нашем, открывает все ухищрения их, разоблачает злобу, когда она, чтобы обольстить нас, прикрывается личиной добродетели, и научает нас борьбе с живущим в нас грехом.
Спасайтесь, братья, спасайтесь! Земная жизнь каждого из нас очень коротка, не увидим, как пройдет. Не увидим, как подкрадется к каждому из нас смерть.
Братья! Кто из вас доныне жил благочестиво, тот пусть продолжает такое жительство. Кто доныне позволял себе проводить жизнь греховную, тот пусть принесет покаяние и отныне пусть начнет проводить жизнь добродетельную, всемерно избегая грехов, без чего невозможно спасение. Живу Я,— говорит Господь,— не хочу смерти грешника, но чтобы он обратился и был жив (Иез. 33, 11).

65. Из книги священника Григория Дьяченко «Полный годичный круг кратких поучений». Т. II. С. 459-460. 

Изложение заповедей, соблюдением которых можно спасти свою душу

66
 Святой Ерм, муж апостольский, которого очень хвалит ап. Павел (см. Рим. 16, 14), известен своей книгой под названием «Пастырь». В первые века эта книга даже читалась в церквах наряду с апостольскими посланиями. Думается, будет полезно ознакомиться с душеспасительными заповедями, изложенными в этой книге, исполняя которые можно спасти свою душу. Начинает апостольский муж так:
 «Молился я у себя дома и сел потом на ложе свое. Вот вижу, входит муж, видом своим внушающий уважение, в одежде пастушеской. На нем был накинут белый плащ, котомка висела за плечами его, и палка была у него в руках. Он привет-ствовал меня, приветствовал и я его. Затем он сел возле меня и сказал: "Я послан к тебе, чтобы быть с тобой все остальное время жизни твоей".
Когда он сказал это, мне подумалось, что он искушает меня, и я спросил его: "Кто же ты?" Ибо того, кому я вверен, я хорошо знаю. "Так ты меня не узнаешь?"— спросил он. "Нет",— отвечал я. "Я и есть тот пастырь, которому ты вверен",— сказал он. С этими словами он изменился в лице и я узнал в нем моего Ангела-Хранителя.
Мне стало стыдно, страх и скорбь начали тревожить меня, но он успокоил меня, говоря: "Не бойся. Я послан указать тебе все, чем ты можешь спасти душу свою. Выслушай внимательно и запиши все для памяти, чтобы, перечитывая это время от времени, ты освежал мысли свои, и тем укреплял шаткую волю твою. Если от чистого сердца будешь сохранять все, открытое тебе, то получишь от Господа все блага, какие обещал Он верным Своим. Если же, выслушав мои наставления, ты не только не исправишься, а, напротив, станешь прикладывать грехи ко грехам, то беду за бедой пошлет на тебя Господь, пока не сокрушит или сердца твоего, или костей твоих".
 Сказав это, пастырь мой, Ангел покаяния, предложил мне двенадцать заповедей, в следующем порядке:
1. Веруй во единого Бога, в Троице покланяемого, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым, Который из ничего воззвал к бытию все твари и даровал им столько совершенств, сколько может каждая из них вместить.
2. Живи в простоте и непорочности, не вреди ближнему даже словом; напротив, помогай всем в нуждах, не разбирая, кто просит и кому даешь.
3. Слово гнилое да не исходит из уст твоих; люби истину и избегай лжи.
4. Как зеницу ока, храни супружескую верность, ибо это непреложный закон Творца — быть чистым и непорочным перед лицом Его или в девстве, или в честно хранимом супружестве. Женился — не ищи развода или другой жены;
решил быть в девстве — не ищи жены. Также, когда умрет муж или жена, оставшийся не грешит, когда вступает во второй брак; но большей чести удостаивается от Бога, если решает хранить вдовство в чистоте и непорочности».
 При этих словах я спросил его: "Что же делать тому, кто согрешит?" "Каяться",— отвечал мне Ангел-пастырь. Говорю ему: "Я слышал, что кроме Крещения нет другого покаяния, что погружаясь в воды пакибытия, мы получаем отпущение всех грехов и совсем уже не должны после этого грешить".
 Ангел отвечал мне: "Крещение не называется покаянием. Покаяние Бог установил для тех, которые, будучи через Крещение призваны в число верующих, падают потом в грехи по козням диавола. Бог Милостивый принимает покаяние таковых; но надо знать, что частое впадение в грех, исправляемое даже частым покаянием, делает подозрительным само покаяние. И можно, наконец, упасть так, что после того падения не будет возможности встать снова и начать жить для Бога. Этого пусть страшится каждый, легкомысленно смотрящий на грехи". Сказав это, пастырь продолжал называть спасительные для нас заповеди Божии.
5. Идя путем заповедей, не можешь миновать препятствий и трудов. Мужайся и да крепится сердце твое: терпи в делании добрых дел и перенесении всех неприятностей на этом пути.
 6. Помни, что при каждом человеке есть два Ангела: добрый и злой. Один влечет его к делам добрым, а другой — к грехам и порокам. Внимай же себе и к первому склоняйся, а второго отвергай, догадываясь по внутренним помыслам сердца, какой из них дает тебе уроки в тот момент и хочет властвовать над тобой.
 7. Единого Бога — Творца и Промыслителя, и Спасителя твоего бойся и пустой страшливостью перед темными силами не унижай своей детской преданности Ему и своего крепкого на Него упования.
 8. Попекись о том, чтобы явить себя ревностным и тщательным исполнителем всех без исключения заповедей Божиих и всех дел, которые Ангел внушит сердцу твоему или укажет стечением обстоятельств жизни твоей,— и будешь сын в дому Божием, а не раб.
 9. Молись, утруждай себя в молитве, непрестанно молись, чтобы всякий раз, когда нужно, свыше сходила на тебя сила, чтобы творить добро, и помощь, чтобы уклоняться от зла. Молитва делает земнородного небожителем и одевает его небесной чистотой и святостью.
 10. Бегай ложных пророков — гадателей и волхвов, спиритов (т.е. вызывателей духов, которые были тогда в большом количестве; из числа их был и Симон-волхв со своими учениками). Через них враг губил рабов Божиих. Слабые в вере обращаются к этим обманщикам, а они, отвечая им по желанию сердца их, наполняют головы их мечтательными надеждами. К капле истины примешивая море лжи, они обольщают их и снова увлекают к язычеству. Кто искренне верует и предал
себя Богу, тот не пойдет к ним. Таковые неба ищут, а гадают обычно об одном земном.
 11. Учительницей, единственной учительницей пусть будет тебе Церковь Бога Живого — столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15). В ней — свет неизменно-истинного знания. Вне ее — мрак и тьма, где князь мира поставил свою учительскую кафедру и ослепляет умы внимающих ему и не хотящих слушать голоса Церкви, по причине пристастия к светской жизни. Вот тебе критерий: что не согласуется с учением Церкви, то — голос отца лжи! Внимай и блюди себя чистым от такого падения. Вот и еще признак: слово истины водворяет глубокий мир, покой и сладость в верующем сердце; слово же лживое вздымает мечты и сомнения, и, как соленая вода, разжигает жажду знания, запирая ум, как пленника, в неопределенной мрачной пустыне.
12. Без ближайших руководителей нельзя прожить свято на земле. Ты найдешь их в Церкви, где Дух Святой наставляет их пасти стадо Христово. Умоли Господа даровать тебе того, который тебе необходим. В нужный час и без вопроса твоего, он изречет тебе утешительное слово. Дух Божий научит его, что следует сказать тебе, и ты услышишь от него, что хочет от тебя Бог. Но берегись и здесь духов льстивых. Смирение и кротость украшают истинного руководителя. Где же помпа, т.е. внешний блеск в слове и в жизни, там ложь. Внимай этому и спасешься.
 Вот все двенадцать заповедей, которые дал мне Ангел-пастырь,— заключает Ерм.— Выслушав их, я сказал ему: "Прекрасные правила, но есть ли человек, который мог бы исполнить их, как следует?" На это Ангел отвечал мне: "Прими их сердцем в простоте, без размышления,— и не встретишь в исполнении их никакого затруднения. Но если станешь раскладывать в уме своем: можно ли и как выполнить то или другое, и нельзя ли как-нибудь освободиться из-под этого ига,— подкрадется враг, вложит расслабление в сердце твое и сделает тебя неспособным ни к какому добру. Но что много говорить! Знай, что если не исполнишь сего,— нет тебе спасения; нет спасения ни тебе, ни детям твоим, ни семейству твоему".
 Сказав это, Ангел изменился в лице своем и сделался таким страшным, что я не знаю, был бы кто-нибудь в состоянии вынести взор его в эту минуту. Я испугался. Ангел, видя мое смущение, начал говорить со мной кротко, а лицо стало таким, что могло влить отраду в мое сердце: "Как это думаешь и говоришь ты? Разве ты забыл всемогущество Божие! Возможно ли, чтобы Тот, Кто все покорил под ноги твои, не дал тебе сил исполнять заповеди Его? Знай же, что кто имеет всегда Бога в сердце своем, тот легко исполнит заповеди эти. Кто же имеет Его только на конце языка своего, тот падет под тяжестью их, считая их невыполнимыми".
 Я заметил на это: "Кто не просит у Бога сил, чтобы исполнять святые заповеди Его? Но враг силен: он искушает рабов Божиих и держит их в своей власти". "Нет,— отвечал мне на это Ангел,— враг не имеет никакой власти над рабами Божиими. Тех, кто верует в Бога от всего сердца своего, он может искушать, но не властвовать над ними. Встань против него с мужеством, и он убежит от тебя"». На этом кончились наставления Ангела, изложенные во второй книге св. Ерма.
 «Со своей стороны не осмеливаемся приба¬вить что-либо ко всему этому!»— говорит ученик апостолов, муж апостольский. И в самом деле, к чему тут вялое слово наше? Одно только скажем: как утешительно знать, что и в наше время говорят то же, что говорили при апостолах и непосредственно после апостолов, и что, следовательно, в продолжение стольких веков в Церкви Божией слышалось неизменно одно и то же слово истины.
Если теперь при двух и трех свидетелях стоит всякое слово, то как крепко должно стоять слово истины, проповедуемое в Церкви Божией, когда за него стоит такой необъятный сонм свидетелей? Братья! Будем молить Господа, да дарует Он благодатную помощь, чтобы мы могли выполнить эти спасительные наставления, преподанные через святого мужа апостольского. Аминь.

66. По «Словам к Тамбовской пастве» свт. Феофана Затворника. См. кн. священника Григория Дьяченко «Духовные посевы». Изд. 2. 1897.  

Часть II. Вопросы на исповеди

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предлагаемые вопросы на исповеди должны послужить пособием для пастырей Церкви при совершении ими Таинства покаяния и для говеющих мирян, которые готовятся к этому великому и спасительному Таинству.
Велики и ответственны обязанности духовника, облеченного от Верховного Пастыре начальника великой властью вязать и разрешать грехи совести, преподавать от имени Церкви кающимся духовные наставления и врачевать больные грехом души. Возможно, совершенное исполнение этих обязанностей является заветным желанием каждого истинного пастыря.
Пастырь Церкви должен не только предложить кающемуся надлежащие вопросы относительно нарушения тех или других требований нравственного закона (что является почти необхо-димым, вследствие сильно развившейся привычки со стороны пасомых не говорить своих грехов или исповедовать их общим и неопределенным выражением: «Грешен во всем» или: «Что ни ступил, то согрешил»), но и преподать духовно-врачебные советы, дать надлежащее наставление не только общее, в конце исповеди, но и частное, после отдельных исповеданных грехов.
Многие грехи бывают настолько тяжкими — хотя, при «дремлющей совести», их вовсе не осознают таковыми,— что оставлять исповедующегося христианина без предостережения, без назидания и увещания не позволяет долг священника, который обязан дать отчет Верховному Судии за каждую погибшую душу. Да и чувство христианской любви не позволяет оставаться равнодушным при виде гибели, и притом вечной, ближнего, стоящего на краю бездны и не замечающего этой опасности.
1. Вопросы духовника не должны быть случайными, беспорядочными, не должны касаться только некоторых заповедей, но должны быть строго обдуманы и предложены в определенной системе, чтобы они затрагивали все стороны нрав-ственной жизни христианина и пробуждали совесть грешника во всех ее отношениях к тому, чтобы жить в соответствии с нравственным законом и материнским руководством Св. Церкви.
Рассматривая вопросы на исповеди, которые были изданы прежде, мы пришли к выводу, что почти все они страдают крайней неполнотой и односторонностью. Чтобы не быть голословным, укажем на то, что все они — за малым исключением — составлены только на основе десяти заповедей Закона Божия. Между тем христианин должен руководствоваться не только ими, но и девятью евангельскими заповедями о блаженствах, где нравственный закон, данный через Моисея, возвышен, дополнен и одухотворен. Если он не плачет о грехах, если он не кроток, если он не алчет и не жаждет правды Божией, если он не стремится к умиротворению ближних, если он не чист сердцем, если не милосерд, он не войдет в царство Божие. Вопросы на исповеди, составленные только по десяти заповедям, строго говоря, не позволяют спросить об этом кающегося.
Но и этого мало. Есть еще заповеди, которыми должен руководствоваться христианин. Мы говорим о девяти церковных заповедях, на кото¬рые многие почему-то совсем не обращают внима¬ния. В них воплощен мудрый и любвеобильный дух Св. Матери Церкви, воспитательницы христиан, этих странников и пришельцев на земле, направляющей их к вечной жизни. Самые мудрые правила человеческой дисциплины никогда не могут сравняться с несравненной по силе божественной мудрости дисциплиной Церкви.
Молитва, пост, удаление от соблазнительных зрелищ, необходимость частой исповеди и Причащения, удаление от еретических собраний, уклонение от чтения еретических сочинений и другие церковные заповеди так важны и спасительны, что их неисполнение приводит религиозно-нравственную жизнь к крайне опасному состоянию. Вот почему мы решились составить вопросы не только по руководству десяти заповедей Моисеева закона и девяти евангельских, но и девяти церковных заповедей.
Пастырь Церкви, опытный в совершении исповеди, может испытывать совесть кающихся по какому-либо одному перечню вопросов: по десяти заповедям закона Божия, девяти евангельским заповедям или девяти церковным заповедям, при необходимости дополняя их. Этим замечанием мы устраняем возражение тех, которые найдут у нас некоторые повторения.
Само собой разумеется, что не нужно, да и невозможно предлагать каждому исповеднику все вопросы. Например, из двадцати вопросов и наставлений достаточно взять всего три-четыре, соответствующих данному лицу, его возрасту, полу, состоянию, званию, нравственно-религиозному настроению и обстоятельствам, в которых он находится. Этим мы устраняем и то возражение, что в краткой исповеди, при массе исповедующихся, нет возможности воспользоваться всем тем, что здесь предложено. Этого и не нужно, но можно и должно из многого избрать немногое. Кроме того, в конце мы сделали приложение, в котором поместили несколько программ кратких вопросов на исповеди в многолюдных приходах. По любой из них можно исповедовать, привлекая необходимые дополнения из основной части вопросов.
2. Предложение кающемуся вопросов, если он не имеет навыка самостоятельно исповедовать свои грехи (к этому пастырь постепенно должен приучать его),— это только одна сторона дела. Другая, гораздо более важная,— это пастырское назидание, или увещание кающегося в соответствии с его нравственным состоянием.
Священнику, усталому, измученному продолжительной исповедью, стоящему на ногах иногда по пятнадцать, даже по двадцать часов подряд, особенно в многолюдных приходах, нет возможности давать подробные наставления кающемуся. Здесь уместны только краткие, сильные и меткие, непременно согретые огнем христианской любви и проникнутые авторитетным библейским и святоотеческим духом наставления и увещания. Предлагаемые здесь назидания будут в известной степени полезны как молодым, так и немолодым па-стырям, предоставляя готовый материал, из которого легко можно выбрать необходимое.
3. Но есть еще третья, и самая трудная, задача духовника: она состоит в том, чтобы преподать кающемуся духовно-врачебные советы, облегчить ему возможность преодоления разного рода страстей: пьянства, раздражительности, гнева, гордости, сквернословия, блуда, уныния, отчаяния и т. п.,— и вместе с тем указать средства для приобретения спасительных христианских добродетелей.
«Наука наук,— говорил великий молитвенник, святой праведный Иоанн Кронштадтский, опытный учитель в духовной жизни,— побеждать грех, в нас живущий, или действующие в нас страсти. Например, великая мудрость — ни на кого и ни за что не сердиться, ни о ком не мыслить зла, хотя бы кто и причинял нам зло, а всеми мерами извинять его; мудрость — презирать корысть, сласти, а любить нестяжание и простоту в пище и питье с всегдашней умеренностью; мудрость — никому не льстить, но всякому говорить правду безбоязненно; мудрость — не прельщаться красотой лица, но уважать во всяком красивом и некрасивом человеке красоту образа Божия, одинакового у всех; мудрость — любить врагов и не мстить им ни словом, ни мыслью, ни делом; мудрость — не собирать себе богатства, но подавать милостыню бедным — да стяжаем себе сокрови¬ще неоскудеваемое на небесах.
Увы! Мы едва не всякую науку изучили, а науки удаляться от греха вовсе не учили и оказываемся часто совершенными невеждами в этой нрав-ственной науке. И выходит, что истинно мудрые, истинно ученые были святые, истинные ученики Истинного Учителя — Христа, а мы все, так называемые ученые,— невежды, и чем более ученые, тем горше невежды, потому что не знаем и не делаем единого на потребу, а служим самолюбию, славолюбию, сластолюбию и корысти».67
Где заимствовать советы о том, как бороться с грехом? Едва ли здесь достаточным будет личный опыт духовника. Слово Божие, творения Св. Отцов и учителей Церкви и высоких подвижников веры и благочестия, а также поучения людей благочестивых и мудрых, проверенные и оправданные опытом — вот где можно найти богатый источник мудрых советов относительно духовной жизни.
И мы с помощью Божией изучили значительное число этих сочинений и, как нам кажется, нашли много драгоценных указаний относительно борьбы с грехом и возрастания в добродетельной жизни. «Добротолюбие», творения святителя Василия Великого, преподобных Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника, Нила Синайского, аввы Дорофея, святителя Димитрия Ростовского, святителя Тихона Задонского и многие другие труды, сочинения и письма о духовной жизни новейших подвижников благочестия — преподобного Серафима Саровского, оптинских старцев Макария и его ученика Амвросия, святителя Феофана Затворника, задонского затворника Георгия, старца Назария, игумена Валаамского монастыря, святого праведного Иоанна Кронштадского и много других книг о духовной жизни нами просмотрено, и то, что мы нашли применимым к жизни мирян, извлечено и внесено в предлагаемые вопросы на исповеди.
Эти наставления и советы, которые даются кающемуся в момент его нравственного просветления, в минуты его сердечного сокрушения о грехах, могут, думается нам, породить в нем благодатное стремление вступить на путь нравственного обновления и спасения и облегчить борьбу с грехом.
Очевидно, что эти наставления пастырь-духовник дает лишь тогда, когда:
а) кающийся исповедуется в том грехе, о котором его спрашивают, и только тогда;
б) духовник не замечает сердечного сокрушения о грехах;
в) наконец, когда кающийся неопытен в духовной жизни; тогда пастырь обязательно должен пробудить его совесть и показать всю опасность его духовного усыпления и тяжесть совершенного греха, а также преподать ему духовно-врачебные советы.
Что касается назначения предлагаемой броюры для говеющих мирян, то мы думаем, что для них эти вопросы могут послужить довольно подробной программой нравственного самоиспытания, которое так необходимо в дни говения, когда требуется припомнить по возможности все содеянные грехи и прегрешения, осознать их тяжесть перед судом Божиим и судом совести, раскаяться в них и молить Господа о милосердии.
Чтение пастырских назиданий покажет им, насколько опасны те или другие нарушения воли Божией, как необходимо и для временного, и для вечного спасения соблюдать ее и следовать заповедям Божиим, как важно, не откладывая, заняться делом своего спасения, которое для всякого истинного христианина должно быть дороже всего в мире, хотя, к сожалению, по причине обобщения плоти, мира и диавола, очень часто не кажется нам таковым.
В конце предлагается краткий свод церковно-практических заметок, которыми священнику можно было бы руководствоваться при исповеди лиц разных возрастов и состояний — общественного, физического и духовно-нравственного. Полагаем, что некоторые, особенно начинающие пастыри, найдут здесь разрешение многих недоумений, возникающих на практике при совершении Таинства покаяния.
Ввиду весьма важных особенностей детской природы в физическом, умственном и религиозно-нравственном отношениях, по сравнению с природой взрослых христиан, мы сочли необходимым одновременно составить «Вопросы на исповеди детей с подробными пастырскими наставлениями их». Как вопросы, так и наставления отрокам на исповеди должны и по форме, и по содержанию своему отличаться от вопросов и назиданий при исповеди взрослых. Было бы великой ошибкой со стороны пастыря упускать это из виду. Уже особый чин исповедания отроков должен всегда напоминать ему о различии между исповедью взрослых и исповедью детей.
Усердно прошу во имя Христовой любви всех пастырей-духовников, которые найдут настоящий мой труд полезным для себя, помолиться о много-грешном иерее Григории, что будет для меня самою высшей наградой.

                                                                                                                                                                                                          Священник Григорий Дьяченко Москва, 5 февраля 1897 г.

67. Моя жизнь во Христе. Т. II. Изд. 4. С. 180. 

Предварительные вопросы на исповеди

Не имеешь ли, сын мой, вражды с кем? Со всеми ли примирился, идя на исповедь? 68
 Господь обещал простить нам грехи наши, при условии прощения нами грехов, сделанных против нас нашими ближними: Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф. 6, 14—15). Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику, и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди, и принеси дар твой (Мф. 5, 23—24).
Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Как вы можете возносить руки к небу, как можете молиться и просить о прощении своих грехов? Если бы Бог и хотел простить вам, вы сами препятствуете Ему, не прощая вашему брату» 69
Еще в другом месте тот же святитель учит: «Ты не можешь быть без греха, и потому не переставай молить о прощении, но еще более не переставай прощать другим. Сколько ты желаешь, чтобы тебе было прощено, столько и ты должен прощать. Только при этом условии ты получишь прощение» 70.
С тем ли, сын мой, ты пришел на исповедь, чтобы действительно очиститься от своих грехов, или с тем, чтобы только соблюсти установленный порядок?
Знай, что для грешников нет иного пути к спасению, кроме пути покаяния, как и блудного сына только покаяние привело в отчий дом и спасло от гибели. Таинство покаяния — купель, в которой грешник очищается для неба, лестница, возводящая нас туда, откуда мы ниспали.
К покаянию мы должны склоняться не пустым подражанием примеру других, не безотчетным следованием издавна заведенному обычаю, а сознанием своей греховности и отвращением к греху. Прибегающий же к покаянию вследствие отвращения к греху, сознания гибельности своего греховного состояния сгорает желанием очиститься от греха, дает обещание оставить порок и вступить на путь добродетели. «Познай, что ты согрешил и что грех есть зло ужасное, и у тебя родится желание загладить его»,— учит преподобный Нил Синайский.
Соблюдаешь ли условия, при которых исповедь твоя действительно будет иметь спасительную силу, а именно:
а) сердечно ли, с сокрушением ли сердца раскаиваешься в содеянных грехах?
б) имеешь ли твердое намерение исправить свою жизнь?
в) веруешь ли в Иисуса Христа и надеешься ли на Его милосердие?71
Не думаешь ли спастись без благодати Божией?
Знай, что никакие подвиги наши сами по себе спасти нас не могут, и наше сердце никогда не найдет себе успокоения от наших дел. Оно может успокоиться только в Господе Спасителе, и тогда лишь окрыляется надеждой спасения, когда искренно взывает к Нему: «Господи, имиже веси судьбами спаси мя!» Все полагающиеся на себя в деле спасения обыкновенно кончают тем, что теряют всякую уверенность в себе, считая дальнейшие труды на пути спасения безнадежными.
«Надо так себя чувствовать, как чувствует утопающий на море, который ухватился и лег на доску, которая может его поднять и понести над бездной. Он постоянно чувствует, что вот-вот погибнет, но вместе с тем чувствует под собой и спасительную доску. Это есть настоящее изображение всякой души, истинно спасающейся в Господе. Она чувствует, что сама по себе гибнет, но вместе с тем чувствует, что есть спасение Господом — веры ради в Него».72

68. При дальнейших вопросах необходимо принимать во внимание род занятий кающегося, его образование, общественное и семейное положение, а также то, не состоит ли он под епитимией, если он из другого прихода. Для этого необходимо предварительно спросить его об этом, если он не известен духовнику.

69. Святитель Иоанн Златоуст. Беседа 22.

70. Святитель Иоанн Златоуст. Беседа 18 на Евангелие от Иоанна.

71. См. часть 1. Условия истинного покаяния и необходимость чистосердечного раскаяния. С. 70—74.

72. Святитель Феофан Затворник.  

Вопросы на исповеди по руководству десяти заповедей закона Божия с кратким пастырским назиданием кающегося после каждого исповеданного им греха

Первая заповедь закона Божия

Я Господь, Бог твой, да не будет у тевя других вогов пред лицом Моим (Исх. 20, 2, 3).
Имеешь ли, сын мой, твердую веру в Слово Божие и учение Св. Церкви?
В случае отрицательного ответа пастырь приблизительно так назидает кающегося.
Сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте (Ин. 14, 1),— говорит Божественный Учитель, Господь наш Иисус Христос. Подражай апостолу Фоме, который при виде Воскресшего Господа — а в Воскресении он ранее сомневался — воскликнул: Господь мой и Бог мой! (Ин. 20, 28). Но помни и слова Спасителя, сказанные по этому поводу: Блаженны не видевшие и уверовавшие (Ин. 20, 29).
Какой духовно врачебный совет представить тебе, сын мой, следуя которому ты мог бы обрести твердую веру во все то, чему учит Слово Божие и Св. Церковь?
Существует два пути: один — внешний, научный, а другой — внутренний, путь веры. Первый предлагается обыкновенно в систематическом изложении богословия. Он действителен и для ученых существенно необходим, но, очевидно, не является всеобщим, ибо основывается на сведениях не всем доступных. Этот путь очень долог и труден, и, что особенно существенно, предоставляет сердце себе самому, своему своенравию и свободе.
Второй путь,— путь веры — искреннее, живее, доступнее, он приносит больше духовных плодов. Это молитва к единому Истинному Богу о вразумлении. Есть Бог Истинный. Он явил нам волю Свою о нашем спасении, Он желает, чтобы она была понята и выполнена. Теперь мудрованиями людскими она скрыта или запутана до того, что тот или иной человек не имеет достаточных сил, чтобы найти выход из этого лабиринта.
 «Когда кто, испытывая духовную нужду, с воплем, стенанием и болезнью сердечной, обратится к Богу — истинному Отцу всех людей, желающему, чтобы вера человеческая была действенной,— может ли быть, чтобы Он не дал такому вопрошающему решительного указания к убеждению в истине ее? Он воронов кричащих питает, по молитве посылает дождь жаждущей плоти нашей (см. Пс. 146, 8, 9), а человеку, Своему образу, томящемуся, стремящемуся узнать, как прославлять Бога, разве Он не укажет источника для утоления этой жажды духовной? Такая молитва нисколько не является искушением Бога, хотя может быть превращена в него, когда кто неискренне, из одного любопытства, желал бы таких удостоверяющих знаков».73
«Не оставляйте, а более умножайте вашу молитву о вере, так как без веры, по свидетельству Священного Писания, невозможно угодить Богу. Все, решительно все, что ни происходит в нас и от нас нечистого, греховного, несовершенного — все это рождается в нас оттого, что мы маловерны, что еще не обрели живой, горячей веры. Светильник для тела есть око (Мф. 6, 22), а для души — вера. Не будь у тела глаз, тогда все для нас как бы не существовало или существовало, нов искаженном виде. Нет в нас веры — нет в нас и жизни истинной, без которой вся наша внешняя жизнь, сколь бы она ни была блистательна и изобильна,— это один призрак, один сон, тело без духа». 74
Многочисленны примеры убеждения в вере путем молитвы. Корнилий сотник испросил себе веру (см. Деян. 10, 1—31). Множество было таких, которые приходили к пустынникам вопрошать о вере, а они, вместо всяких доводов, заставляли их молиться, и Бог открывал им истину, как это было, например, со св. великомученицей Екатериной.
Не страдаешь ли ты, сын мой, от нападения на твою душу частых сомнений в истинах св. веры?
Соблюдай следующее для избавления от гибельного сомнения:
а) При сомнениях нужно бороться с ними. Когда возникнет сомнение, не соглашайтесь с ним в уме, как будто так уж и на самом деле есть, как оно внушает; а останавливайте его при самом входе, как непрошеного гостя, и подвергайте осмотру. Как в борьбе с помышлениями главное — не соглашаться с ними сердцем, так при сомнениях — не соглашаться с ними умом.
Скажете, что они внезапно проникают и охватывают весь ум? Это ничего. И в пожеланиях тоже бывает, что они обнимают все сердце. Но это не значит, что они уж и одолели, а означает только бесстыдность нападающего. Если кто бросится на вас невзначай и обхватит руками, вы не отдаетесь в его власть, а отталкиваете. Так и здесь. Пусть сомнение охватило весь ум, старайтесь оттолкнуть его, чтобы оно оказалось вовне и можно было вести дело с ним как с другим, чуждым лицом.
Если станете так действовать, многие сомнения тотчас будут исчезать, как только вы отторгните их от ума и потребуете к суду. Если будут упорно оставаться, начинайте гнать.
б) Относительно пожеланий все святые в качестве второго приема предлагают следующее:
 когда мы осознаем в этих пожеланиях вражеских подступ к нам, вместо самостоятельной борьбы с ними нужно обращаться к Господу Спасителю — и они исчезают. Думаю, что то же нужно делать и по отношению к сомнениям. Обращайтесь мысленно к Господу и молите Его прогнать искушение с искушающим. И это будет.
 в) Третий прием — восстановить доброе в себе в обычной силе. Какие добрые мысли и чувства испытываете, те и спешите восстановить. Мне думается, вся беда у вас оттого, что вы порождающиеся сомнения принимаете как друзей и впускаете их внутрь, и лелеете их, становясь на их сторону. Это значит, и рук не поднимая, отдаваться врагу в полную власть. А вы заранее держитесь убеждения, что сомнения ничего истинного не представляют, и, когда появятся, гоните их, всячески стараясь пребыть на стороне добра и истины.
г) Когда восстановите свое доброе состояние, тогда можете разбирать сомнения. Тут они будут очень слабы. И победа всегда будет оставаться за вами. 75
д) «Сомнение есть слепота ума, потому внимай светильнику Божия Слова. Ибо Слово Божие, как духовное светило, прогоняет тьму и озаряет душевные очи, открывает суету и прелесть мира, обличает самолюбие и грехи наши».
е) «Противное противным прогоняется: холод — теплотою, горечь — сладостью, тьма — светом, и проч. Итак, если хотим слепоту от умных очей наших отрясти, должны внимать учению и примеру жития Христова. Христос со святым учением и житием Своим есть Путь, итак, должно нам Его держаться, да не заблудимся. Он есть Истина, итак, должно нам вверить себя Ему, да не прельстимся. Он есть Жизнь, итак, должно нам прилепиться к Нему, да с Ним, и в Нем, и через Него оживем и вовеки живы будем 76. Не допустил ли ты когда неверия в Промысл Божий?
Окинь взором историю народа Божия — и ты увидишь явные следы Промысла Божия в жизни людей. Вспомни, что говорит Иосиф братьям своим, продавшим его в Египет: Не вы послали меня сюда, но Бог, Который и поставил меня отцом фараону, и господином во всем доме его, и владыкою во всей земле Египетской (Быт. 45, 8).
Посмотри внимательно на свою жизнь и на жизнь близких тебе людей: Господь то осыпает их благодеяниями, то наказывает бедствиями, дабы укрепить веру малодушных, поддержать слабых, устрашить ожесточенных грешников, пресечь зло или направить свободную волю человека к добру,— и ты воскликнешь с царем и пророком Давидом: Благослови, душа моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его (Пс. 102, 2).
Не страдаешь ли, сын мой, бесчувствием и окаменением сердца в деле веры?
 Вот древние испытанные средства от нечувствия, этого убийственного недуга, об избавлении от которого святитель Иоанн Златоуст и сам молился, и призывал молиться ежедневно в четвер¬том часу пополудни: «Господи! Избави мя от всякаго неведения, забвения, малодушия и окамененнаго нечувствия»:
а) полезно часто читать Божественное Писание и умилительные слова богоносных Отцов, помнить о Страшном Суде Божием, об исходе души из тела и об ожидающих ее страшных силах, с участием которых она делала зло в этой кратковременной и бедственной жизни;
б) полезно вспоминать о том, что мы должны будем предстать перед Страшным и праведным Судилищем Христовым и не только в делах, но и в словах и помышлениях дать ответ перед Богом, перед всеми Ангелами Его и вообще перед всем созданием; 
в) хорошо также вспоминать и великие скорби человеческие, чтобы хоть так смягчилась жестокая и бесчувственная душа и пришла в сознание своего худого состояния.77
Не был ли ты когда безбожником или не сочувствовал ли пагубному учению несчастных безумцев-безбожников?
Помни, что безбожие есть крайнее безумие. Сказал безумец в сердце своем: нет Бога (Пс. 13, 1). Только в сердце, в мыслях своих сказавший это — безумен. «И, как он по сущей справедливости не безумен?— восклицает свт. Иоанн Златоуст.— Нет Бога! Но если нет основания, как стоит здание? Если нет домостроителя, как дом создан? Если нет архитектора, кто город строил? Если нет земледельца, как на нивах снопы хлеба явились? Если нет мироздателя, откуда же и как существует мир?»
Заметь, сын мой, что есть две главных причины неверия: гордость и нечестие. Нежелание лишиться мнимой свободы своего ума и желание избавить себя от упреков совести, при свете веры обличающей действия злой воли; нежелание расстаться с любимыми страстями — вот основные причины неверия. Потому необходимо удалить их.
Помни, возлюбленный брат мой во Христе, что неверие бессильно в решении важнейших вопросов жизни. Спросите неверующего, если он не верит в Бога, как ответит он на эти семь вопросов, всю важность которых вы поймете по мере вашего знания законов мироздания.
Во-первых, откуда явилась материя? Может ли мертвая вещь создать свое мертвое я? Во-вторых, где начало движения? Может ли мертвая вещь привести в движение свое мертвое «я»? Кто дал первый толчок неподвижной инерции? Откуда явилась начальная сила?
В-третьих, откуда явилась жизнь? Создалась ли жизнь сама по себе в мертвой материи или существовала первая жизненная сила, которая проникла в эту бесчувственную массу, и если можете вы объяснить все, то скажите, откуда явилась эта животворящая искра Божественной жизни, если не от перста Всемогущего? Были ли первая бацилла или первая бактерия настолько всемогущи, чтобы создать самих себя?
В-четвертых, откуда происходят дивная гармония, великолепное устройство всех частей вселенной и назначение каждого предмета в природе? Заставите ли вы нас поверить в то, что это необъятное гармоническое согласование происходит от сцепления обстоятельств, от случайного соединения атомов? Если бы кто-нибудь сказал нам, что люди, называемые Крыловым, Пушкиным, Гоголем, Данте, Шекспиром, Мильтоном, никогда не существовали, но что миллионы печатных букв случайно приняли свои особенные формы и нечаянно соединились вместе в басни Крылова, в стихотворения Пушкина, в повести Гоголя, в «Божественную комедию» Данте, в пьесы Шекспира и в поэмы Мильтона, то вы наверняка бы подумали, что этот человек выжил из ума.
Но он не был бы таким безумным, как человек, говорящий нам, что краски на великолепных крыльях мотылька, радужные перья на шейке голубя, стекловидная влага и сетчатая оболочка человеческого глаза, нежно окрашенные цветы и листья беспредельных лесов, и пески, и моря, и прекрасные розовые раковины на берегу, и слоистый хрусталь снега, и небеса, и звезды,— что все это случайно образовало симметричное целое, и что из соединения враждебных атомов они заимство¬вали свою величественную красоту.
В-пятых, откуда явилось сознание? Может ли мыслить слепой случай? Может ли мертвая материя осмыслить свое существование и сама создать предметы? В-шестых, кто дал нам свободную волю? Мы имеем тело, но в то же время — душу разумную, свободную и бессмертную, созданную по образу и подобию Божиему. Иными словами, мы имеем в себе нечто бесконечно выше материи, то есть дух. Дух этот не может быть ничем иным, кроме дыхания Господа. Даже языческий поэт сказал: «В нас самих находится Бог».
В-седьмых, откуда происходит совесть? Отделяла ли мертвая материя божественное чувство правого и неправого? Поэтому тот, кто не признает существования Бога, не разрешает даже самого простого затруднения человеческого ума; вместе с тем он создает затруднения в тысячу раз многочисленнее и неразрешимее. Он просто говорит изумительную бессмыслицу и выказывает беспредельное безрассудство.
Когда доходишь этим путем до веры в Бога, то затем следует вера в Божественное Провидение, в то, что Бог создал нас, что Он — наш Отец, что мы — народ Его пастбища, овцы Его десницы. И, с сознанием нашего отношения к Богу, по необходимости, пробуждается совесть. Видимые явления по воле Божией обнаруживают невидимые.
Не повинен ли ты в грехе ереси? Не сочувствовал ли когда еретическим лжеучениям?
Знай, что быть еретиком — значит находиться в отлучении от Св. Церкви и от Бога, осудить себя на лишение царствия небесного. Вспомни, как некогда поступил св. апостол Иоанн Богослов, этот святой и чистый проповедник Божественной любви. Встретившись в бане с одним еретиком, он поспешно сказал своему ученику: «Бежим отсюда: баня может загореться, ибо в ней находится этот нечестивый человек!» Этот же св. апостол, кротко относившийся ко всем грешникам, советует христианам даже не принимать в дом и не приветствовать тех, кто ложно учит о Христе, Господе нашем.
Чтобы предотвратить себя от пагубного увлечения какой-либо ересью, помни, что лишь Св. Церковь есть хранительница и истолковательница Божественного Откровения. Бог вверил Церкви Свое Откровение, заключенное в Священном Писании и в Священном Предании, поэтому Божественными источниками учения христианской веры, несомненно, признаются только такие, какие она принимает. «Я не поверил бы Евангелию,—говорит блж. Августин,— если бы в том не убедил меня голос Кафолической Церкви».78
Церковь, приняв от Господа Иисуса Христа и Святого Духа Откровение, хранит его целым и неповрежденным. Ей передан и смысл его. О