Цвет фона:
Размер шрифта: A A A

ч.1.Правила Апостолов и Вселенских Соборов

Каноны Церкви

Св. Василий Великий в 91-м правиле, взятом из 27 главы его творения о Св. Духе, говорит: “Из соблюдаемых в Церкви догматов и наставлений мы имеем некоторые в письменном виде, а некоторые приняли от апостольского предания — по преемству в тайне. Те и другие имеют одну и ту же силу для благочестия, и этому никто, даже малосведущий в церковных установлениях, не станет перечить. Ибо если отважимся отвергать неписанные обычаи, как маловажные, то непременно повредим Евангелию в самом главном, и от апостольской проповеди оставим пустое имя без содержания.” В следующем, 92-м правиле Св. Василий вновь возвращается к значению предания: “Думаю, что это Апостольское правило, чтобы мы держались неписанных преданий, как говорит Апостол Павел: Хвалю вас, братия, что вы все мое помните и держите предания так, как я передал вам (1 Кор. 11:2), и? другом месте: братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом или посланием нашим” (2 Сол. 2:15).

Каноны являются именно тем церковным преданием, о котором пишет Св. Василий Великий в приведенных выше правилах. Собрание канонов удостоверено Шестым Всел. Собором, а затем дополнено и подтверждено правилами Седьмого Всел. Собора. В Книгу Правил после того вошли еще принятия всею Церковью на сто лет позже правила двукратного Поместного Собора, состоявшегося в Константинополе в 861-м г. и Константинопольского Собора 879 г.

Будучи записанным церковным преданием, каноны являются непререкаемым законом, определяющим строй и управление Церкви. Однако, все законы, кратко формулирующее те или иные нормы, всегда требуют известных толкований для правильного своего понимания.

Толкователь прежде всего должен знать догматическое учение Церкви, которое выражено в том иди ином каноне или им охраняется. Затем для понимания каждого закона надо знать условия, в каких он был издан. Во многих случаях тогда только становится ясной мысль законодателя.

Кроме исторического и догматического подхода к толкованию канонов, надо еще иметь в виду следующее: есть в канонах положения, которые по своему догматическому содержанию (напр., о власти епископов) или по важности для Церкви (напр., о посте) выражают неизменную норму, но некоторые правила (напр., о длительности епитимьи за прелюбодеяние) содержат неодинаковые указания в зависимости от духовного состояния паствы в эпоху их составления. Кроме того, некоторые положения изменялись с течением времени. Так напр., 5-е Апостольское правило имеет в виду существование женатых епископов согласно сказанному Ап. Павлом (I Тим. 3:2), а 12-е правило 6 Всел. Собора утвердило безбрачие епископов, которое с тех пор стало обязательным. В таких случаях толкование руководствуется последним по времени принятия его каноном по данному вопросу.

Что касается указанных в канонах в разных случаях прещений, то надо иметь в виду присущее им нарочитое значение в церковном домостроительстве.

Каноны являются церковными законами, в большинстве случаев изданными для лечения появившихся в церковной жизни ошибок или злоупотреблений. Некоторые каноны только определяют иерархический порядок церковного управления и суда. Другие — направлены к предупреждению и устранению разных греховных явлений. Некоторые каноны имеют догматическое значение, другие — дисциплинарное. Воспрещая тот или иной грех, они указывают полагающуюся за них епитимью.

Однако, несмотря на то, что эти последние каноны формулированы подобно гражданским законами с санкциями за те или иные преступления, они по существу носят другой характер. Их цель прежде всего — не кара за то или иное преступление, как это бывает в гражданских законах, а лечение души грешника, предохранение его от большего греха и ограждание паствы от заражения последним.

Если Церковь, например, не допускает тяжко согрешившего клирика к служению, а мирянина — к причастию, то это прежде всего потому, что приобщение при нераскаянных тяжелых грехах служит человеку не на пользу его душе, а “в суд и осуждение” (? Кор. 2:27–29). Апостол Павел указывает далее и на печальные последствия от этого не только для души, но и для тела (I Кор. 2:30). Именно лечебный характер многих прещений подчеркивается тем фактом, что изданные в разные времена различными Соборами правила часто указывают неодинаковые епитимьи за один и тот же грех.

Во все времена остается неизменным определение сущности греховного недуга, но в зависимости от разных обстоятельств может меняться доза лекарства. По 102-му правилу 6-го Всел. Собора “Принявшие от Бога власть решить и вязать, должны рассматривать качество греха и готовность согрешившего к обращению, и так употреблять приличное недугу врачевание, дабы не соблюдая меры в том и другом, не утратить спасения недугующего”… И далее: “Ибо у Бога, и у приявшего пастырское водительство, все попечение о том, дабы овцу заблудшую возвратить, и уязвленную змием уврачевать.”

Таким образом, каноны, указывая нам на греховность ряда явлений в жизни, предоставляют иерархии довольно большую свободу в выборе суровости епитимьи. Больной член совершенно отсекается от Церкви только в случае полной нераскаянности грешника согласно слову Спасителя (Мат. 18:15–17).

Все вышесказанное указывает на необходимость правильного понимания канонов. Наиболее известны толкования Византийских канонистов Зонары, Аристина и Вальсамона. На русском языке они были помещены в издании Общества Любителей Духовного Просвещения под заглавием “Правила Св. Апостол, Святых Вселенских и Поместных Соборов и Святых Отец с Толкованиями” (Москва 1876, 1880, 1881, 1884 гг.). Важным пособием является труд знаменитого русского канониста Епископа Иоанна Смоленского в бытность его архимандритом, “Опыт Курса Церковного Законоведения” (СПБ, 1851). Очень ценен капитальный труд Епископа Далматинского Никодима Милаша, окончившего Киевскую Духовную Академию, “Правила Православной Церкви с Толкованиями” (Т. I, СПБ 1911; Т. И, СПБ 1912). На русском языке полезным пособием служит “Алфавитная Синтагма” Матвея Властаря. Известен греческий канонический сборник “Пидалион” и его английский перевод “The Rudder,” изданный в Чикаго в 1957 г. Полезные справки имеются в другом английском издании канонов в серии “A Select Library of Nicene and Post Nicene Fathers of the Church,” vol. XIV, Тhe Seven Ecumenical Councils, Gran Rapods, Mich., 1956.

Для удобства пользования настоящим изданием мы помещаем в конце его предметный указатель из Синодального издания Книги Правил и, кроме того, в примечаниях под каждым каноном указываем параллельные правила.

В качестве ценного дополнения к этому предисловию мы предваряем самые каноны замечательными мыслями известного перед революцией в России глубокаго мыслителя-богослова Светлова.

О Значении Священных Канонов. Прот. П. Я. Светлов

Краткия биографическия сведения об о. П. Я. Светлове.

Протоиерей Павел Яковлевич Светлов был Доктором Богословия Московской Духовной Академии и профессором богословия в Унверситете Св. Владимира в Киеве. Известны следующия его книги:

1. Значение Креста в деле Христовом; опыт изъяснения догмата искупления, Киев 1893.

2. Опыт апологетического изложения православного христианского вероучения, в двух томах, Киев 1896, 1898.

3. Курс апологетического богословия, Киев 1905.

4. Идея Царствия Божия в его значении для христианского миросозерцания; Св. Троицкая Лавра 1905.

Блаженнейший Митрополит Антоний, который, как Ректор Московской Духовной Академии, председательствовал на диспуте при получении о. Павлом Светловым степени магистра богословия, высоко ценил его как православного мыслителя, находя суждения его очень свежими и интересными. После революции о. П. Светлов скоро лишился своей кафедры. Подробности о том как он существовал нам неизвестны. Умерь он в Киеве в 1941 г.

Книга Правил представляет собою свод законов, исшедших от Апостолов и св. Отцов Церкви — законов, Соборами утвержденных, положенных в основу христианского общества, как норма его бытия. Если сознательный гражданин должен знать основные законы своего государства, то тем более убежденному христианину должны быть известны законы Церкви. Действительно, настолько душа ценнее тела, настолько Церковь выше и дороже государства.

Читая книгу канонов, человек убеждается в исключительной важности предметов, составляющих ее содержание. Он убеждается в стройности и, что особенно важно, в святости, богодохновенности того мировоззрения, которое пронизывает эту великую книгу. Человек почувствует, что только богоносные Отцы могли создать ее, и не только не осмелится легкомысленно посягнуть на священные правила, содержащиеся в этой книге, как дерзают святотатственно делать современные духовные воры (особенно претендующие на ученость), но, наоборот, со скорбью задаст себе два вопроса) зачем так поздно стали мне известны эти богомудрые законы, так близко касающиеся меня и моей Матери-Церкви, и 2) почему Господь попустил мне и нашему православному обществу так далеко отойти от святых заветов отеческих, апостольских, Христовых?

Книга Правил говорить о св. Писании, о важности изучения его, о способе изъяснения его, о св. Предании, о верности богопреданному учению, о таинствах, о призывании имени Божия, о кресте и крестном знамении, об иконах, о значении святоотеческих писаний, о соборах, о незыблемости соборных определений, о том, что церковные правила должны быть внушаемы при рукоположении священнослужителей “дабы не поступали против них.” Читатель найдет там нужнейшее учение о силе и действенности благодати Христовой (Карф. 126 пр.), о силе и смысле благословения, учение о грехе и мудрые разъяснения относительно епитимий, раскрытие высокого идеала священнослужителя и наставления о праведной жизни православного мирянина, строгие правила о рукоположении, подробные и тщательно продуманные правила, определяющие взаимоотношения епископов, пресвитеров, диаконов и мирян, а так же высоко духовные изъяснения их обязанностей церковных и в обыденной жизни.

Книга передает взгляд Церкви на монашество и строгие правила, коими регулировалась жизнь иноков в древнее время; знакомит с порядком судопроизводства церковного над епископами и клириками.

Та же книга раскрывает учение Церкви о браке, о девстве и разводе. Читатель встретит там отчетливо проведенный, но современным религиозным сознанием забытый взгляд, ставящий резкую грань между первым браком и вторым, тем более третьим, взгляд, нашедший, кстати сказать, для себя довольно яркое выражеяие в Требнике (см. “Последование о второбрачных”). Там же найдет решительное воспрещение пресвитерам и диаконам, принявшим сан, вступать в брак (Апост. 26; Шест. 3 и 6), чего так жаждут и добиваются современные обновленческие иерии и диаконы.

Говорит эта богомудрая книга о ересях, о расколах, самочинных сборищах, об отношении Церкви к отлученным и иноверцам, об отступлении от веры, о должном поведении христиан во время гонений и во время войны, о праздновании воскресного дня, и о пирах, и о посте, и о роскоши, и о давании денег в рост, о посещении храма и о церковном пении).

Есть много сравнительно мелких правил, имеющих, однако, свою цену и значение, но перечислить их в письме нет возможности. И крупное далеко не все мною упомянуто.

О Книге Правил. Еп. Никодим (Милаш)

Правилами (κανόνες) [1] называются те письменные определения, которые законодательная церковная власть издавала с самых ранних времен своего существования и которые имеют силу обязательных законов. Эти правила изложены в основном каноническом сборнике Православной Церкви, изданном в Константинополе в 883-м году, который известен под именем Номоканона в XIV титулах.[2] В этом сборнике находятся правила св. Апостолов, правила Вселенских Соборов, десяти Поместных и правила тринадцати св. Отцов. Рядом с этими основными правилами имеют еще силу несколько канонических сочинений Иоанна Постника, Никифора Исповедника, Николая Грамматика, Василия Великого, Иоанна Златоуста и Анастасия.

Все упомянутые правила, как основные, так и дополнительный, содержатся в Афинской Синтагме, изданной в 1852-59-х годах, с одобрения Константинопольского Патриаршего Синода и священного синода Элладской церкви.[3] А эти правила суть следующие:

А. Основные правила:

I. Правила св. Апостолов.

II. Правила вселенских соборов:

1. Никейского Первого.

2. Константинопольского Первого.

3. Ефесского.

4. Халкидонского.

5. Трулльскoго.

6. Никейскoго Второго.

III. Правила поместных соборов:

1. Анкирского.

2. Неокесарийского.

3. Гангрского.

4. Антиохийского и Лаодикийского.

6. Сердикского.

7. Константинопольского 394 г.

8. Карфагенского 419 г.

9. Константинопольского 861.

10. Константинопольского 879 гг.

IV. Правила св. Отцов:

1. Дионисия Александрийского.

2. Григория Неокесарийского.

3. Петра Александрийского.

4. Афанасия Великого.

5. Василия Великого.

6. Тимофея Александрийского.

7. Григория Богослова.

8. Амфилохия Иконийского.

9. Григория Нисского.

  1. Самое слово κανών означает некоторое прямое орудие, употреблявшееся при тесании и шлифовании камня или дерева. См. толкование Зонары послания Афанасия великого о праздниках и предисловие М, Властаря к его Алфавитной Синтагме, у Г. Α. Pάλλη και Μ. Ποτλη, Σύνταγμα των #είων και ιερών κανόνων, IV, 81 и VI, 5–6. Cp. J. C. Suicerus, Thesaurus ecclesiasticus e patribus graecis concinnatus (Amstel. 1682, 2 тома), II, 37. Ducange. Glossarium ad scriptores mediae et infimae graecitatis (Wratislaviae, 1891), I, 579. Это выражение (κανών), применяемое в церкви, на церковно-юридическом языке означает всякое постановление, которое издано подлежащею законодательною властью и высшею церковною властью утверждено для устройства церковных дел, с тем, чтобы ничего неупорядоченного в церковной жизни не было, но все в ней правильно совершалось бы. С первых веков истории христианства у славянских народов слово κανών переведено “правило,” так употребляется и доселе. ^
  2. Об этом Номоканоне см. мой труд “O каноничким зборницима православне цркве” (Нови Сад, 1886), стр. 19–31. ^
  3. Об этой Афинской Синтагме, краткое заглавие которой мы привели выше (стр. 1, прим. 1) и которая служит основою настоящего труда, см. мое “Православно-церковное право” (2-е изд. сербское, Мостар, 1902), стр. 210–210 [а в русском переводе с первого сербского издания 1890 г. Спб., 1897, стр. 218 и след.] и друге упомянутые в примечании авторитетные суждения об этом важном и строго критическом греческом издании. Ср. издание текста правил до VII всел. собора Fr. Lauchert, Die Kanones der wichtigsten altkirchlichen Concilien nebst den Apostol. Kanones. Freiburg im Br., 1896. ^

О правилах святых Апостолов

Во всех канонических сборниках Православной Церкви на первом месте находится 85 правил св. Апостолов.[1]

Важность и значение этих правил во вселенской Церкви на все времена утвердил Трулльский собор (691) 2-м своим правилом, провозгласив, “чтобы отныне… тверды и ненарушимы пребывали принятые и утвержденный жившими прежде нас святыми и блаженными отцами, а также и нам преданные именем святых и славных Апостолов 85 правил” (και παραδоθέντας ήμιν оνόματι των αγίων και ενδόξων Απоστόλων).

Провозгласив и утвердив важность Апостольских правил, отцы трулльского собора вместе с тем обясняют и происхождение этих правил, а именно: объясняют, что эти правила непосредственно св. Апостолами письменно не были изложены (έκτεθέντας), как говорится в том же 2-м правиле относительно остальных правил, но что они ведут свое начало от апостольского предания, сохранялись чрез устное предание апостольскими преемниками, которые эти правила собирали и впоследствии издали с именем св. Апостолов (оνόματι των Απоστόλων).

Если эти правила сохранились в Церкви от апостольского предания, то возникает вопрос: кто собрал это апостольское предание и составил из него эти правила? Кроме того, было ли в самом начале такое же количество этих правил, сколько их упоминает Трулльский собор и сколько принимает их в настоящее время Православная Церковь?

1. Что эти правила заслуживают в полном смысле авторитетнаго имени св. Апостолов и того уважения, какое признает за ними Вселенская Церковь, и что они служат точным выражением того, что Апостолы излагали в своих сочинениях письменно и предали своим преемникам устно, доказательством служит полное согласие этих правил в основных своих мыслях с тем учением, которое содержится в канонических книгах Новозаветнаго Св. Писания; доказательством далее служит то, что они строго соответствуют церковной практике, представляемой нам в сочинениях мужей апостольских и ближайших их преемников, и наконец, авторитет апостольский признан за ними соборами и отцами первых веков Церкви.[2]

В первый раз правила св. Апостолов ясно упоминаются на Первом Вселенском Соборе, следовательно в начале IV-го века. В 1-ом своем правиле, говоря о тех, которые силою были оскоплены, собор прибавляет, что таковых, “впрочем, если обрящутся достойны, в клир допускает правило,” а об этом именно и идет реч в 21-ом Апостольском правиле. Во 2-ом своем правиле тот же собор говорить, что противно “церковному правилу” принимать в клир “людей от языческого жития недавно приступивших к вере”; а об этом говорит 80-е Апостольское правило. Также и в других своих правилах отцы этого собора почти дословно ссылаются на Апостольския правила.

В то же время, т. е. в первой половине IV-го века, ссылаются на Апостольския правила и другие соборы, а также отцы и учители Церкви. Собор Антиохийский (341 г.) во многих своих правилах или буквально повторяет Апостольския правила, или развивает с большими подробностями мысли, которые содержатся в отдельных правилах; причем порядок и в Антиохийских правилах удержан в главном тот же, что и в Апостольских правилах.[3] Константинопольский собор(в IV-м веке), по поводу распри из-за бострской епископии постановил, что епископа может судить только “больший собор епископов,” как то определили Апостольския правила; а это именно и определяет 74-е Апостольское правило.

В жизнеописании царя Константина, принадлежащем Евсевию Кесарийскому, мы читаем письмо царя Евсевию, где царь хвалит Евсевия за то, что он не хотел принять Антиохийской кафедры и оставить свою, ибо этим он исполнил предписание Апостольскаго правила, которое запрещает перемещение епископа с одного места на другое;[4] а это именно и запрещает 14-е Апостольское правило. Афанасий великий, чтобы доказать незаконность своего низвержения со стороны ариан, ссылается на 74-е Апостольское правило, как на положительный церковный закон, который определяет, какие люди могут обвинять епископа.[5] Василий Великий во многих своих правилах ссылается на древние правила, под которыми разумеет Апостольския правила.[6]

После IV-го века уже все соборы и отцы церкви упоминают Апостольские правила, как известные во всей церкви. А в VI-м веке эти правила являются уже в виде особаго сборника с именем св. Апостолов.

На основании всего доселе сказаннаго, в особенности же на основании 1-го и 2-го правил I-го Вселенского Собора, которые указывают на Апостфльския правила, как такие и были известны всем отцам собора, следовательно, епископам всего христианскаго мира, можно утверждать, что Апостольския правила в настоящем своем виде и числе стали общеизвестными Церкви в конце III-го века.[7]

Во втором правиле Трулльскаго собора упоминаются 85 Апостольских правил. Такое число Апостольских правил мы находим в каноническом сборнике Иоанна Схоластика, Константинопольского патриарха, составившаго свой сборник около 550 года, следовательно за 140 лет слишком до Трулльского собора.[8] Ранее этого времени неизвестно кто упоминает сборник Апостольских правил с таким количеством правил. Но что они были в количестве 85-ти правил с самого начала, — об этом свидетельствует практика Церкви первых веков, что видно из сочинений отцов и учителей Церкви этой эпохи. Такое число Апостольских правил Восточная Церковь всегда признавала.

На западе принято только первые 50 Апостольских правил. В первой половине VI-го века настоятель одного римского монастыря Дионисий (Dionisius exiguus), по приглашению Далматского епископа Стефана, перевел с греческого на латинский язык канонический сборник, в начале которого поместил первые 50 Апостольских правил.[9] Для Рима не было приятно распространять с авторитетом апостольского имени такия правила, которые по многим вопросам противоречили практике западной церкви и притом осуждали эту практику. Достаточно обратить внимание на отдельные вопросы, о которых говорится в разных правилах начиная с 51-го и далее, и тотчас будет очевидно подтверждение сказаннаго. Напр., вопрос о целибате духовенства живо занимал западную церковь в первые века и всякими способами старались там принуждать каждого клирика к тому, чтобы он был неженат. Многие соборы III-го и IV-го веков в Галлии и Испании предают анафеме женатых клириков; декреталии римских пап строжайшими наказаниями угрожают клирику, который живет с своею женою; папа Сириций называет преступлением (crimen) брачную жизнь священника. При таком положении вещей нет ничего удивительного в том, что запад должен был сразу отвергнуть правило, которое носило имя Апостольского и которое между тем решительно ниспровергало теорию целибата. Таково 1-е правило из непринятых западом, или по нашему исчислению 51-е Апостольское правило. Пост в субботу вошел в обычай на западе и узаконен постановлениями отдельных соборов западных и папскими декреталиями; принять и признать авторитет 66-го Апостольского правила, запрещающего таковой пост, значило бы пред целым миром признать свое отступление от апостольского предания. Пост в среду забыт был на западе, не хотели его больше восстановлять, несмотря на все усилия к тому самих даже западных церковных учителей (особенно блаж. Августина); а 69-е Апостольское правило прямо предписывает этот пост и тем осуждает западную церковь за ее новшество. Апостольское правило 70-е осуждает всякого, кто употребляет пресный хлеб в церкви, а на западе уже тогда начинал входить в некоторых церквах (именно в Испании) обычай совершать св. литургию на пресном хлебе. Такое, противное западным обычаям, решение этих и подобных вопросов, которые на западе имели жизненное значение, как средства к достижению особых целей, естественно должно было вызвать против Апостольских правил то противодействие, какое мы наблюдаем в VI-ом и следующих веках. И после этого, нам кажется, теперь ясно, что сборник Апостольских правил должен содержать такое число правил, какое сначала приняла и доселе признает православная восточная церковь, и что — западная церковь по вышеизложенным соображениям отвергла 35 последних правил, приняв в начале VI-го века только 50 первых правил.

Римским епископам не могли быть желательны постановления, содержащаяся в 5-м, 17-м, 18-м, 26-м и 40-м правилах относительно женитьбы священных лиц, в 6-ом правиле — о том, чем должны заниматься священные лица, в 34-ом правиле — о признании самостоятельной власти митрополита, в 35-м и 37-м правилах — об ограничении единоличной власти римского епископа в церкви, или в 50-ом правиле — о крещении чрез погружение. Поэтому римские епископы, пользуясь властью, которую имели на западе, должны были запрещать распространение Апостольских правил и объявлять их апокрифами. Папа Геласий издал (494 г.) декрет de libris non recipiendis, и в прибавление к тому декрету, по решению одного римского епископа (по-видимому Ормизда †523), в число запрещенных книг включен был и сборник Апостольских правил.[10] Вообще Апостольские правила в течение следующих трех веков почти потеряли свое значение на западе. Только в IX-ом веке Лжеисидор опять принял в свой сборник эти правила по Дионисиеву переводу.[11] После они внесены были и в Грацианов декрет (XII века), вследствие признания 2-го правила Трулльского собора обязательным и для западной церкви, в количестве упомянутом в этом правиле, след. всех 85 правил, хотя в том же декрете находятся извлечения только из первых 50 правил по Дионисиеву переводу.[12]

Итак, Православная Церковь признает, что в настоящем своем содержании и количестве Апостольские правила устно передавались от апостольских времен и получили свою законченную форму к концу III-го века. Они приняты Вселенскою Церковью, по словам 2-го правила Трулльского собора, “ко исцелению душ и уврачеванию страстей.” Эти правила находятся во всех официальных сборниках поместных Православных Церквей: славянской Кормчей, русской Книге правил, греческом Пидалионе, румынской Indreptarea legii[13] и т. д.

  1. Об Апостольских правилах много писано, но мы напомним здесь главнейшее, что было у нас под руками. Правила св. Апостолов, святых соборов вселенских и поместных и св. отец с толкованиями. Москва, 1876. I, 5-12. — , 1841. III, 455. — “Чтения в Обществе любителей духовного просвещения” 1882. II, 141. —”Православное Обозрение,” 1862. I, 446. — Архим. Иoaнн (впосл. епископ Смоленский), Опыт курса церковного законоведения. Спб. 1851. I, 122–136. —K. A. Неволин, Полное собрание сочинений. Спб. 1859. VI, 395. — H. K. Соколов, Курс церковного Права. Москва, 1875, стр. 94-118. — И. С. Бердников, Курс церковного права. Казань, 1888, § 10. — H. C. Суворов, Курс церковного права. Ярославль, 1889. I, 218–223. — М. А. Остроумов, Очерк православного церковного права. Введение. Харьков, 1893. I, 170–181. — П. И. Нечаев, Практическое руководство для священнослужителей. Спб. 1887. § 10, a в приложении стр. 1-22 изложены и кратко истолкованы Ап. правила. — G. Bеvеrеgius, Σ. sive Pandectae canonum etc. Oxonii, 1672. T. II, Annotat, pag. l-8. — P. de Marca, De concordia sacerdotii et imperii. Paris, 1704. lib. III, cap. II, — Z. B. Van Espen, Commentarius in canones. Coloniae, 1755. pag. 39–47. — P. et H. Ballerini, De antiqais collect. canonura (in A. Gallandii, De vetustis canon. collectionibüs. Venetiis, 1778), pag. 97—104. —Spittler, Geschichte des kan. Rechts. Halle, 1678, S. 66 и сл. — Krabbe, Ueber den Ursprung und Inhalt der apost. Constitutionen. Hamburg, 1829. S. 74 и сл. — J. S. Drey, Neue Untersuchungen über die Constitutionen und Kanones der Apostel. Tübingen, 1832, S. 201 и сл. —J. W. ßicke1, Geschichte des Kirchenrechts. Giessen, 1843. I, 71 и сл. —J. B. Mortreuil, Histoire du droit byzantin. Paris, 1843. I, 188 и след. — F. Maassen, Geschichte der Quellen und Literatur des can. Rechts. Graz, 1870. I, 408 и сл. — J.B. Pitra, Juris eccles. graecorum historia et monumenta. Romae, 1864. Prolegom. XXYIII и сл. — C. J. Hefele, Conci-liengeschichte. 2 Aufl. Freiburg, 1873. I, 793 и сл. — C. Popovicii, Fontänele si Codicii dreptului bisericescu orthodoxu. Cernauti, 1866. pag 39–42. — Πηδάλιον. Έν Ζακύνθω, 1864. σ. κ'—κβ'. [Αθ. Изд. 1887, σ. 11–13]. ^
  2. См. ниже в толковании соответствующих правил. ^
  3. Ср. правила антиохийского собора: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 10, 20, 24 и 25 с Апостольскими правилами: 7, 8, 13, 15, 16, 28, 31, 32, 33, 34, 35, 37, 40 и 41. A что эти Апостольские правила составлены не из правил антиохийского собора, как утверждают, напр., D r е у (см. упом. соч., стр. 405 и сл.), J-W. Biekell (см. упом. соч., стр. 79–82) и другие, но как раз наоборот, видно между прочим из 9-го антиохийского правила, коим определяется, чтобы епископы ничего особенно важного не делали без предварительного соглашения с своим митрополитом, как то установлено древне-принятым от отцев правилом, a это правило и есть 34 Апостольское правило. См. Архим. Иоанн, Опыт курса церковного законоведения. I, 126 [ср. 399]. ^
  4. Euseb. Gaerarensis, De vita Constantini, Hb. III, c. 61 [Migne, s. g., t.20]. ^
  5. Athanasii Alexandr. Apologia contra Arianoe. III, 15 [Migne, s, g., t. 25]. ^
  6. См. Правила Василия Великого: 3, 12, 51 и др., напр., в Книге правил. ^
  7. По J. A. Mortrеuil (упом. соч., I, 189), около половины Ш-го века. F. Turrianus (Pro canonibus Apostolorum, Florent. 1572) пытался доказать, то Апостольские правила изданы в 45 (?) году на Апостольском соборе в Иерусалиме. J. Bickall (упом. соч., стр. 78 и сл., 230 и сл). доказывает, что эти правила составлены во второй половине IV века, след. после I Вселенского собора. Это же мнение разделяет и Dr. Jos. Zhishman (Das Eherecbt der Orient Kirche. Wien, 1864. S. 453). ^
  8. Об этом сборнике см. мое “Прав. црквено право” (1902), стр. 177—8 [рус. пер. с изд. 1890 г., стр. 184—5, ср. 195—6]. ^
  9. Напечатан у G. V?е11uset H. Justе11us, Bibliotheca juris can. vete-ris. Lutet. Paris, 1661. I, 112–116, такжф y H e f e l e, Coneiliengeschichto. I, 800–816., и Drey, упом. соч., S. 223–230. ^
  10. B i c k e 11, упом. соч., S. 74. ^
  11. Об этом сборнике см. мое “Прав. црквено право” (1902), стр. 182–184 [ср. рус. пфр. с изд. 1890 г., стр. 189–191]. ^
  12. Berardi сделал примечавіе к этому — Gratiani canones genuini ab apocryphis discreti. Taurin, 1752 (B i ekel l, упом. соч., S. 241, Anm. 2). ^
  13. С именем св. Апостолов есть еще несколько правил в нашей Кормчей, которые составляют в ней 2, 3 и 4 главы, а именно 17 правил апостола Павла (2 гл.), 17 правил Петра и Павла (3 гл.) и 2 правила “всех святых Апостол купно” (4 гл.). Эти правила извлечены из VIII книги так называемых Апостольских постановлений и внесены в тот Синопсис, на который написал свои толкования Аристин и который послужил основою как для нашей Кормчей, так и для Indreptarea legii, хотя в этом последнем сборнике этих правил нет. Правила эти необязательны, ибо трулльский собор своим 2-м правилом лишил всякой юридической силы самый источник, из коего они взяты. Зонара об них говорит следующее: “Так как 2-е правило шестого собора именно так определяет и нигде не упоминает о каких-либо других Апостольских правилах, кроме этих 85, то не следует принимать никаких других правил, кои носят Апостольское имя, напротив, таковые следует осуждать, считать ложными и отвергать, ибо носят ложные заглавия, повреждены и не значатся в числе тех, кои одобрены святыми и божественными отцами” (Аф. Синт., II, 111). ^

О правилах вселенских соборов

Православная церковь принимает и признает семь Вселенских соборов, которые собирались в течете от 325-го до 787-го года.[1] Из числа этих семи соборов, собиравшихся по поводу появлявшихся в церкви ересей, от шести сохранились правила, а именно: Никейского первого, Константинопольского первого, Ефесского, Халкидонского, Трулльского и Никейского второго. Константинопольские соборы второй и третий не издали никаких правил, и для того, чтобы восполнить недоконченное этими соборами, созваны были в другой раз отцы Константинопольского третьего собора в Константинополь, которые вместе с другими епископами собрались в 691-692-ом годах в тех самых (εν Τρоύλλω) царских палатах, где и в первый раз они собирались, и издали соответственные правила. Сообразно с задачею этого собора правила его называются правилами или Шестого Собора, или Пято-шестого, т. е. Пятого и Шестого Вселенского или Трулльского Собора.

Никейский I, Вселенский Первый Собор[2] был созван по поводу ереси Ария, пресвитера Александрийского. Чтобы показать ложность Ариева учения, которое приобрело уже много последовавателей и угрожало общею заразою, православные епископы решили созвать Вселенский Собор, на котором голосом Вселенской Церкви было бы утверждено православное учение против ложного Ариева учения. Император Константин великий идет на встречу желаниям православных епископов, и собор собирается в 325 году в Никее, главном городе Вифинии. Всего было там 318 отцов. Между ними главными были: Александр, епископ Александрийский, Евстафий, епископ Антиохийский и Макарий, епископ Иерусалимский; представителями Римского епископа Сильвестра были два нарочитых легата, пресвитер Виктор, и Викентий. Принимали участие на соборе знаменитые святостью своей жизни: Николай Мирликийский, Спиридон Тримифунтский, Пафнутий Фиваидский, Осия Кордубский и др. Со стороны ариан было около 20 епископов. Вместе с епископами было на соборе и несколько пресвитеров и диаконов; между этими последними выдавался своими глубокими богословскими знаниями и красноречием молодой архидиакон Александрийской церкви Афанасий. Первое торжественное заседание происходило 20 мая 325 г., и собор продолжался до 25 августа того же года. Председательское место занимал Евстафий, епископ Антиохийский, а в его отсутствие Александр, епископ Александрийский. Почетным председателем был император. После совещаний о главном предмете, на заседании собора 19 июня изложен был Символ Православной Веры.

Собор издал 20 правил. В таком количестве они находятся во всех канонических сборниках как восточной, так и западной церкви. В Кормчей они составляюсь 5 главу. В издании соборных деяний Гардуина мы находим много других правил под именем Никейских, которые переведены с арабского. Первый перевод Турриана содержит 80 правил; другой — маронита Abraham Echellensis содержит 84 правила.[3] Но те и другие правила, кроме наших 20, все апокрифичны.[4]

Константинопольский I, Второй Вселенский Собор,[5] по поводу ереси Македония, епископа Константинопольского, и по просьбе православных епископов, император Феодосий I созвал в Константинополе в 381-ом году. На соборе было 150 православных епископов, все из восточной половины христианского мира. Собор начал свои заседания в мае и окончил 9-го июня того же года. Председательствовал Мелетий Антиохийский, а после его смерти председательское место занял прежде всего Григорий Назианзин, потом Нектарий Константинопольский. Император присутствовал при открытии собора. После осуждения Македония, издано было дополнение к Никейскому символу веры.

До окончания собора было издано 7 правил. Такое число правил вошло в основной канонический сборник; в таком числе они значатся и в Книге правил и в Пидалионе. В Кормчей (11 гл.) и в Indreparea их восемь; но это зависит от того, что в Синопсисе, основе этих сборников, последнее (7-ое) правило разделено на два. В западных сборниках только 4 первых правила этого собора, а последние три считаются изданными не этим собором, а прибавленными после.[6]

Ефесский, Вселенский Третий Собор.[7] Пятьдесят лет спустя после второго вселенского собора явилась надобность созвать новый вселенский собор по поводу ложного учения, возникшего по христологическому вопросу. Этот собор созвал в Ефесе император Феодосий II. Открыт он 22-го июня, 431-го года, имел семь заседаний и закрыт 31-го июля. На соборе было около 200 отцов, большею частью восточных. Представителями Римского епископа Целестина были три легата. Председательствовал на соборе Кирилл Александрийский. После того как осуждены были появившаяся ересь и главный ересиарх Несторий, архиепископ Константинопольский, и подтверждено Православное учение, собор занялся решением нескольких вопросов дисциплинарного характера.

В восточных канонических сборниках приведено 8 правил этого собора. Первые шесть правил не имеют дисциплинарного значения; касаются вероисповедных вопросов по поводу ереси. Седьмое правило говорит о том, как нужно сохранять неповрежденным установленный символ веры, а восьмое устанавливает автокефалию Кипрского епископа. Каноническое значение имеет и послание собора, отправленное Памфилийскому собору по поводу отставки, поданной Памфилийским епископом Евстафием от занимаемой им кафедры. Сообразно с таким значением послания, оно приведено в Кормчей (12 гл.) и в Indreptarea как девятое правило Ефесского собора.[8] В канонических сборниках западной церкви этих правил нет. Только в отдельных латинских рукописях находятся извлечения в том или другом виде из соборных постановлений.[9]

Халкидонский, Вселенский Четвертый Собор. Осуждением Нестория на Ефесском соборе еще не закончен был христологический вопрос. Евтихий, архимандрит одного монастыря близ Константинополя, воздвиг новую ересь, по поводу которой должен был собраться вселенский собор. Император Маркиан собрал этот собор, который состоялся и открыть был в Халкидоне 8 октября 451 года; имел шестнадцать заседаний и закрыт был 1 ноября того же года. Было на нем 630 отцов. Представителями западной церкви были пять Римских легатов. Руководящая роль на соборе принадлежала Анатолию Константинопольскому, Пасхазию и Лукентию, легатам Римского епископа, Максиму Антиохийскому и Ювеналию Иерусалимскому. После разбора учения Евтихия, собор провозгласил его еретиком и утвердил соответствующий догмат Православной Веры.

На двух последних заседаниях собор издал 30 правил, т. е. на этих заседаниях издано было 28 правил, а 29-ое и 30-ое правила изложены были на четвертом заседании собора, а теперь лишь присоединены к остальным. В Кормчей, Книге правил, Пидалионе и Indreptarea — одинаковое число халкидонских правил. В западных канонических сборниках приводится только 27 правил этого собора. Последние два (29-ое и 30-ое) не приводятся, по всей вероятности, потому, что изданы не совсем определенно в форме правил; а 28-е не приводится потому, что против него протестовали на этом соборе Римские легаты, усматривая в нем усиление примата Римского епископа.

Трулльский, Вселенский Пято-шестой Собор. Собор, известный под общим именем Трулльского, состоялся с целью дополнения правил пятого и шестого вселенских соборов, которые занимались исключительно догматическими вопросами, но не издали ни одного предписания относительно церковной дисциплины. Между тем была неотложная нужда в том, чтобы авторитетом вселенского собора были изданы такие правила, которые бы утвердили ослабленную вследствие еретических смут дисциплину; нужно было восстановить силу прежних соборов и новыми правилами водворить строгий порядок в Церкви. Так как отцы VI-го Вселенского Собора разошлись тотчас после догматического определения этого собора, то потребовалось созвать их в другой раз, чтобы они издали необходимые правила и тем дополнили то, что не было сделано ранее. Собор, соответственно таковой своей задаче, и назван пято-шестым (Πενβεχτη, Quini-Sexta), а так как этот собор не что иное, как продолжение собора 681-го года и происходил в том самом отделении царских палат, где были заседания этого последнего собора, то и правила, им изданные, называются правилами Шестого Вселенского Собора Трулльского.

По приглашению императора Юстиниана II-го собрались отцы на собор в Константинополь в 691-м году. Время соборных заседаний падает на 1 сентября 691 г. по 31 августа 692 года. Было на нем 227 отцов; следовательно, 53-мя более, нежели в 681-м году. Лично присутствовали: патриархи Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский; представителями Римского папы были назначенные им легаты, в числе коих главный был Василий, архиепископ Гортинский. После приветствия императору собор сразу начал свои занятия и издал 102 правила. Правила эти приняты во все восточные канонические сборники. В Кормчей они составляют 18 главу; в Indreptarea они соединены в 98 правил.

Западная церковь не признает ныне за всеми этими правилами обязательной для себя силы. Но прежде не было так. На самом соборе были легаты Римские, а подпись Василия Гортинского мы находим в числе первых на актах собора. На VII-ом Всел. Соборе, когда по поводу 82-го Трулльского правила упомянуты были эти правила, как правила VI-го Всел. Собора, Римские легаты и не думали возражать. Папа Адриан I торжественно объявляет о своем признании этих правил в одном своем письме патриарху Тарасию, тоже и в другом письме франкским епископам в защиту VII-го Всел. Собора. Папа Иоанн VIII-й, говоря об этих правилах, не возражает ничего против них. Иннокентий III-й приводит 82-е правило и называет его правилом VI-го всел. собора. В своем Decretum Грациан привел много правил нашего собора, как правил VI-го Всел. Собора. В течение веков на западе стали иначе смотреть на эти правила и обо всех упомянутых и других свидетельствах говорят, что названные лица только по неведению приписывали эти правила VI-му вселенскому собору.

Никейский II-й, Вселенский Седьмой Собор. Этот собор созван был против иконоборцев императрицею Ириною и ее сыном. Открыт он 24 сентября 787-го года и продолжался целый месяц. Было восемь заседаний, из коих семь было в Никее, а восьмое в Константинополе. Председательствовал Тарасий Константинопольский, а на восьмом заседании председательское место заняла Ирина с сыном. Число присутствовавших на соборе, по сохранившимся данным, колеблется между 300 и 367. Представлена была на нем вся Церковь, восточная и западная. После утверждения догмата об иконопочитании изданы были 22 правила. В таком числе они находятся во всех канонических сборниках восточной церкви. В Кормчей они составляют 18 главу.

После правил этого собора в изданиях соборных актов находится еще и послание Тарасия Константинопольского папе Адриану I-му о симонии. Написано оно тотчас после этого собора и потому в старых сборниках приводилось непосредственно после правил VII-го всел. собора. Об этом послании скажем ниже.

  1. Ср. статью Т. Барсова, О вселенских соборах в “Христ. Чтеніи” 1869, II, 191 и СЛ. Άδέσποτον, περί των εξ οικουμενικών Συνόδων. Α θ. С и н Τ., 370. —J. Ηarduini, Conciliorum ccllectio, IV, I486. —G. V o e 11 i et H. J u s t e 11 i, Bibliotheca juris eanonici veteris. Lutet. Paris, 1656, II, 1161. —Φωτίου περί των επτά οικουμενικών Συνόδων. Α θ. С И Η τ., 1, 375. Harduini, ΙΥ, 1463. Voelli et J U Ste11i, II, 1141. —N είλου μητροπολίτου “Ρόδο ο. Διήγησις συνοπτική περί των αγίων και οικουμενικών Συνόδων. Α θ. Синт., Ι, 389. Ηarduini, IV, 1491. Voelliet Justelli, II, 1155. Συνοδικόν (Libellus synodicus). H a r d u i n i, IV, 1491. Voelli et Justelli, II, 1166. Об этом последнем сборнике, где говорится ο 153 соб., начиная от иерусалимского собора 49 (?) г. и до собора 877 (879) года, см. Hefele, Conciliengeschichte, I, 84. ^
  2. О первом вселенском соборе см. Деянія вселенских соборов в русском переводе (Казань, 1859–1873), приготовленные к печати по сборникам соборных деяний LabbeietCossartii (1661) nHarduini. TOM. I, 3£—203. — Harduini, Concil. coll., 1,309 и сл. — Cp. Hefele, Concilienge-schichte, I, 252 и след. По догматическому вопросу этого собора следует еще сравнить Chr. W. F. Walch, Entwurf einer vollständigen Historie der Ketzereien. XL Th. Leipzig, 1762–1785, II, 385 и сл., и Dr. L Schwane, Dogmengeschichte der patristischen Zeit. Münster, 1869. S. 108 и сл. ^
  3. Harduini, I, 463. ^
  4. Об арабском переводе см. Beveregii, Pandectae, I, 686. ^
  5. Деянія вселенских соборов, I, 229 и сл. — Harduini, I, 897 и сл. Ср. Hefele, Conciliengeschichte, П, 1 и сл. — Walch; упом. соч.3 III, 79 и сл. — Schwane, упим. соч., S. 217 и сл. ^
  6. Hefele, Conciliengeschichte, II, 12 и сл. — У Harduini, I, 87 и сл. есть Paraphrasis Arabica Иосифа египетского первых шести наших правил, соединенных в четыре. Седьмого правила нет. Ср. Beveregii, Pandectae, I, 700. ^
  7. Деянія всел. соб., І, 131, и сл. — Harduini, I, 1271 и сл. — Ср. Hefele, Conciliengcschichte, II, 141 и сл. — Walch, упом. соч., V, 289 и сл. — Schwane, упом. соч., g..409 и сл. ^
  8. Ср. ниже мое толкование этого послания. ^
  9. См. Maassen, упом. соч., 108–109, 136–137, 472, 545, 949. —Bevere-gii, Pandectae, II, Annot. in l can. Ephes. pag. 104. ^

О правилах поместных соборов

Правила только тех поместных соборов обязательны для всей церкви, за коими признала такое значение Вселенская Церковь. Таковых соборов — одиннадцать, а именно: десять вышеупомянутых и Карфагенский собор при Киприане (255 г.) о крещении еретиков. Правила всех этих одиннадцати соборов находятся в Афинской Синтагме и Пидалионе. В каноничёских сборниках славянских и румынских находятся правила только десяти соборов, но в них нет правил Карфагенского собора, бывшего при Киприане. Главное основание, по которому в последних сборниках опущен помянутый Карфагенский собор, то, что постановление этого собора о необходимости крестить всякого еретика или раскольника, обращающегося в православие, не обязательно для всей церкви, но это постановление, по словам 2-го правила Трулльского собора, имело значение, применительно к обстоятельствам места и времени, только для Африканской церкви. Вальсамон в толковании данного правила говорит: “этим (правилом) устанавливается, что все те, которые обращаются от еретиков или раскольников к Православной Церкви, должны быть снова крещены, хотя бы они прежде приняли крещение. Между тем 7-ое правило II-го Всел. Собора совсем другое предписывает в отношении к тем, кого следует и кого не следует снова крестить, устанавливая точное в том различие. Прочитай следовательно это правило и последуй тому, которое было издано после. Прочитай и 2 правило Трулльского собора и увидишь, что то, что говорит это послание, не всеми отцами принято, ибо там сказано так: “правило, изданное Киприаном, бывшим архиепископом Африканской области и мучеником, и его собором, и соблюдаемое только в местах упомянутых там предстоятелей по преданному обычаю…” Из этого следует, что в начале правило это было не у всех их в обычае… А так как 7 правило II-го собора совсем другое предписывает, чем то, что устанавливается в этом послании в отношении к еретикам и раскольникам, “обращающимся к вере, то предписание его осталось в небрежении”.

Правила следующих десяти соборов приняты всею Церковью.

Анкирский собор. После Максиминова гонения против христиан, когда установился мир, многие из христиан, которые или из страха, или по какой-либо другой причине отступили от Церкви, теперь снова настоятельно просили о принятии их в Церковь. Вопрос о том, нужно ли их принимать, и самый способ их принятия сообразно с обстоятельствами, при которых они отступили, вообще не были ясны епископам. И ради этого созван был собор, который должен был произнести свой суд об этом. Собор состоялся в 314 году в Анкире в Галатии, на нем было около 18 епископов из Малой Азии и Сирии под председательством Виталия, епископа Антиохийского, и он издал 25 правил, из коих первые 9 и 12-е правило касаются главного вопроса, подавшего повод к созванию собора; остальные говорят об общей церковной дисциплине. — В Кормчей они составляют 6 главу.

Неокесарийский собор состоялся после Анкирского, между 314 и 325 годами. Было на нем 24 епископа под председательством того же епископа Виталия Антиохийского, который председательствовал и на соборе Анкирском. Издано было 15 правил, которые в Кормчей составляют 7 главу.

Гангрский собор. Собор этот состоялся в половине IV-го века, около 340 года, в Гангре, главном городе Пафлагонии, по поводу Евстафия, епископа Севастийского, полуарианина, и его последователей, которые проповедовали безрассудный аскетизм и вследствие того вызвали в церкви много беспорядков. Председательствовал на соборе Евсевий Никомидийский, а присутствовало 13 епископов. В канонических сборниках значится 21 правило этого собора, а именно: 20 правил против евстафиан, а 21-е составляет эпилог всех правил.

В таком количестве и в том же порядке правила находятся в Книге правил и в Пидалионе. В Indreptarea и в 8 главе Кормчей эти правила приведены иначе. В начале стоит заглавие послания собора епископам Армении, потом в первой 20, а во второй 19 правил. Зависит это от того, что только 20 правил в Синопсисе, основе того и другого сборника, а в Кормчей 9-е правило соединено с 10-м.

Антиохийский собор. По поводу освящения новой церкви в Антиохии в половине 341 года собралось около 100 епископов. После освящения церкви собравшиеся епископы составили собор для издания некоторых постановлений в интересах повсеместного единообразия церковного управления. Председательствовал на этом соборе Плакет, епископ Антиохийский; издано 25 правил, которые все вошли в общецерковный канонический сборник и о которых с особым уважением отзывается как восток, так и запад. В Кормчей они составляют 9 главу.

Лаодикийский собор. Приблизительно в 343 году составился из многих епископов Малой Азии в Лаодикии, главном городе Фригии, собор, на котором было издано 60 правил различного содержания, которые все, хотя и в разных подразделениях, вошли в канонические сборники. В Пидалионе число их такое же, как и в Книге правил. В Кормчей правила Лаодикийского собора составляют 10-ю главу, число их 58, но по содержанию все они сполна заключаются в ней. В Ипагереагеа — 59 правил, что зависит от того, что последние два правила соединены в одно.

Сердикский собор. На границе между восточною и западною половиною греко-римской империи, в Сердике (ныне Софии) в 343 году составился многочисленный собор с целью установить относительно Афанасия Великого согласие между восточными и западными епископами, разделившимися между собою вследствие арианских интриг. Всех присутствовавших на этом соборе было 376 членов, из них западных 300 и восточных только 76. Председательствовал известный с Никейского собора Осия, епископ Кордубский. После того как признаны безосновательными все обвинения против Афанасия и утвержден был Никейский Символ, собор издал 21 правило о церковной дисциплине, и все эти правила вошли в обще церковный канонический сборник.

В нынешних наших сборниках разница только в порядке нумерации правил, но по содержанию все они в них находятся. В Indreptarea помещены все правила. В Пидалионе их 20; нет 18-го, но так как это последнее стоит в неразрывной связи со следующим (19-м), которое гласит о том же самом предмете, то от этого нисколько не страдает содержание самых правил. В Книге правил также только 20 правил, что зависит от того, что 18-е и 19-е составляют одно 18-е. Основание то же самое, что и для Пидалиона. В Кормчей порядок иной, хотя там полное их число — 21 правило.

Константинопольский собор. По поводу спора между двумя епископами Агапием и Багадием, из коих каждый доказывал свое право на митрополичью кафедру в Бостре в Аравии, составился в Константинополе в 394 году собор для решения этого спора. Участвовали на этом соборе Нектарий Константинопольский, Феофил Александрийский, Флавиан Антиохийский и еще 17 епископов. Председательствовал Нектарий. Состоялось определение, что епископа может низложить собор многих епископов, а не три только; и это определение было издано как особое правило, которое потом вошло в общецерковный канонический сборник.

В различных видах это правило находится в нынешних сборниках, где приводятся по большей части отрывки из полного текста. В Пидалионе оно разделено на два правила: первое составлено из предложения епископа Аравияна, указывающего относящееся сюда постановление Никейского собора, что два епископа не могут ни поставить, ни свергнуть другого епископа; а второе — из заключительного определения председателя собора. В Indreptarea, в Кормчей и Книге правил одно только правило и то в весьма сокращенном виде. В последней оно составлено: первая половина из заключительного определения Нектария, а другое из предложения Феофила Александрийского.

Карфагенский собор. Вопрос о праве Римского папы принимать апелляции на определения соборов Африканской церкви подал повод к созванию великого собора в Карфагене в 419 году. Присутствовавших на соборе епископов было 217 под председательством Аврелия, архиепископа Карфагенского. Были и представители Римской церкви. Состоялось два главных заседания: первое 25-го мая, а второе 30-го мая.

После того как рассмотрено было главное дело и торжественно отвергнуто всякое право Римского папы принимать апелляции на определения собора епископов Африканской церкви, отцы собора издали несколько правил о церковной дисциплине, затем пересмотрели все правила, изданные на прежних соборах Африканской церкви, начиная с 348 года. Ни в какой другой церкви, как в Африканской, не соблюдались так строго правила о ежегодных соборах. История сохранила нам данные о множестве происходивших в первые века в этой церкви соборов с законодательною целью; след., должно было появиться и множество церковно-дисциплинарных правил, которые были изданы на всех этих соборах. В числе этих правил многие были между собою сходны и по предмету одинаковы, а многие, по обстоятельствам места и времени их издания, имели только местное и временное значение и следовательно не могли быть обязательны для всех. Отцы Карфагенского собора 419-го года рассмотрели все прежние правила и из числа всех приняли и ввели для всей Африканской церкви правила следующих четырнадцати соборов: а) Карфагенского 348 г., б) Карфагенского 390 г., в) Иппонского 393 г., г) Карфагенского 397 г., д) Карфагенского 16-го июня 401 г., е) Карфагенского 13-го сентября 401 г., ж) Иилевитского 402 г., з) Карфагенского 403 г., и) Карфагенского 404 г., и) Карфагенского 405 г., к) Карфагенского 407 г. и Карфагенских — л) 409-го г., м) 410-го г. и н) 418-го года. Принято было 121 правило этих сборов. К ним собор 419-го г. прибавил от себя 12 правил, и таким образом на этом соборе были приняты и признаны общеобязательными для всех 133 правила, известные ныне под именем правил Карфагенского собора.

В некоторых сборниках, также и в нашей Кормчей, кроме упомянутых, значится еще пять правил, хотя они в строгом смысле не правила, но или послания Африканских отцов, или ответы тех или других на вопросы, предложенные им со стороны Карфагенского собора. Первое правило есть послание собора папе Бонифацию по главному вопросу, ради которого собирался собор 419-го года; второе и третье суть ответы Кирилла Александрийского и Аттика Константинопольского, которые препровождают подлинные акты Никейского собора; четвертое есть послание с символом и правилами Никейского собора, адресованное отцами Карфагенского собора папе Бонифацию, и пятое есть послание тех же отцов 424-го года папе Целестину по тому же самому вопросу, ради которого и созван был собор 419-го года. А именно, один пресвитер (Апиарий), которого собор осудил, обратился к папе Целестину, ища у него защиты, и папа нашел возможным взять под свою защиту этого пресвитера и в таком смысле писал Карфагенским отцам. Ответ отцов на это Целестиново письмо с отклонением его ходатайства об упомянутом пресвитере составляет названное послание. А оно поставлено рядом с правилами собора 419-го года потому, что относится непосредственно к этому собору и представляет заключительное определение по главному вопросу собора.

Правила Карфагенского собора вошли во все канонические сборники; но они приводятся там весьма разнообразно, как относительно текста, так и нумерации. В первоначальном сборнике их столько, сколько в Афинской Синтагме, а именно 133 и 5 упомянутых дополнительных правил. Эти последние не занумерованы в Афинской Синтагме, но в старых сборниках значатся под номерами 134, 135, 136, 137 и 138. Они занумерованы и в нашей Кормчей. В позднейших сборниках этих (дополнительных) правил или совсем нет, или приведены только некоторые из них. Точно также и число правил иное. В Кормчей их 134 и дополнительных пять; в Indreptarea 141, а из дополнительных нет ни одного. В Пидалионе их также 141 и послания Бонифацию и Целестину, а в Книге правил их 147 и послание Целестину. Из этой количественной разницы правил не следует делать вывод, что в Афинской Синтагме некоторые правила опущены, кои в упомянутых сборниках находятся; напротив, в ней эти правила много полнее, нежели в тех, а некоторых правил Афинской Синтагмы, напр., в Пидалионе совсем нет, как то: 14, 34, 70, 88, 92, 118 и 122 правил. Большее число правил в упомянутых сборниках зависит от того, что некоторые правила разделены на два, три и пять правил, вследствие чего оказалось и большее их число. Способ деления у известных издателей одного правила на несколько, хотя во многом оправдывается с точки зрения содержания различных правил, но таковое деление должно считаться в то же время и произвольным как это доказано относительно издателей Пидалиона. Относительно Книги правил, может быть, издатели руководились прежними изданиями. ибо есть одно парижское издание, в котором, как и в Книге правил, 147 правил Карфагенского собора.

Константинопольский собор в храме св. Апостолов. Девятый век, век Николая 1 и Фотия, может считаться одним из самых бурных, вместе с тем и самых печальных по своим последствиям для Церкви. Дело о свержении патриарха Игнатия и об избрании на патриарший престол Фотия произвело большие смуты на востоке. а вместе с тем подало повод римскому папе вмешаться во внутренние дела Константинопольского патриархата. С другой стороны и иконоборство, хотя было осуждено на VII-ом Всел. Соборе, продолжало еще в этом столетии волновать церковь. Для того, чтобы произнести окончательное осуждение иконоборства и восстановить в церкви нарушенный мир, решено было созвать великий собор епископов, каковой собор состоялся в начале мая 861-го года в Константинополе в храме св. Апостолов. Присутствовал на соборе император Михаил III, епископов было 318; Римского папу представляли нарочитые легаты. На первом своем собраны собор не мог придти к желательному решению вследствие возмущения со стороны неправославных, и только на вторичном собрании можно было действовать свободно. Вследствие такого двукратного собрания собора он называется: перво-вторым собором (πρώτη και δευτέρα, primo-secunda, двукратным). Во время второго своего собрания собор подтвердил осуждение иконоборчества, затем была признана правильность избрания патриарха Фотия на Константинопольскую кафедру, а после всего издано было 17 правил относительно церковной дисциплины. В Кормчей, Книге правил и Indreptarea эти правила занимают предпоследнее место в ряду соборных правил; в Пидалионе они следуют тотчас после правил VII-го Всел. Собора.

Константинопольский собор в храме св. Софии. Мир, установленный в церкви в 861 году, скоро был опять нарушен, вследствие событий совсем особого характера; и этот мир восстановлен был только после смерти бывшего патриарха Игнатия, когда на Римском престоле был папа Иоанн VIII-й. Ради торжественного утверждения этого мира был созван в 879-м году собор в Константинополе в храме св. Софии. Было на нем 383 отца; Римского папу представляли три нарочных легата. Провозгласив торжественным образом утвержденный мир между восточною и западною церковью, собор издал 3 правила, которые в Кормчей, Книге правил и Indreptarea занимают последнее место между соборными правилами, а в Пидалионе они находятся на другом месте среди правил поместных соборов.

О правилах святых отцов

Во 2-м правиле Трулльского собора упомянуто двенадцать отцов, правила коих обязательны для всей Церкви, те именно двенадцать отцов, которые упомянуты выше в начале нашего обзора. Кроме этих двенадцати, имеет еще обязательную для всех силу послание Константинопольского патриарха Тарасия о симонии.

Как толкователями основных юридических начал, выраженных в Св. Писании и Предании, были соборы, так и толкователями соборных определений были отдельные отцы. Соборные правила представляли общие определения, которые пастыри той или другой поместной церкви должны были применять в отдельных случаях и сообразно с данными обстоятельствами, по своему усмотрению и под личною своею ответственностью. Это применение на практике соборных определений со стороны отдельных пастырей часто делалось явно в их окружных посланиях к пастве своей, в канонических посланиях одного пастыря к другому, в их канонических ответах на поставленные им вопросы и т. д. Глубокие знания канонов отдельными пастырями снискало им всеобщее уважение в церкви, и из их посланий или других сочинений заимствованы соответствующие места, которые представляют собою возвышенные правила пастырского управления и как таковые были приняты и одобрены для всей Церкви и вместе с правилами соборов вошли в составь общих церковных канонических сборников. Различие между правилами отцов и соборов вполне точно изображает один из наилучших канонистов нового времени следующим образом: “Различие это между правилами соборов и отцов заключается в том, что соборы простирали свою законодательную власть на высшие стороны в церкви, определяли порядок и законы самого управления ее, касались ее иерархии, произносили свой верховный суд на самые правительственные в ней лица; а отцы по частям излагали свои определения относительно разных частных предметов, более лиц управляемых в церкви, и суда, более духовного, нежели внешнего, официального; касались дел, более нравственных, нежели правительственных в церкви”.

Правила отцов первоначально не были изданы в виде отдельных законодательных постановлений, но они представляли или извлечения из различных сочинений отцов, или же, главным образом, отправленные ими к отдельным лицам послания, которые, в виду их содержания, были названы “каноническими посланиями.” С течением времени, смотря по содержанию, они были разделены на несколько правил, и в этом виде были внесены в общецерковный сборник. Первым был Иоанн Схоластик (в VI-м веке), который внес в свой сборник два послания Василия Великого Амфилохию; после него во всех общецерковных сборниках мы находим правила отцов, особенно после утверждения их канонической важность на Трулльском соборе.

Дионисий Александрийский (+265 г.). Питомец александрийской школы, затем начальник той же школы, за свою глубокую ученость и заслуги для Церкви, особенно в борьбе с Савелием и Павлом самосатским, был назван “великим” и “учителем вселенской Церкви.”

Правила, вошедшие в общецерковный сборник с именем Дионисия, составляют каноническое послание, которое он в 260-м году отправил в Ливию епископу Василию в ответ на четыре вопроса, предложенных ему последним для разрешения. По ответам на эти вопросы Дионисиева послание разделено на четыре правила, полный текст которых находится в Книге правил и Пидалионе, а в конце присоединено еще заключение послания. В Кормчей (26 гл.) иначе. Прежде всего, особливо стоит начало послания о часе, когда следует кончать великий пост, затем идут четыре нумерованные правила под особым заглавием: “Того же от сущих без общения,” и первое составляет извлечение из Дионисиева послания Канону; следующие же (2, 3 и 4) представляют сокращение второй половины послания Василиду. Заключения послания нет. Это в точности отвечает тексту Дионисиевых правил в Синопсисе. В Indreptarea совсем нет Дионисиевых правил.

Григорий Неокесарийский, чудотворец (+270). Воспитанный в Александрийской школе, Григорий отличался глубоким умом и большим благочестием. За многие чудеса, совершенные им, особенно в бытность его епископом в Неокесарии, современники дали ему имя “чудотворца.” Он отличался большой ревностью в обращении язычников к вере Христовой, и история нам свидетельствует, что в Неокесарии, когда он стал епископом, было христиан всего 17, а когда умер, осталось только 17 язычников; остальные все были обращены в христианство. Из многих сочинений Григория для нас имеет важность его каноническое послание, которое он в 258-м году разослал по своей области. Повод к этому посланию обозначен вообще в самом его заглавии. А именно, когда Григорий был епископом в Неокесарии, варварские народы напали на Понт и опустошали города. При этих варварских нападениях христиане держали себя недостойно своего имени, а многие из них содействовали варварам и сами впадали в тяжкие грехи. Как главный епископ Понта, Григорий издал указанное свое послание, разъясняя тяжесть учиненных грехов и налагая за них соответственные наказания.

Послание разделено на несколько правил; но правила эти в канонических сборниках мы находим в различном числе. В Афинской Синтагме их 11, в Книге правил и Пидалионе 12, а в Кормчей (28 гл.) 13. В Indreptarea нет ни одного. Самое послание собственно составляют первые 10 правил по Афинскому изданию Синтагмы, или первые 11 по Книге правил и Пидалиону, а последнее не есть составная часть самого послания, но позднейшая прибавка и есть дополнение из правила Василия Великого относительно степеней покаяния. Поэтому, в переводе 11 правила после слов: “говорит мы ставили в скобках — кто говорит, именно Василий Великий в своем 75 правила. А как это дополнение или 11 (12) правила нет в Синопсисе, то этим объясняется, почему его нет и в Кормчей, которая составлена по Синопсису. Разница в числе первых правил зависит от того, что первое правило по нашему изданию разделено в этих сборниках на два, и вместо десяти явилось там одиннадцать. В Кормчей, как мы сказали, нет этого дополнения, и число 13 в ней объясняется тем, что 2 и 4 по нашему изданию правила разделены там каждое на два.

Петр, архиепископ Александрийский (+311). Славный своим образованием, Петр в 295 году принял место начальника Александрийской школы, которой пять лет управлял, и в 300 году избран был в архиепископа Александрийского. Только три года он управлял мирно своей церковью, а в 303 году, когда вышел указ Диоклетиана о гонении против христиан, начинаются уже несчастья для Александрийского пастыря, которые оканчиваются мученической смертью. Во время гонения многие христиане отступили от веры и употребляли всякие средства, лишь бы только освободиться от мучений. Большинство все-таки опять возвращались в Церковь, принеся раскаяние за свое отступничество. Петр обратил внимание на это обстоятельство; будучи же проникнут христианской любовью и желая оказать помощь тем, которые по нужде отреклись от Христа и Церкви, а теперь через покаяние снова вступали в церковь, он написал в 306 году слово о покаянии, где указывает способ как вступать в общение церковное тем, которые отступили от церкви.

Это слово Петра, разделенное па 14 правил, вошло в общецерковный сборник. В таком числе они находятся в Книге правил и Пидалионе. В Кормчей (27 гл.) их, как и в Синопсисе, 13, ибо 6 и 7 правилами) нашему изданию составляю г в ней одно (6) правило. В Indreptarea нет этих правил. Последнее (15-е) правило в нашем “Сборнике,” равно и в трех упомянутых сборниках, о посте в среду и пятницу, взято из одного слова Петра на Пасху.

4. Афанасий Великий (†373). Глубоко изучивший истины христианской веры, Афанасий снискал вечную славу как защитник православия против арианства, за что справедливо назван “отцом православия” и “великим.” Деятельность свою на пользу церкви он начал усиленно развивать с того времени, когда появилось арианство, и последовательно продолжал ее до конца своей жизни.

Многочисленные сочинения, которые оставил Афанасий, апологетического, полемического, историко-догматического и нравственного содержания. Для церковного права имеют значение три, а именно: послание его Аммуну, XXXIX-е послание о праздниках и послание Руфиниану. Первое послание написано около 356-го года в ответ монаху Аммуну, который обратился к Афанасию за руководством, как должно судить о непроизвольном ночном осквернении плоти. Второе написано в 367-м году и трактует о канонических книгах Св. Писания. Это послание дошла до нас в неполном виде, без начала, для обозначения же этого мы поставили в начале послания несколько точек. Третье написано епископу Руфиниану около 370 года в ответ на его вопрос, каким способом должны быть принимаемы еретики, когда обращаются к церкви.

Порядок, в каком эти три послания приведены в Афинской Синтагме и в нашем “Сборнике,” одинаков и в Кормчей и в Пидалионе. В Книге правил стоить прежде всего послание Аммуну, потом Руфиниану, затем — о праздниках. В Кормчей (29 гл.), после послания Руфиниану (там, как и в Синопсисе, этот епископ назван Руфиан), находится еще один отрывок под названием: “Того же от другого послания,” “и говорится о возвышенности девства 2); между тем это не новое какое-либо послание, но только извлечение из послания Аммуну. В Indreptarea этих Афанасьевых посланий нет.

Василий Великий (†379) 3). Из всех святых отцов и учителей церкви больше значения для церковного права и вообще для церковной дисциплины имеет Василий Великий. Научное свое образование он закончил в Афинах, где одновременно учился и Григорий Богослов, с которым в теснейшей дружбе находился Василий Великий. После того он путешествовал в Египте, Палестине и Месопотамии и во время этого путешествия познакомился со многими святыми людьми (Макарием, Пафнутием и др.), которые пробудили в нем глубокое уважение к монашеской жизни. Когда же он возвратился, то весь отдался уединенной жизни и поселился в одном совсем пустынном месте, где вместе с Григорием провел много времени. В 370 году был поставлен на Кесарийскую кафедру. Ревность о славе Христовой, об утверждении православной веры в тогдашнее смутное время и о водворении порядка и нравственности в церкви до такой степени проявлялась у Василия, что он заслужил имя “великого,” “славы и украшения церкви.”

От Василия великого вошло в общецерковный сборник 92 правила. Они составились из восьми его посланий и из его книги “О Святом Духе.” Первые 85 правил составляют три послания, который Василий отправил Амфилохию, епископу Иконийскому. Амфилохий питал особое уважение к Василию и, кроме личных совещаний с ним о благоденствии церкви, он часто обращался к нему и письменно, прося его разрешить различные вопросы церковного управления и общей церковной дисциплины, или разъяснить какое-либо место Св. Писания, казавшееся ему неясным. Ответы на эти Амфилохиевы вопросы и составляют содержание посланий или первых 85 правил Василия Великого. Следующее (86) правило — опять извлечение из одного послания, которое Василий в 376-м году отправил Амфилохию. Правило 87 — послание Диодору, епископу Тарскому, именем которого дошло до Василия письмо, в котором были нападки на одно его определение относительно родства. Правило 88 есть решение Василия о пресвитере Григории, который имел у себя в доме одну женщину. Правило 89 — послание хорепископам, которые переступали границы своей власти. По поводу возбужденного против его подчиненных епископов подозрения, будто они симонисты, Василий написал особое послание, которое составляет 90-е правило. Последние два (91-е и 92-е) правила извлечены из знаменитого сочинения Василия “О Святом Духе,” написанного по поводу обвинения его в том, что он будто не исповедует божества Св. Духа. И это сочинение адресовано Амфилохию, который побудил Василия написать его.

Из правил отцов первыми вошли в канонические сборники правила Василия Великого и затем уже внесены правила других отцов. Во всех нынешних сборниках они находятся. Разница в количестве. В Пидалионе и Книге правил одинаковое как в Афинской Синтагме и нашем “Сборнике.” В Кормчей (21 гл.) их 91, а это зависело от того, что заключения третьего послания Амфилохию нет, а первые три послания разделены на 84 правила. В Indreptarea иначе. Всего 85 правил. Первые три послания разделены на 80 правил, 81-е соответствует нашему 86-му, 82-е составляет послание пресвитеру Григорию, 83е — послание хорепископам. 84-е — послание подчиненным епископам, а 85 правило — сочинение Василая Великого о различных степенях покаяния, находящееся в Синопсисе.

В Кормчей из правил Василия Великого составлены 21-я, 22-я, 23-я, 24-я и 25-я главы.

Тимофей Александрийский (+355). Ученик Афанасия Великого, Тимофей был преемником своего брата Петра на Александрийской кафедре. О жизни Тимофея мало известно, кроме того, что он участвовал на II-м Всел. Соборе и принимал живое участие в обсуждавшемся тогда спорном вопросе о Константинопольской кафедре.

Дошло до нас много канонических ответов Тимофея на вопросы, предложенные ему различными епископами и клириками. Из этих ответов вошли в общецерковный сборник 18; в таком количестве они находятся и в Пидалионе, и в Книге правил, и в Indreptarea. В Кормчей (32 гл.) эти ответы названы “правилами,” их только 15; последних трех нет. Из остальных ответов Тимофея находятся отдельные в Indreptarea (стр. 693 и cл.).

Григорий Богослов (†389). Преданный уединенной жизни и глубоко благочестивый, Григорий считал себя недостойным священно служения, однако он должен был уступить общему желанию и в 381-м году поставлен был на архиепископский престол в Константинополе. Заметив, что некоторым не нравилось его избрание, он тотчас отказался и ушел в Назианз, где в уединении провел последние годы своей жизни в книжных занятиях.

Сочинения свои Григорий писал то в прозе, то в стихах. Последним способом писания он пользовался, как сам говорит, главным образом для того, чтобы сохранить христианскую истину от аполлинаристов, которые распространяли свое ложное учете в стихах. Из таких поэтических произведений Григория приняты в общецерковный канонический сборник стихи его о канонических книгах Св. Писания Ветхого и Нового Завета. В Книге правил и в Пидалионе помещены на своих местах. В Кормчей, вместе с стихами Амфилохия о том же предмете, они составляют 30-ю главу. В Indreptarea их нет, как вообще нет и следующих за Григорием Богословом отцов.

Амфилохий Иконийский (†395). Амфилохий участвовал на II-м Всел. Соборе, как ревностный защитник православия против духоборцев, а за год до смерти участвовал опять в Константинополе на соборе 394 г. по поводу Агапия и Вагадия, где содействовал утверждению авторитета епископского достоинства.

Письмо Амфилохия к Селевку о канонических книгах Св. Писания вошло в общецерковный канонический сборник и находится на своем месте в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей составляет 30-ю главу, вместе со стихами о том же предмете Григория Богослова.

Григорий Нисский (†395). Младший брат Василия Великого, Григорий славился строгостью жизни, ученостью, просвещенною ревностью о православии и превосходным даром слова. Как епископ Нисский, он участвовал на II-м всел. соборе и за свою ревность и защиту православного учения был назван “столпом православия.” Участвовал потом и на Константинопольском соборе 394-го г. при Нектарии, по поводу известного вопроса о бострской митрополии.

Из многочисленных его сочинений вошло в канонические сборники послание его Литою, епископу мелитинскому в Армении. Последний обратился к Григорию, прося его ответит, какие епитимии должны быть налагаемы за различные грехи. В ответ Григорий послал ему в 390-м году это послание, в котором обнаруживает свои глубокие психологические знания и вместе с тем показывает строгость в наказаниях за грехи гораздо большую, чем его предшественники.

Послание это разделено на 8 правил и в таком числе они находятся в Пидалионе, Книге правил и Кормчей. В этой последней (31 гл.) разделение только иное. Правило I-е в Афинской Синтагме и в нашем “Сборнике” составляет в Кормчей “Предисловие,” 2-е, 3-е и 4-е соответствуют в ней 1-му, 2-му, и 3-му, 5-е составляет в Кормчей 4-е и 5-е, далее уже числа совпадают. Заключения послания в Кормчей нет.

Феофил Александрийский (†412). От Феофила Александрийского, известного своим нерасположением к Иоанну Златоустому., дошли до нас его пасхальные слова, несколько посланий и правил. Эти последние составлены: из а) одного его определения по вопросу о том, если навечерие Богоявления случится в воскресенье; б) наставления Маммону по разным вопросам особого характера, которые касаются церковного чина; в) наставления о принятии в клир кафаров; г) наставления епископу Агафону и д) наставления епископу Мине. Первое о Богоявлении составляет одно правило, наставление Аммону разделено на 10 правил, остальные наставления составляют каждое по одному правилу, всего след. 14 правил.

В Книге правил и Пидалионе означенные правила носят соответствующие заглавия источников, из коих они взяты; только заглавие наставления о кафарах иное. В оригинале стоит: Άφήγησις, что мы перевели словом “изъява” (изъяснение). А в Пидалионе стоит: Άφυγίψ (ή Άφρυγίφ παρ άλλоις) Επισκоπώ, περί…; В книге правил: Αφυγγίψ Επισκоπώ, περί… (К Афингию Епископу, о…..). основание, почему мы так перевели, заключается в том, что хотели точно следовать оригиналу 1). В Кормчей (33 гл.), кроме первой статьи, другие не имеют заглавия. В первом правиле в Кормчей мы читаем в средине: “по обычней службе святого Иоанна Златоустого.” Этой вставки нет в Синопсисе 2), и потому, имея в виду отношения Феофила к Златоусту, мы считаем, что она сделана по неведению.

Кирилл Александрийский (†444). Племянник Феофила Александрийского (по сестре), Кирилл не разделял его взглядов на Златоуста и питал к последнему глубокое уважение, особенно в последнее время. Избран был в архиепископы в 412 году и с этого времени проявлял живую ревность как апологет чистого православия, как экзегет и как мудрый правитель церкви. Прославился в особенности в борьбе с несторианством и энергичной деятельностью на III-м Всел. Соборе.

С канонической точки зрения имеют значение несколько правил Кирилла, составленный из двух его посланий: одного Домну, архиепископу Антиохийскому, по поводу епископа Петра, который жаловался, что принужден был отказаться от своей кафедры, и другого — епископам Ливии и Пентаполя по поводу незаконных рукоположений. Из этих двух посланий составилось 5 правил: первые три из первого послания, а из второго послания 2 правила, которые вошли в общецерковный сборник. В таком количестве с соответствующими заглавиями они находятся в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей (34 гл.) также находятся; но к ним еще присоединены: а) Максиму диакону, б) Геннадию архимандриту, в) из послания Евлогию Александрийскому и г) одиннадцать анафематизмов Кирилла против Нестория (35 гл.). Все эти статьи находятся и в Синопсисе и оттуда перешли в Кормчую.

Геннадий Константинопольский (†471). Избранный в патриархи Константинопольские, Геннадий высоко поднял авторитет своей кафедры, который ранее был помрачен вследствие распространяемых с той кафедры отдельными ее представителями ложных учений. Отличаясь глубоким благочестием, он особенно скорбел о том, что в Церкви Христовой среди многих епископов водворилась симония, дававшая повод к осуждению самой организации церковной. Чтобы воспрепятствовать этому великому злу в церкви, Геннадий III-й созвал в 459-м году собор из 81 епископа в Константинополе, и здесь было составлено то окружное послание против симонии, которое потом вошло во все канонические сборники. Предназначалось оно, как видно из его заглавия, всем епископам востока и папе Римскому.

В Кормчей это послание находится в 36-й главе среди других посланий против симонии и приведены подписи всех (81) епископов. В Пидалионе подписей нет, но сказано, что это послание подписали вместе с Геннадием “семьдесят три или восемьдесят один епископ.” В Книге правил подписей также нет, но сказано, что с Геннадием подписались “семьдесят три епископа.”

Тарасий Константинопольский (†809). Избран в патриархи Константинопольские в 786-м году. За свои настойчивые представления императрице Ирине и Константину Порфирородному о созвании VII-го Всел. Собора, который должен был положить конец иконоборству, Тарасий снискал себе вековечную славу в церкви.

Из многих сочинений Тарасия для канонического права имеет значение его послание Римскому папе Адриану против симонии, которая не переставала осквернять Церковь Христову и помрачать авторитет священнического достоинства. В Книге правил и Пидалионе это послание приведено на своем месте. В Кормчей оно составляет вместе с другими статьями против симонии 36-ю главу. Послание Тарасия, как мы уже упомянули, находится во многих сборниках тотчас после правил VII-го Всел. Собора, ибо и издано было тотчас после собора и присоединено к соборным определениям.

О дополнительных правилах

Посланием Тарасия оканчивается основной канонический сборник православной церкви. За ним следует упомянутое дополнение, а именно:

Каноникон Иоанна Постника (†595). Иоанн сделался Константинопольским патриархом в 582 году и был особенно уважаем в народе. За свой всегдашний строгий пост он был назван “Постником” (Νηστεоτής, Jejuniator). Из сочинений Иоанна Постника для церковнаго права имеет значение его Каноникон, в котором он наставляет исповедников как поступать при исповеди и как должно применять соответствующие правила за разные грехи. В течение целого ряда веков эта книга была в большом уважении. В ХIV в. Властарь составил из нее руководство для исповедников; и эта руководственная книга Властаря, составленная из Каноникона Постника, перешла в греческие канонические сборники, прежде всего в Пидалион, а затем в Афинскую Синтагму 4). Каноникон Иоанна Постника по служил основою для Номоканона, который находится при славянском Большом требнике.

Правила Никифора Исповедника (818). Никифор сделался патриархом константинопольским в 806 году и управлял церковью до 815-го года, когда был низвержен с кафедры иконоборческим императором Львом Армянином за то, что хотел остаться верным определениям VII-го Всел. Собора, и в заточении умер. Некоторые из многих его сочинений имеют значение для церковного права. Нам известны: а) о первых (6) вселенских соборах, б) канонические предписания о разных предметах, в) правила, извлеченные из его типика, и г) правила, извлеченные из церковных постановлений, которые он вместе с другими святыми отцами издал. Из всех правил Никифора Властарь собрал 37 главных, которые вошли в Пидалион, а по другой рукописи 38 вошло в Афинскую Синтагму. Прибавлено в том и другом сборнике еще 7 правил, затем в Афинской Синтагме еще 9 из общих церковных постановлены! Никифора, и 17 канонических вопросов и ответов из одного его канонического послания. В Кормчую (57 гл.) вошли 23 правила, собранные Властарем.

Синодальные ответы Николая константинопольского. Во время этого патриарха (1086–1111), Святогорские (афонские) иноки обращались к Константинопольскому патриаршему синоду с разными вопросами церковно-служебнаго характера. Решение этих вопросов представляют упомянутые ответы. В Пидалионе, равно и в Афинской Синтагме содержится 11 вопросов и столько же ответов, а в этой последней еще и толкования на отдельные ответы. В Кормчей (53гл.) 20 вопросов и ответов с особым заглавием, совсем иным, чем в остальных изданиях.

Канонические определения: а) Василия Великого о постоянстве в добре, извлечете из послания Василия никополянам, б) Иоанна Златоустого об исправлении преступников 8), в) о времени принятия св. Таин: α) один канонический ответ св. Анастасия, β) каноническое определение Василия Великого, содержащееся в его послании πρоς Καισαρίαν Πατρι/ίαν и γ) определения о том же предмете в толкованиях Иоанна Златоустого на послания ап. Павла к Ефесеям и Евреям; г) о том, как должен вести себя священник в церкви, — наставление Василия Великого священникам.

Указавши источники всех правил, как основных, так и дополнительных, мы приступаем теперь к изложению этих правил с соответствующими толкованиями.

Правила Святых Апостолов

Правила Св. Апостолов относятся к самому раннему преданию Церкви и приписываются ученикам Христовым. Никто не думает, что все они были сформулированы и записаны лично святыми Апостолами в том виде, в каком они дошли до нас. Однако, они с первых веков христианства имели высокий авторитет, как записанное апостольское предание. Уже I Вселенский Собор ссылается на эти правила как на нечто общеизвестное, не называя их, потому что других общеизвестных правил до этого Собора не существовало. Т. н. I правило этого Собора ясно имеет в виду 21-е Апостольское, а 2-е пр. 80-е Апост. правило. Антиохийский Собор 341 г. большую часть своих правил основывает на Апостольских правилах. Шестой Всел. Собор во 2-м правиле подтвердил авторитетность Апостольских правил, провозгласив, “чтобы отныне… тверды и нерушимы пребывали принятый и утвержденный жившими прежде нас святыми и блаженными отцами, а также и нам переданный именем святых и славных Апостолов восемьдесят пять правил.”

Особая важность правил Св. Апостолов заключается не только в их древности и высоко авторитетном происхождении, но и в том, что в них содержатся, в сущности, почти все главные канонические нормы, впоследствии дополненные и развитые Вселенскими и Поместными Соборами и Святыми Отцами.

1. Епископа да поставляют два или три епископа.

Ср. 1 Всел. 4; 7 Всел. 3. Епископы являются преемниками апостольской благодати. По своей духовной власти они все равны между собою и потому поставляются не кем-нибудь одним, а от лица всего епископата. В Книге Правил тут употреблено выражение “поставляют,” которое может означать и избрание. Однако в греческом тексте стоит слово “хиротонисают,” т. е. рукополагают. Т. о. правило говорит не об избрании, а о совершении таинства хиротонии епископа, для которого требуется минимально два или три епископа.

2. Пресвитера и диакона и прочих причетников да поставляет один епископ.

Ср. Гангр. 6; Лаод.13; Василия Вел. 89. Поставление епископа есть акт, совершаемый от лица Собора. Поставление же пресвитера, диакона или церковнослужителей принадлежит целиком к компетенции епископа, почему он и совершает его единолично.

3. Если епископ или пресвитер, вопреки учреждению Господню о жертве, принесет к алтарю иные некоторые вещи или мед или молоко, или вместо вина напиток, приготовленный из чего-либо другого, или птиц, или некоторых животных, или овощи, вопреки учреждению, кроме новых колосьев, или винограда в надлежащее время: да будет извержен от священного чина. Да не будет же позволено приносить к алтарю что-либо иное, разве елей для лампады и фимиам, во время святого приношения.

Ср. 6 Всел. 28, 57 и 99; Карф. 46. В первые времена Христианства приходящие в церковь верующие приносили разнообразные приношения, перечисленные в правиле. Как видно из него, некоторые, особенно перешедшие из иудейства, приносили в качестве жертвы по примеру ветхозаветной церкви, как природные продукты, так и продукты собcтвенного хозяйства без различия. Часть этих приношений шла на содержание священнослужителей, другая часть освящалась на жертвеннике. Настоящее правило объясняет что к алтарю не должно приноситься ничего, не имеющего богослужебного употребления в Новозаветной Церкви, только хлеб, вино, ладан и масло для лампад. В наше время такими обычными дарами являются приобретаемые верующими просфоры и свечи. В соответствии со следующим, 4-м правилом Свв. Апостолов, приношения других продуктов не идут к алтарю, а разделяются между членами причта, как это бывает на общих панихидах в поминальные дни.

4. Всякого иного плода начатки да посылаются в дом епископу и пресвитерам, но не к алтарю. Разумеется же, что епископы и пресвитеры разделят с дьяконами и прочими причетниками.

Ср. Ап. 3; Гангр. 7 и 8; Карф. 46; Феофила Алекс. 8. В настоящем правиле речь идет о начатках плодов, посылаемых в дом епископу и клирикам в качестве их содержания. Приношения эти собирались диаконами и передавались епископу, который затем распределял их между членами клира. Другие виды содержания клира появились поздние, т. е. в IV веке.

5. Епископ, пресвитер, или диакон да не изгонит своей жены под видом благочестия. Если же изгонит, да будет отлучен от церковного общения; а оставаясь непреклонным, да будет извержен от священного чина.

Ср. Ап. 51; 6 Всел. 4 и 13; Афанасия Вел. 1 о браке священнослужителей. О безбрачии епископов см. 6 Всел. 12.

Толкование: Изгнание жены запрещается священным лицам потому, как изъясняет Зонара, что это казалось бы осуждением супружества. Впрочем, воздержание епископов от супружества есть древнее предание, отступление от которого заметил шестой Вселенский Собор только в некоторых Африканских церквах, и тотчас запретил своим 12-ым правилом.

Православная Церковь всегда признавала, что духовные лица могут жить в законном браке. Известно, что некоторые Апостолы имели жен. Древнейший христианский памятник — Апостольские Постановления — говорит о браке Священнослужителей, как об обычном явлении. Ср. Ап. 51; VI Всел. 4 и 13; Афанасий Вел. 1. Только епископов, со времени VI Вселенского Собора (12 прав.), указано избирать из числа безбрачных. Настоящее правило налагает прещение на тех клириков, которые разводились бы со своими женами под предлогом “благоговения,” может быть, под влиянием некоторых еретиков того времени, думавших, что брак есть нечто нечистое. Первым наказанием для нарушившого это правило указано “отлучение от общения церковного,” т. е. запрещение участия в богослужении на известное время. Если бы эта мера прещения не возымела действия и клирик, разошедшийся с женою оставался непреклонным, то правило предписывает более строгую меру наказания, а именно, лишение виновного священного сана.

Здесь будет кстати объяснить значение запрещения в священнослужении. Каждый епископ и священник совершает служение не в силу неотъемлемого личного дарования, а от лица всей Церкви, от которой идет через иерархию и преподается верующим ток благодати. Священник получает эту благодать от Церкви через своего епископа и ничего не может совершать без его благословения. 1. Запрещение в священнослужении останавливает действие благодати через священнослужителя, подвергшегося такому прещению, — подобно тому, как электрический ток не передается через выключенный провод. Действие благодати возобновляется только после снятия запрещения в законном порядке.

Св. Иоанн Златоуст дает этому другое, подобное же объяснение: “Если бы случилось руке отделиться от тела, — пишет он, — дух, (истекающий) из головного мозга, ища продолжения и не находя его там, не срывается с тела и не переходит на отнятую руку, но, если не найдет ея там, то и не сообщается ей” (Беседа на Ефес., XI, 3).

Запрещенный в священнослужении не имеет права налагать на себя епитрахили и совершать какое бы то ни было священнодействие, даже благословение верующих. Если в состоянии запрещения он приобщается Святых Таин, то принимает их без облачения, вместе с мирянами, вне алтаря. 2. Лишение сана низводит священнослужителя в разряд мирян и делает для него совершение священнодействия невозможным навсегда.

6. Епископ, пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священного чина.

Ср. Ап. 81 и 83; 4 Всел. 3 и 7; 7 Всел. 10; Двукр. 11. Священство есть высшее служение и требует от человека средоточия всех его умственных, духовных и физических сил. Поэтому настоящее правило запрещает ему отвлекаться от своего служения другими заботами. Смысл правила уточняется 81 пр. Свв. Апостолов, в котором говорится, что епископу или пресвитеру не подобает вдаваться в “народные управления, но неопустительно быти при церковных делах.” Иными словами, правило не допускает увлечения “политикой'', ибо по слову Спасителя никто не может работать двум господам (Мт. 6:24).

7. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон святой день Пасхи прежде весеннего равноденствия будет праздновать с иудеями, то да будет извержен от священного чина.

Ср. Ап. 70; 6 Всел. 11; Антиох. 1; Лаод. 37. Время празднования Пасхи было установлено Первым Вселенским Собором. Настоящее правило устанавливает астрономически момент празднования Пасхи (прежде весеннего равноденствия). Однако, не менее важен другой принцип, указанный в правиле: нельзя праздновать Пасху одновременно с иудеями, ибо торжество Христиан должно быть обособленно от них, никак не сливаясь с теми, кто чужд Спасителю. Этого правила не соблюдают на Западе, где празднование Пасхи по новому календарному стилю иногда совпадает с иудейским праздником.

8. Если епископ, пресвитер, или диакон, или кто другой из священного списка, при совершении приношения не причастится: пусть представит причину, и если она благословна, да будет извинен. Если же не представит, то да будет отлучен от церковного общения, как ставший причиной вреда народу и наведший подозрение на совершавшего, что тот как бы неправильно совершал (Приношение).

Если в первые времена Христианства было обычно, чтобы за Литургией принимали причастие все присутствующие, то в особенности это относится к духовным лицам, которые и теперь должны стараться принимать его возможно чаще. Св. Василий Вел. писал: “Хорошо и очень полезно ежедневно приобщаться Тела и Крови Христовых; мы же причащаемся четыре раза в неделю: в воскресенье, среду, пятницу и субботу.” Настоящее правило имеет в виду и нечто другое: совместное участие в богослужении и причастие есть свидетельство духовного единения. Всякий отказ от такого общения, могущий носить демонстративный характер, является поэтому актом осуждения служащих, соблазняя народ, ибо наводит его на подозрение, что совершавший Приношение, т. е. Литургию, что-то совершал неправильно. Т. о. это правило предостерегает священнослужителей против акта, который для народа может иметь вид осуждения ими своего собрата и вызвать у паствы такое же недоброе чувство.

9. Всех верных, входящих в церковь, и слушающих Писания, но не пребывающих на молитве и святом Причащении до конца, как производящих безчиние в церкви, подобает отлучать от церковного общения.

Ср. Антиох. 2.

10. Если кто помолится с отлученным от церковного общения, хотя бы то было и в доме, тот да будет отлучен.

Еп. Иоанн Смоленский в толковании этого правила указывает что, “Церковное отлучение в правилах и древних обычаях Церкви имело три степени: 1) отлучение от св. Таин, без лишения церковных молитв и духовного общения верных (1 Всел. 11; Анк. 5, 6 и 8 и пр.); 2) не только лишение св. Таин, но и молитв и духовного общения верных (1 Всел. 12, 14; Анк. 4, 9; Св. Григория Неокес. 8, 9, 10 и пр.); 3) совершенное отлучение, или изгнание из самого общества Христиан с лишением всякого, не только духовного, но и внешнего с ними общения: Анафема (св. Петра Алекс. 4; Св. Вас. Вел. 84, 85). Данное Апостольское правило говорит о второй из этих степеней отлучения.

Отлучение от церковного общения есть свидетельство того, что данное лицо своим непослушанием Церкви, отделилось от нее. Это отлучение относится не только к богослужебной молитве в храме, но и вообще к духовно-молитвенной жизни. Совместная молитва с отлученным была бы демонстрацией пренебрежения к решению церковной власти и к словам Спасителя: “Если и Церкви не послушает, да будет он тебе, как язычник и мытарь” (Мф. 18:17). Известный Византийский толкователь св. канонов Вальсамон говорит, что с отлученными от церковного общения разрешается разговаривать только о предметах внецерковного порядка. Ср. Ап. 11 и 12, 45 и 65; Антиох. 2.

11. Если кто-либо, принадлежа к клиру, будет молиться с изверженным от клира, тот и сам да будет извержен.

Отлучение от церковного общения не допускает к совместной частной молитве. По той же причине, указанной в толковании предыдущего правила, никакое духовное лицо не может участвовать в противозаконно совершаемом богослужебном чине лицом, изверженным из клира или запрещенным в священнослужении. Ср. Ап. 28; Антиох. 4.

12. Если кто-либо из клира или мирянин, отлученный от церковного общения, или недостойный принятия в клир, отошед, будет принят в ином городе без представительной грамоты, то да будет отлучен и принявший и принятый.

Правило запрещает принятие в общение клирика, находящегося под запрещением в священнослужении или рукоположение мирянина без удостоверения в том, что он не отлучен, а является полноправным членом Церкви. Этим ограждается внутренний порядок в Церкви и верующие предохраняются от принятия священнодействий от лиц, не имеющих права совершать богослужений. Церковная жизнь за рубежом немало страдала от нарушения этого правила епископами и священнослужителями, отделившимися от своей Церкви и искавшими убежища у других “юрисдикций.” Как видно из этого правила, принятие в другой Церкви находящегося под церковным прещением клирика, ничем не помогает последнему: отлучению подлежит не только он, но и незаконно его принявший. То же относится к рукоположению лица, по каким-либо причинам признанного своим епископом недостойным принятия в клир. Ср. Ап. 11, 13, 32 и 33; 4 Всел. 13; Антиох. 6, 7, 8; Лаод. 41, 42.

13. Если же будет отлученный: да продолжится ему отлучение, как солгавшему и обманувшему Церковь Божию.

Это есть продолжение Ап. 12, и в Латинском издании Апостольских правил Дионисия оба они соединены в одно. Предыдущее правило говорит об отлученных вообще и о мирянах, ищущих рукоположения, которые, будучи признаны своим епископом недостойными, ищут хиротонии в другой епархии. 13-е правило имеет в виду рукоположенного клирика, который, после отлучения своим епископом, отправляется в другую епархию и там добивается принятия в её клир. Еп. Никодим считает, что правило имеет в виду лиц, состоящих под временным отлучением (Ап. 5, 59; 4 Всел. 20). Такое запрещение может быть снято только тем епископом, который его наложил (Ап. 16, 32; 1 Всел. 5; Антиох. 6; Сард. 13). Ср. Ап. 12, 33; 6 Всел. 17.

14. Не позволительно епископу оставлять свою епархию и во иную переходить, если бы и от многих был убеждаем — разве когда будет некоторая благословная причина, понуждающая его сие творить, как могущего словом благочестия большую принести пользу там обитающим. И сие не по своему произволу, но по суду многих епископов и по сильнейшему убеждению.

В принципе епископ избирается на свою кафедру пожизненно, но правила допускают его перемещение по постановлению Собора, когда это требуется для пользы Церкви. Матфей Властарь различает перемещение и перехождение. Первое бывает “когда кто-либо из выдающихся словом и мудростью и могущих утвердить колеблющееся благочестие переводится из меньшей Церкви в большую вдовствующую.” Перехождение, по его объяснению, бывает, “когда кто-либо из епископов, когда Церковь его занята язычниками, по воле местных епископов, перейдет в другую, праздную Церковь, ради ее здравомыслия относительно православия и знания церковных законов и догматов” (А., 9). Ср. 1 Всел. 15; 4 Всел. 5; Антиох. 13, 16 и 21; Сардик. 1, 2 и 17; Карф. 59.

15. Если кто — пресвитер, диакон, или вообще находящийся в списке клира, оставив свой предел, отойдет во иной, и совсем переместясь, в другом житии будет без воли епископа своего: таковому повелеваем более не служить, и наипаче, если своего епископа, призывающего его к возвращению, не послушал. Если же останется в сем безчинии: там, как мирянин, в общении да будет.

Ср. 1 Всел. 15 и 16; 4 Всел. 5, 10, 20, 23; 6 Всел. 17 и 18; Антиох. 3; Сард. 15 и 16; Карф. 65 и 101.

16. Если же епископ, у которого таковое быть случится, в ничто вменив определенное им запрещение служения, приимет их как членов клира: да будет отлучен, как учитель безчиния.

Сказанное в объяснении 12-го пр. Св. Ап. более подробно развивается в 15-м и 16-м правилах. Тут речь идет о тех клириках, которые переселились в другую епархию без канонического отпуска, пренебрегая призывом своего епископа вернуться. Согласно 16-му пр. епископ, не считающийся с запрещением, наложенным на чужого клирика, и принимающий его как члена клира должен быть отлучен “как учитель беззакония.” Ср. 1 Всел. 15; 6 Всел. 17; Антиох. 3.

17. Кто после святого Крещения двумя браками обязан был, или имел наложницу, тот не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще состоять в списке священного чина.

Священное Писание, как Ветхого, так и Нового Завета ясно устанавливает, что священническую службу может совершать только тот, кто был женат не более одного раза (Лев. 21:7, 13; 1 Тим. 3:2-13; Тит. 1:5–6). Это требование исходит из высокого понятия о воздержании, как стоящем выше брака, а с другой стороны, из взгляда на второй брак как на проявление нравственной слабости. Это правило всегда соблюдалось в Церкви и на Востоке и на Западе. Оно распространялось на всех, состоящих “в списке священного чина,” начиная с чтецов и иподиаконов.

В правиле сказано “после Крещения.” Это значит, что требование его распространяется на тех, кто уже является христианином. Зонара поясняет: “Мы веруем, что божественная баня святого крещения, омывает всякую скверну… и никакой грех, совершенный кем-либо до крещения, не может воспрепятствовать новокрещенному для принятия его в священство.” Впрочем, надо иметь в виду, что если кто-нибудь был крещен, будучи женат и продолжал жить с женой после крещения, то это и есть его первый брак.

Правило упоминает еще как препятствие для принятия священства, если кто “наложницу имел.” Это означает, что не может стать священником лицо, состоявшее в незаконном, внебрачном сожительстве с женщиной, также и, так наз., гражданском браке. Следующее, 18-е правило, дополняет указанные выше ограничения еще и тем, что супруга кандидата в священство тоже должна быть чистой жизни.

Ср. Ап. 18; 6 Всел. 3; Василия Вел. 12. Осн: Лев. 21:7,13; 1 Тим. 3:2-13; Тит. 1:5–6.

18. Взявший в супружество вдову или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную, не может быть ни епископ, ни пресвитер, ни диакон, ни вообще состоять в списке священного чина.

Осн: Лев. 21:14; 1 Кор. 6:16. Семейная жизнь священника должна служить примером для его паствы (1 Тим. 3:2–8; Тит. 1:6–9). Ср. 6 Всел. 3 и 26; Неокес. 8; Василия Вел. 27.

19. Имевший в супружестве двух сестер или племянницу не может быть в клире.

Сие Апостольское правило постановлено для тех, которые в таковое супружество вступив еще в язычестве, оставались в сем беззаконном сожитии некоторое время и после Крещения. А которые после Крещения не оставались более в таком супружеском сожитии, те согласно 5-му правилу Св. Феофана Александрийского, могут быть терпимы в клире, потому что грех языческого жития очищен святым Крещением. Осн: Лев. 18:7-14; 20:11–21; Мф. 14:4. Ср. 6 Всел. 26 и 54; Неокес. 2; Василия Вел. 23, 77, 87; Феофила Алекс. 5.

20. Если кто-нибудь из клира даст себя порукой за кого-либо, тот да будет извержен.

Настоящее правило имеет в виду поручительство, даваемое клириком по материальным делам. 30 пр. 4 Всел. Собора, впрочем, допускает поручительство для защиты клириков, обвиняемых неправильно или по недоразумению “как праведное и человеколюбивое дело.” Поэтому Вальсамон в толковании этого правила поясняет, что оно не запрещает клирикам и они не будут подвергаться прещению, если являются поручителями за какого-нибудь бедняка или по каким-либо иным благочестивым побуждениям. Ср. 4 Всел. 3 и 30.

21. Скопец, если от человеческого насилия соделан таковым, или во время гонений лишен мужских членов, или таким родился, то, если он достоин, да будет епископом.

Ср. Ап. 22, 23, 24; 1 Всел 1; Двукр. 8. Те же параллельные правила относятся и к последующим трем

правилам.

22. Сам себя оскопивший да не будет принят в клир, ибо он — самоубийца и враг Божия создания.

23. Если кто-нибудь из клира сам оскопит себя, то да будет извержен. Ибо убийца есть самого себя.

24. Мирянин, себя оскопивший, на три года отлучен да будет от таинств. Ибо наветник есть своей жизни.

25. Епископ, пресвитер, или диакон, обличенный в блудодеянии, в клятвопреступлении или в воровстве, да будет извержен от священного чина, но да не будет отлучен от церковного общения, ибо Писание говорит: Не отмсти дважды за одно (Наум. 1:9). Так же и прочие причетники.

По определению Григория Нисского (4 пр.), блудодеяние состоит в удовлетворении похотливого желания с каким-либо лицом, но без оскорбления других. Однако, в данном случае, вероятно, имеется в виду всякое блудное деяние с другим лицом без различия. Ср. 6 Всел. 4; Неокес. 1, 9, 10; Василия Вел. 3, 32, 51, 70.

26. Повелеваем, чтобы из вступивших в клир безбрачными, могли вступать в брак одни только чтецы и певцы.

Ср. 6 Всел. 3, 6, 13; Анк. 10; Неокес. 1; Карф. 20.

27. Повелеваем епископа, пресвитера или диакона бьющего верных согрешающих или неверных обидевших, и чрез сие устрашать желая, извергать от священного чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил: напротив, Сам быв ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал (1 Петр. 2:23).

Это правило основано на указнании Ап. Павла (1 Тим. 3:3; Титу 1:7); Ср. правило Двукр. 9.

28. Если епископ, пресвитер или диакон, за явную вину праведно изверженный, дерзнет коснуться служения, некогда ему порученного, то он совсем да отсечется от Церкви.

Ср. Антиох. 4, 15; Карф. 38, 76.

29. Если епископ, пресвитер или диакон сие достоинство получит за деньи, то да будет извержен и он, и поставивший его, и от общения совсем да отсечется, как Симон волхв Петром (1 Пет. 2:23).

Священство есть дар Божий. Принятие его в обход установленного порядка за деньги свидетельствует, что данное лицо искало его не для служения Богу, а своекорыстно, как хотел его получить Симон волхв (Деян. 8:18–24). Отсюда всякое подобное действие получило название “симонии.” В таком акте тяжело грешит и ищущий священства и дающий его не ради пользы Церкви, а своекорыстно. Это очень тяжелый грех против самой сущности священства как установленного Богом жертвенного служения. Поэтому оно влечет за собою кару и для того, кто незаконно получил рукоположение, и для того, кто совершил такое за мзду. Тяжесть этого греха подчеркивается тем, что в этом случае налагается вопреки обычной норме (25 Ап. пр.) для наказания: лишение сана и отлучение от общения. Впрочем, для получившего сан с помощью симонии наказание, в сущности, одно — отлучение. Лишение сана в данном случае является свидетельством того, что самое посвящение его, как незаконное, было недействительным, ибо благодать Божия не может преподаваться через грех.

Ср. 4 Всел. 2; 6 Всел. 22, 23; 7 Всел. 4, 5, 19; Василия Вел. 90; Геннадия посл.; Тарасия посл.

30. Если какой-нибудь епископ, употребив мирских начальников, чрез них получит епископскую власть в Церкви, то да будет он извержен и отлучен, а также все сообщающиеся с ним.

В этом правиле указана та же кара, как в пр. 29 для лиц, которые получили епископскую власть “употребив мирских начальников.” В толковании этого правила Еп. Никодим пишет: “Если Церковь осуждала незаконное влияние светской власти при поставлении епископа в то время, когда государи были христианами, тем более, следовательно, она должна была осуждать это, когда последние были язычниками.” Еще больше оснований для осуждения таких актов было в бывшей Советской России, когда поставление Патриарха и епископов совершалось под давлением враждебной всякой религии атеистической власти. Ср. 7 Всел. 3.

31. Если какой-нибудь пресвитер, презрев собственного епископа, будет творить отдельные собрания и водрузит иной алтарь, не обличив судом своего епископа ни в чем противном благочестию и правде, то да будет извержен, как любоначальный, ибо он стал похитителем власти. Так же да будут извержены и прочие из клира, к нему присоединившиеся. Миряне же да будут отлучены от церковного общения. И сие да будет по первом, и втором, и третьем увещании от епископа.

Всякий бунт против законной власти есть проявление любоначалия. Самовольный выход пресвитера из под власти своего епископа поэтому определяется 31 Ап. правилом как похищение власти. Взбунтовавшись и отделившись от своего епископа, инициатор бунта и последовавшие за ним миряне совершают тяжкий грех полного пренебрежения к богоустановленному порядку и забвение того, что принадлежность паствы к Церкви и ее благодатной жизни осуществляется через своего епископа. Отделившись от него, они отделяются от Церкви. Естественным последствием является лишение сана такого пресвитера и отлучение последователей его от церковного общения. Ср. 2 Всел. 6; 6 Всел. 31; Гангр. 6; Антиох. 5; Карф. 10 и 11; Двукр. 12, 13 и 14.

32. Если какой-нибудь пресвитер или диакон подпадет отлучению от своего епископа: не подобает ему иным быть в общение приняту, но только отлучившим его; разве когда случится умереть епископу, его отлучившему.

В данном правиле под отлучением имеется в виду запрещение священнослужения за какую-нибудь вину, которое налагается на определенный срок. Никто, кроме наложившего это запрещение епископа, не может его снять. Но поскольку запрещение налагается епископом в качестве предстоятеля определенной епархии, последнее, в случае его смерти до истечения срока запрещения, может быть снято только его преемником по кафедре, а не любым другим епископом. Ср. 1 Всел. 5.

33. Не следует принимать никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительной грамоты: и когда такая будет предъявлена, то да рассудят о них; и если будут проповедники благочестия, да приемлются; если же нет: подайте им то, что нужно, а в общение не принимайте их, ибо многое бывает подлогом.

Ср. Ап. 12 и 13; 4 Всел. 11 и 13; Антиох. 7 и 8; Лаод. 41 и 42; Карф. 32 и 119.

34. Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый епископ ничего да не совершает без рассуждения всех епископоав. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух.

Это правило является основоположным для областного устроения Церквей и управления ими Первоиерархом, без “рассуждения” которого епархиальные архиереи не должны делать что-либо, превышающего их обычную компетенцию. Но и Первоиерарх не самовластен: в важнейших случаях он должен обращаться к “рассуждению всех,” т. е. к решению Собора епископов его области.

Проф. Болотов дает краткое, но полное определение прав Первоиерарха-Митрополита: “Из нескольких парикий, управляемых епископами, составлялась епархия, митрополичий округ, параллельный гражданской провинции и с нею совпадающий. Во главе епархии стоял епископ главного ее города — митрополии: митрополит. Этот титул впервые встречается в правилах первого Вселенского Собора (4, 6), но как всем известный. Собор установляет то, что выработала обычная практика. Особенно много данных для выяснения пред нами епархиальной жизни представляют правила поместного Антиохийского Собора (333 г.). Митрополиту, как епископу главного города провинции, естественно принадлежит общий надзор за развитием церковной жизни епархии (Антиох. 9). Не стесняя полномочий подчиненных ему епископов суффраганов, episcopi suffraganei, Eparhiotai (Ант. 20), в пределах их парикий (Ант. 9), он имеет право визитации (Карф. 63), выработанное особенно на западе, является апелляционной инстанцией по делам между епископами или по жалобам на епископа. Главный орган епархиальной жизни собор собирается дважды в год под председательством (и по приглашению — Ант. 19, 20) митрополита (Ант. 16, 9). Ни одно важное дело в епархии (как напр. поставление епископа — Ник. 6, Ант. 19 — Ант. 9) не могло состояться без его соизволения. При поставлении епископа он созывал собор (Ант. 19), утверждал его решения (Ник. 4) и посвящал избранного кандидата. Епископы без граматы своего митрополита не имели права отлучаться из вверенной им епархии (Ант. 11). О высоте власти митрополита говорит лучше всего то определение Антиохийского Собора, что “совершенный” действительный собор есть тот, на котором присутствует митрополит (16, ср. 19, 20), и что без митрополита епископы не должны составлять собора (20), хотя, впрочем, и митрополит не мог без собора решить ничего, касающегося всей епархии.” (Лекции по Истории Древней Церкви, СПБ. 1913, 3, стр. 210–211). Ср. 1 Всел. 4,5,6; 2 Всел. 2; 3 Всел. 8; 4 Всел. 28; Антиох. 9.

35. Епископ да не дерзает вне пределов своей епархии творить рукоположения в городах и в селах, ему не подчиненных. Если же обличен будет, как сотворивший сие без согласия имеющих в подчинении те города и села, то да будет извержен и он, и поставленный им.

1 Всел. 15; 2 Всел. 2; 3 Всел. 8; 4 Всел. 5; 6 Всел. 17; Анк. 13; Антиох. 13 и 22; Сардик. 3 и 15; Карф. 59 и 65.

36. Если кто, быв рукоположен во епископа, не приимет служения и попечения о народе ему порученного: да будет отлучен, доколе не приимет оного. Так же и пресвитер и диакон. Если же пойдет туда и не будет принят, не по своей воле, но по злобе народа: он да пребывает епископом, клир же града того да будет отлучен за то, что такового непокорного народа не учили.

Настоящее правило указывает на долг епископов, священников и диаконов принимать даваемое им церковною властью назначение. Вместе с тем оно определяет ответственность священников за настроение паствы. Если паства не принимает назначенного ей епископа, то это означает то, что у нее недостает церковного христианского настроения, за что правило возлагает ответственность на пастырей, которые “такового непокорного народа не учили.” Ср. 1 Всел. 16; 6 Всел. 37; Анкир. 18; Антиох. 17 и 18.

37. Дважды в году да бывает собор епископов, и да рассуждают они друг с другом о догматах благочестия, и да решают случающиеся церковные прекословия. В первый раз — в четвертую неделю пятидесятницы, а во второй — октября во двенадцатый день.

После по особым причинам назначаемы были другие времена для соборов. См. Пер. Всел. Собор. пр. 5 Шест. Всел. Собор. Пр. 8

Соборы епископов для решения вопросов “о долгах благочестия” и разрешения спорных дел должны собираться периодически. 37 Ап. правило и правила 5 Первого Собора, 2 Второго и 19 Четвертого Вселенского Соборов указывают, чтобы соборы собирались дважды в год. Однако, 8 правило Шестого Всел. Собора замечает, что “по причине набегов варваров и по иным случайным препятствиям” это практически не всегда оказывалось возможным. Согласно этому правилу такие внешние препятствия оправдывают более редкий созыв соборов. В последующей жизни Церкви, при невозможности иногда и ежегодных соборов установилась практика малых соборов, на которых по уполномочию общего собора периодически собираются некоторые епископы области для решения вопросов, превышающих епархиальную компетенцию. Такие малые соборы в русской терминологии называются Синодом. В греческой терминологии этой разницы нет: там Синодом называется и постоянно действующий коллективный епископский орган управления и общий собор всех епископов области.

Ср. Ап. 34; 1 Всел 5; 2 Всел. 2; 4 Всел. 19; 6 Всел. 8; 7 Всел. 6; Антиох. 20; Лаод. 40; Карф. 25 и 84.

38. Епископ да имеет попечение о всех церковных вещах, и оными да распоряжается, как Божий надзиратель. Но не позволительно ему присваивать что-нибудь из них или своим сродникам дарить принадлежащее Богу. Если же суть неимущие, да подает им, как неимущим: но под этим предлогом не продает принадлежащего церкви.

Настоящее правило устанавливает важный принцип, что все церковное имущество в епархии находится в управлении епископа, что подтверждается и многими другими правилами. Форма управления этим имуществом может быть различной, и она менялась со временем, но остается неизменным основной принцип, что ответственность за церковное имение и, следовательно, решающее слово в управлении им лежат на епископе, а не на народе. Имущество это создается из пожертвований народа и теперь, поэтому, прихожане часто чувствуют себя не только юридическими распорядителями церковного имущества, но и владельцами его. Однако, все что пожертвовано Церкви, правило называет “принадлежащим Богу,” и поэтому оно должно быть под властью епископа. 41 Ап. правило дает для этого важное обоснование: “Аще бо драгоценные человеческие души ему вверены быть должны, то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы всем распоряжался по своей власти.” Вместе с тем целый ряд правил направлен к тому, чтобы оградить Церковь от возможного злоупотребления епископа.

Ср. Ап. 41; 4 Всел. 26; 6 Всел. 35; 7 Всел. 11 и 12; Анк. 15; Гангр. 7 и 8; Антиох. 24 и 25; Карф. 35 и 42; Двукр. 7; Феофила Алекс. 10; Кирилла Алекс. 2.

39. Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их.

Исходя из того, что настоящее правило стало между двумя правилами, относящимися к вопросу об управлении имуществом, Вальсамон, в след за ним Еп. Никодим, считают, что оно относится к материальным делам, а не душепопечительным. Если это так, то, независимо от этого, правило устанавливает и общую подчиненность клира своему епископу, несущему ответственность перед Богом за души пасомых. Ср. Ап. 38, 40 и 41; 7 Всел. 12; Лаод. 57; Карф. 6, 7 и 42.

40. Ясно известно да будет собственное имение епископа (если он имеет собственное) и ясно известно — Господне, чтобы епископ, умирая, имел власть оставить собственное, кому хочет и как хочет, и чтобы под видом церковного не было растрачено имение епископа, имеющего иногда жену и детей или сродников, или рабов. Ибо праведно сие пред Богом и человеками, дабы и церковь не потерпела некоего ущерба, по неизвестности имения епископского, и епископ или его сродники не подверглись отобранию имения за церковь, или же чтобы близкие к нему не впали в тяжбы, и кончина епископа не была сопровождаема безславием.

Ср. Ап. 38 и 41; 4 Всел. 22; 6 Всел. 35; Антиох. 24; Карф. 31, 35 и 92.

41. Повелеваем епископу иметь власть над церковным имением. Если дрогоценные человеческие души ему вверены быть должны, то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжался по своей власти, и требующим чрез пресвитеров и диаконов подавал со страхом Божиим, и со всяким благоговением; так же (если потребно) и сам заимствовал на необходимые нужды свои и странноприемлемых братий, да не терпят недостатка ни в каком отношении. Ибо закон Божий постановил, чтобы служащие алтарю, от алтаря питались, ибо и воин никогда не подъемлет оружия на врага на своем пропитании.

Ср. Ап. 38 и 39; 4 Всел. 26; 7 Всел. 12; Антиох. 24 и 25; Феофила Алекс. 10 и 11; Кирилла Алекс. 2.

42. Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен.

Ср. Ап. 43; 6 Всел. 9 и 50; 7 Всел. 22; Лаод. 24 и 55; Карф. 49.

43. Иподиакон или чтец, или певец, подобное творящий, — или да престанет, или да будет отлучен. Так же и миряне.

Ср. те же параллельные правила, что и у 42 правила.

44. Епископ, пресвитер или диакон, требующий лихвы от должников, — или да престанет, или да будет извержен.

В Ветхом Завете одним из свойств праведника указано, что он “серебра своего не дает в рост и не принимает даров против невинного” (Пс. 14:5). Ростовщичество во всех видах запрещается в Пятикнижии Моисея (Исх. 22:25; Лев. 25:36; Втор. 23:19). Спаситель учит бескорыстному заимодавству (Мф. 5:42; Лук. 6:34–35). Если ростовщичество признается тяжелым грехом для всех и в 17 пр. 1 Всел. Собора оно называется “любостяжанием и лихоимством,” то естественно, что особенно строго судится этот грех, когда он совершается членом клира. 44 пр. Апст. и 17 пр. 1 Всел. Собора виновного в нем подвергают извержению из клира. Ср. 4 Всел. 10; Лаод. 4; Карф. 5; Григория Нисского 6, Василия Вел. 14.

45. Епископ, пресвитер или диакон, только молившийся с еретиками, да будет отлучен. Если же позволит им действовать как-либо, как служителям Церкви, то да будет извержен.

Св. Василий Великий в 1 правиле говорит, что древние “еретиками называли совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждающихся” (от Православной Церкви). Ересь по его определению “есть явная разность в самой вере в Бога.” 10 пр. Ап. запрещает совместную молитву с отлученным от Церкви, который мог подвергнуться такому наказанию за какой-нибудь тяжелый грех. Тем более отделяется от Церкви человек, не принимающий догматического учения Церкви и противящийся ему. Поэтому епископ или клирик, соединяющийся с еретиками в молитве, подвергается отлучению, т. е. запрещению священнодействовать. Однако более тяжелой каре, извержению, т. е. лишению сана подвергается епископ или клирик, допустивший еретиков к совершению действий в Церкви как якобы ее служителей, иначе говоря, признавшему за священнодействием еретического клирика силу православного таинства. В качестве современного примера такого нарушения правил, можно указать на допущение католическому или протестантскому священнику совершить вместо себя венчание своего прихожанина или разрешение последнему принять причастие от инославного священника. В этом отношении 45 Ап. правило дополняется следующим за ним 46 прав. Ср. Ап. 10, 11 и 46; 3 Всел. 2 и 4; Лаод. 6, 9, 32, 33, 34, 37; Тимофея Алекс. 9.

46. Епископов, или пресвитеров, принявших крещение или жертву еретиков, повелеваем извергать. Какое согласие Христа с велиаром, или какая часть верному с неверным? (2 Кор. 6:15)

Это Апостольское правило относится к еретикам, каковые были в Апостольские времена, повреждающим главные догматы о Боге Отце, Сыне и Святом Духе, и о воплощении Сына Божия. О других родах еретиков дальнейшие постановления представляют следующие правила: 1 Всел. 19; Лаод. 7 и 8; 6 Всел. 95; Василия Вел. 47.

Правило это как бы прямо направлено против современных экуменистов, которые за всеми еретиками признают крещение, совершенное даже крайними протестантами. Такое учение теперь усвояется и католическим экуменизмом. Как пишет Еп. Никодим Милаш в толковании этого правила: “По учению Церкви, каждый еретик находится вне Церкви, а вне Церкви не может быть истинного христианского крещения, ни истинной евхаристической жертвы, как и вообще истинных св. таинств. Настоящее Ап. правило и выражает это учение, ссылаясь при этом на Св. Писание.”

В том же смысле это правило комментирует и Еп. Иоанн Смоленский. Упоминая существование разных чинов для принятия еретиков, он пишет: “Вообще же Ап. правила указывают одно важное основание для отвержения еретических священнодействий: то, что в ереси нет и не может быть истинного священства, а есть только лжесвященство (psevdoloreis). Это потому, что с отделением инакомыслящих от Церкви прерывается у них Апостольское преемство священноначалия, единое и истинное, а вместе с тем пресекается и преемство благодатных даров Св. Духа в таинстве священства; и след. служители ереси, как сами на себе не имеют благодати, так не могут преподать ее и другим, и как сами не получают законного права на священнодействие, так и не могут сделать истинными и спасительными совершаемые ими обряды (см. Вас. В. прав. 1 Лаод. 32). Из этого принципа Церковь исходит в практике принятия еретиков, впрочем, видоизменяя последнюю в соответствии с потребностью для спасения душ приходящих от заблуждения, о чем речь будет при суждении о других соответствующих канонах.

Ср. параллельные Ап. 47 и 68; 1 Всел. 19; 2 Всел. 7; 6 Всел. 95; Лаод. 7 и 8; Василия Вел. 1 и 47.

47. Епископ или пресвитер если вновь окрестит человека имеющего истинное крещение или если не окрестит оскверненного от нечестивых, да будет извержен, как посмеивающийся Кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников.

Никто не может стать членом Церкви без правильного крещения во имя Св. Троицы. 47 Ап. правило указывает на то, что епископы и священники должны быть внимательны в этом отношении. Крещение непременно должно быть совершено определенным образом (см. Ап. пр. 49 и 50). Православное крещение неповторимо. Невнимание к этому является тяжким грехом, и потому оказавший его подвергается строгому взысканию “яко посмевающийся Кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников.” Ср. Ап. 46, 49 и 50; 6 Всел. 84; Лаод. 32; Карф. 59 и 83; Василия Вел. 1, 47.

48. Если который мирянин, изгнав свою жену, возьмет другую, или иным отринутую, да будет отлучен.

49. Если кто, епископ или пресвитер, крестит не по Господню учреждению, во Отца и Сына и Святого Духа, но в трех безначальных, или в трех сынов, или в трех утешителей: да будет извержен.

Это правило и последующие важны, как указывающие, как должно совершаться таинство крещения. Строгость взыскания в случае нарушения этого правила определяется тем бедствием, каким являлось бы для человека неправильное и, вследствие этого, недействительное крещение. Ср. Ап. 46, 47, 50 и 68; 2 Всел. 7; 6 Всел. 95; Карф. 59; Василия Вел. 1 и 91.

50. Если кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но одно погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не сказал Господь: в смерть Мою крестите, но: “Шедше научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа.”

Ср. те же параллельные правила что и у 49 правила.

51. Если кто, епископ или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака, мяса или вина, не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что все добро зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил вместе и таким образом клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен от священного чина и отвержен от Церкви. Так же и мирянин.

Церковь всегда одобряла воздержание и предписывает его в дни поста. Однако, настоящее правило направлено против тех древних еретиков, которые внушали гнушение к браку и некоторым видам пищи, мясу или вину, видя в них нечто нечистое. Ср. Ап. 53; 6 Всел. 13; Анк. 14; Гангр. 1, 2, 4, 14 и 21.

52. Если кто, епископ или пресвитер, не приемлет человека, обращающегося от греха, но отвергает его: да будет извержен из священного чина, ибо этим он опечаливает Христа сказавшего: “Радость бывает на небесах об одном грешнике кающемся.”

Ср. 1 Всел. 8; 6 Всел. 43 и 102; Василия Вел. 74.

53. Если кто, епископ, пресвитер или диакон, во дни праздника не вкушет мяса или вина, не ради подвига воздержания, а гнушаясь ими: да будет извержен, как сожженный в собственной совести и бывающий виною соблазна многим.

Ср. Ап. 51; Анк. 14; Гангр. 2, 21.

54. Если кто из клира будет усмотрен ядущим в корчемнице: да будет отлучен — кроме случая, когда он на пути по нужде в гостиннице отдыхает.

Данное правило различает “корчму” и “гостиницу.” Под корчмой по выражению Еп. Никодима “подразумевается гостиница низшего сорта, где главным образом торгуют вином и где происходит пьянство и допускается всякая непристойность.” Гостиница, по его словам, на языке отцов и учителей Церкви означала пристойное место. В применении к современным порядкам к “корчемнице” можно приравнять бары и ночные рестораны с нескромными представлениями, а к “гостинице” — отели, мотели и приличные рестораны. Ср. 6 Всел. 9; 7 Всел. 22; Лаод. 24; Карф. 49.

55. Если кто из клира досадит епископу: да будет извержен, ибо “правителю людей твоих да не говори зла” (Деян. 23:5).

“Епископ, как преемник апостольский, возложением рук и призванием Св. Духа, получил преемственно данную ему от Бога власть вязать и решить, есть живой образ Бога на земле и, по священнодействующей силе Духа Святого, обильный источник всех таинств Вселенской Церкви, которыми приобретается спасение” (Определение Иерусалимского Собора 1672 г. повторенное в 10 чл. Послания Восточных Патриархов 1723 г.). Зонара в толковании 13 прав. Двукратного Собора говорит, что Епископ в духовном смысле является отцом пресвитера. Все священнодействия пресвитера совершаются им по полномочию епископа. Таким образом, чрез священников, действует епископская благодать. Вот причина, по которой налагается такое строгое наказание, как извержение, за тяжкий грех оскорбления епископа клириком. Ср. Ап. 39; 4 Всел. 8; 6 Всел. 34.

56. Если кто из причта досадит пресвитеру или диакону: да будет отлучен от Церковного общения.

Иерархический строй Церкви требует соблюдения почтения высших церковнослужителей низшими подобно тому, как клирики обязаны соблюдать почтение к епископам. Члены притча, упомянутые в 58 Ап. правиле это иподиаконы, чтецы и певцы. Ср. 1 Всел. 18; 6 Всел. 7; Лаод. 20.

57. Если кто из клира посмеется над хромым, глухим, слепым, или болеющим ногами да будет отлучен. Так же — и мирянин.

58. Епископ или пресвитер, нерадящий о причте и о людях и не учащий их благочестию, да будет отлучен. Если же останется в сем нерадении и лености: да будет извержен.

Ср. 6 Всел. 19; Карф. 137.

59. Если кто, епископ, пресвитер или диакон, не подает потребного некоему нуждающемуся клирику: да будет отлучен. Закосневая же в том, да будет извержен, как убивающий своего брата.

Правило имеет в виду распределение приношений, которыми содержался причт — см. Ап. 4.

60. Если кто-нибудь, ко вреду народа и клира, в церкви оглашает подложные книги нечестивых, как святые: да будет извержен.

В первые века христианства существовало немало разных подложных книг, распространявшихся еретиками. Были, напр., апокрифические евангелия. В настоящее время это правило можно отнести к употреблению новых переводов Священного Писания (напр. т. н. Revised Version), делаемых с участием иудеев и еретиков, искажающих подлинный текст Писания. 6 Всел. 63; 7 Всел. 9; Лаод. 59; Карф. 33.

61. Если верный будет обвиняем в любодействе или в прелюбодействе, или во ином каком запрещенном деле, и обличен будет: да не вводится в клир.

Об этом препятствии к принятию в клир см Ап. 17, 18 и 19 и параллельные им правила.

62. Если кто из клира, устрашаясь человека иудея, эллина или еретика, отречется от имени Христова: да будет отвержен от Церкви. Если же отречется от звания служителя церкви: да будет извержен из клира. Если же покается: да будет принят, но как мирянин.

Ср. 1 Всел. 10; Анкир. 1, 2, 3, 12; Петра Алекс. 10 и 14; Афанасия Вел. 1; Феофила Алекс. 2.

63. Если кто, — епископ, пресвитер, диакон или вообще из священного чина, будет есть мясо в крови души его, или звероядину, или мертвячину: да будет извержен. Если же сие соделает мирянин: да будет отлучен.

Запрещение вкушать кровь животных перенесено из ветхозаветного закона, “зане душа всякой плоти кровь его есть” (Левит. 17:11). Еп. Никодим, вслед за еп. Иоанном Смоленским, поясняет: “Кровь некоторым образом является как бы вместилищем души — ближайшим орудием её деятельности, главной действующей силой жизни у животных.” Он указывает на то, что в Ветхом Завете “была для этого и обрядовая причина, т. к. в Законе Моисеевом говорится, что Бог повелел израильтянам употреблять кровь для алтаря, чтобы очищать их души, “кровь бо его вместо души умолит” (Левит. 17:11). В силу этого кровь представляла нечто святое и являлась как бы прообразом крови Пречистого Божественного Агнца Христа, пролитой Им на кресте за спасение мира (Евр. 10:4; 1 Иоан. 1:7).” Предписание настоящего правила повторяется в 6 Всел. 67 и Гангр. 2; 6 Всел. 67 запрещает вкушать “кровь какого бы то ни было животного, каким-либо искусством приготовленную в пищу.” К этому можно было бы отнести т. н. кровяную колбасу.

64. Если кто из клира усмотрен будет постящимся в день Гоподень, или в субботу, кроме одной только (Великой Субботы): да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

Степень разрешения поста во дни воскресный и субботний определяется в церковном уставе, и состоит обыкновенно в том, что разрешается вино, елей и принятие пищи после литургии, без продолжения неядения до трех четвертей дня.

Древние гностики, на основании своего учения о материи как абсолютном зле, постились в субботу для выражения печали о появлении видимого мира. Постились они и в воскресенье для того, чтобы показать свое осуждение христианской веры в воскресение. Настоящее правило принято было в осуждение этого еретического заблуждения. Надо иметь в виду, что на языке церковных правил, упомянутых здесь, пост подразумевает сухоядение, когда воспрещается есть целый день до вечера, а вечером разрешается вкушать только строго постную пищу без рыбы. Такой пост соблюдается в строгих монастырях. В современном понимании поста, не столь строгом, смысл этого правила в том, что в субботу и воскресенье во время четырех постов должно быть некоторое послабление строгости поста. Правило отмечает, что исключение делается для Великой Субботы, когда продолжает соблюдаться строгий пост Страстной Седмицы. Ср. Ап. 51 и 53; 6 Всел. 55; Гангр. 18; Лаод. 29 и 50.

65. Если кто из клира или мирянин войдет помолиться в синагогу иудейскую или еретическую: да будет извержен и от чина священного и отлучен от церковного общения.

В толковании 45 Ап. правила уже была речь о причинах запрещения совместной молитвы с еретиками. Настоящее правило служит дополнением к нему, указывая на греховность не только совместной молитвы с непринадлежащими к Церкви, но и молитвы в их молитвенных домах, в частности, в иудейской синагоге. Особенно неуместно всякое участие в молитве с иудеями вследствие известного отношения иудейства к Христианству. Многие правила (особенно 6-го Вс. Собора и Лаодикийского), строго осуждают всякий вид религиозного общения с иудеями. В правиле не совсем ясно сказано, какое прещение налагается за нарушение его на клириков, а какое — на мирян. Вальсамон полагает, что каждый клирик должен в этом случае извергаться из священного сана, а мирянин — подвергаться отлучению от церковного общения. Ср. Ап. 70, 71; 6 Всел. 11; Ант. 1; Лаод. 29, 37 и 38.

66. Если кто из клира в сваре ударит кого-нибудь и одним ударом убьет его: да будет извержен за свою продерзость. Если же мирянин сие сотворит: да будет отлучен.

Как справедливо замечает Еп. Иоанн Смоленский, “правило это, по-видимому, говорит о невольном убийстве: ибо предполагает убийство в ссоре и, при том убийство с одного удара, что легко может случиться в пылу ссоры, даже без намерения убить; тем не менее, виновному определяется извержение из сана.” Ср. Ап. 27; Анкир. 22, 23; Васил. Вел. 8, 11, 54, 55, 56 и 57; Григ. Нисск. 5.

67. Если кто изнасилует необрученную деву: да будет отлучен от церковного общения. Не позволять же ему брать другую, но должен удержать ту, которую избрал, если бы и убогая была.

В этом правиле надо обратить внимание на слово “необрученную,” т. е. свободную деву. Насиловавшему ее предписывается жениться на ней и подвергнуться епитимии за любодеяние. Насилие над девой, обрученной уже другому лицу, по правилам приравнивалось бы к прелюбодеянию с замужней женщиной, как это видно из 98 пр. Всел. Собора. Обручение есть начало самого брака, обязательство верности обручников друг другу; и потому как ветхозаветный, так и новозаветный закон смотрит на обрученную деву, почти как на жену ее обручника (Второзаконие 22:23). В Евангелии Пресвятая Дева, будучи только обрученной Иосифу, называется его “женою” (Мф. 1:18–20). Ср. 4 Всел. 27; 6 Всел. 98; Анк. 11; Василия Вел. 22, 30.

68. Если кто епископ, пресвитер или диакон приемлет от кого-либо второе рукоположение: да будет извержен от священного чина — и он, и рукоположивший; разве если достоверно известно будет, что от еретиков имеет рукоположение. Ибо крещенным или рукоположенным от таковых невозможно быть ни верными, ни служителями Церкви.

Матфей Властарь в толковании этого правила рассматривает причины, по которым кто-либо может добиваться второго рукоположения. Он пишет: “А покушающийся принять второе рукоположение делает это или потому, что надеется получить большую благодать от второго, или потому, что, может быть, оставив священство, думает рукоположиться сначала, что противозаконно” (X, гл. 4). Нам известны случаи, когда лица, имевшие уже несколько еретических рукоположений, обращались за новым рукоположеием к православным епископам в той надежде, что по крайней мере одно из рукоположений будет действительно. Правило оговаривает, что рукоположение лица, имевшего уже рукоположение от еретиков, не является вторым, ибо ни крещение, ни священство еретиков Православной Церковью не признаются. О причине принятия некоторых еретиков без нового крещения говорится в других правилах, в частности в 1 пр. Василия Вел. и параллельных местах. Ср. Ап. 46 и 47; 1 Всел. 19; 2 Всел. 4; 3 Всел. 5; Лаод. 8 и 32; Карф. 59, 68 и 79.

69. Если кто, — епископ, пресвитер, диакон, иподиакон, чтец или певец, — не постится во святую Четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пятницу, кроме препятствия от немощи телесной: да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

Ср. 6 Всел. 29, 56 и 89; Гангр. 18 и 19; Лаод. 49, 50, 51 и 52; Дионисия Алекс. 1; Петра Алекс. 15; Тимофея Алекс. 8 и 10.

70. Если кто, епископ, пресвитер, диакон или вообще из списка клира, постится с иудеями или празднует с ними, или приемлет от них дары праздников их, как то, опресноки, или нечто подобное: да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

Ср. Ап. 7 и 71; 6 Всел. 11; Антиох. 1; Лаод. 29, 37 и 38.

71. Если который христианин принесет елей в языческое капище или в иудейскую синогогу в их праздник или возжет свечу: да будет отлучен от общения церковного.

Ср. Ап. 7 и 70; 6 Всел. 11; Анк. 7 и 24; Антиох. 1; Лаод. 29, 37, 38 и 39.

72. Если кто из причта или мирянин из святой церкви похитит воск или елей: да будет отлучен от общения церковного и в пятеро приложит к тому что взял.

Эти правила ограждают неприкосновенность всего принадлежащего храму для употребления в богослужении. Похищенный воск или елей может быть возвращен пятерицею сверх похищенного. Строже судится присвоение священных предметов. Никаких предметов, напр., сосудов, употребляемых в церкви, нельзя использовать на домашнее употребление. Такой поступок 73 Ап. правило называет беззаконием. Ср. Ап. 73; Двукр. 10; Григория Нисского 8; Кирилла Алекс. 2.

73. Пусть никто не присвоит на свое употребление освященный золотой или сребряный сосуд, или завесу, ибо это — беззаконно. Если же кто в сем усмотрен будет: да накажется отлучением.

См. Ап. 72 и параллельные ему правила.

74. Епископ, обвиняемый в чем-либо людьми достойными доверия, необходимо сам должен быть призван епископами, и если предстанет и признается или будет обличен ими: да определится ему епитимия. Если же, будучи позван, не послушает: да позовется вторично чрез посылаемых к нему двух епископов. Если же и так не послушает: да позовется и в третий раз чрез двух посылаемых к нему епископов. Если же и сего не уважая, не предстанет, то Собор, по благоусмотрению своему, да произнесет о нем решение, чтобы тот не думал получить выгоду, уклоняясь от суда.

Ср. Ап. 75; 2 Всел. 6; 4 Всел. 21; Антиох. 12, 14, 15 и 20; Сард. 3 и 5; Карф. 8, 12, 15, 28, 143, 144, Феофила Алекс. 9.

Правило устанавливает следующее: 1. Судебный процесс над епископом начинается только, если обвинение исходит “от людей вероятия достойных” (2 Всел. 6). 2. Обвиняемый до трех раз вызывается на суд, который совершается только епископами (1 Всел. 5). 3. Если обвиняемяй не предстанет на суд, то решение о нем выносится заочно. Последующими правилами определено, что вызов на суд делается Митрополитом, и при том только один раз (Антиох. 20; Лаод. 40). Другие правила процесса содержатся в позднейших правилах.

Ценное замечание к этому правилу делает проф. Заозерский: “Замечательно, что в правилах 74 и 75, как и у Апостола Павла в его заповеди о суде над пресвитерами, указанные формальности предписываются только для суда над епископом (как там — для суда над пресвитером), и, без сомнения, этим выражается только та мысль, что и обвиняемый епископ должен получить от суда для своей защиты те же средства, как и пресвитер, точно так же как и пресвитер — те же средства, какие получает и мирянин. Как согрешающие или только навлекающие на себя подозрение, они равны по своему положению на суде — подсудимые. Это общий закон всякого судопроизводства, как церковного, так и светского” (“Церковный Суд в Первые Века Христианства,” Кострома, 1878, стр. 42).

75. Во свидетельство против епископа не принимать еретика; но и одного верного не достаточно: “На устах двоих или трех свидетелей твердо станет всякое слово” (Матф. 18:16).

Ср. 1 Всел. 2; 2 Всел. 6; Карф. 146; Феофила Алекс. 9.

76. Не подобает епископу, из угождения своему брату, сыну или иному сроднику поставлять в достоинство епископа, кого он хочет. Ибо не есть праведно творить наследников епископства и Божию собственность давать в дар человеческому пристрастию, ибо не следует Церковь Божию поставлять под власть наследников. Если же кто сие сотворит: его рукоположение да будет недействительым, а он да будет наказан отлучением.

Ср. Ап. 1, 30; 1 Всел. 4; 7 Всел. 3; Антиох. 23.

77. Если кто лишен ока или в ногах поврежден, но достоин быть епископом: да будет. Ибо телесный недостаток не оскверняет его, но душевная скверна.

78. Глухой же и слепой да не будет епископ — не потому, что он осквернен, но чтобы не было препятствия в Церковных делах.

79. Если кто имеет демона: да не будет принят в клир и с верными да не молится. Освободясь же, да будет принят с верными и, если достоин, — то и в клир.

Ср. 6 Всел. 60; Тимофея Алекс. 2, 3, 4.

80. От языческого жития пришедшего и крещенного или от порочного образа жизни обратившогося неправедно вдруг производить во епископа, ибо несправедливо еще неиспытанному стать учителем других, разве только сие устроится по благодати Божией.

Ср. 1 Тим. 3,6; 1 Всел. 2; 7 Всел. 2; Неокес. 12; Лаод. 3 и 12; Сард. 10; Двукр. 17; Кирилл. Алекс. 4.

81. Говорили мы, что не подобает епископу, или пресвитеру вдаваться в народные управления, но неопустительно быть при церковных делах: или да будет убежден сего не творить, или да будет извержен. Ибо по Господней заповеди “никто не может служить двум господам” (Матф. 6:24).

См. объяснение к Ап. 6 и параллельные правила.

82. Не позволяем рабов производить в клир без согласия их господ, к огорчению их владетелей, ибо от сего происходит разстройство в домах. Если же когда раб и достоин явиться поставления в церковную степень, каковым явился и наш Онисим, и его господа соизволят, освободят и из дому отпустят: да будет произведен (см. посл. к Филимону).

Посколько рабство теперь не существует, это правило не требует комментариев.

83. Епископ, пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся и хотящий удержать обе должности, то есть: Римское начальство и священническую должность: да будет извержен из священного чина, ибо “кесарево кесарю, а Божие Богу” (Матф. 22:21).

Ср. 4 Всел. 7; 7 Всел. 10; Двукр. 11; Двукр. 55. Т. к. духовным лицам запрещено заниматься гражданской службой (Ап. 6 и 81) то, естественно, запрещена им и военная служба тем более, что она может быть связана с убийством. Впрочем, Зонара замечает, что под военными делами может подразумеваться и нестроевая должность. Ношение оружия запрещено духовным лицам 4 Всел. 7, а нестроевая должность подпадает под запрещение участия в гражданском управлении (Ап. 81).

84. Если кто не по правде досадит царю или князю, да понесет наказание. И если таковой будет из клира: да будет извержен от священного чина, если же мирянин: да будет отлучен от церковного общения.

Ср. Римл. 13:1–2; 1 Тим. 2:1–2.

85. Для всех вас, принадлежащих к клиру и мирянам, чтимыми и святыми да будут книги, Ветхого Завета: Моисеевых пять: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Иисуса сына Навина одна. Судей одна. Руфь одна. Царств четыре. Паралипоменон, (то есть остатков от книги дней), две. Ездры две. Есфирь одна. Маккавейских три. Иова одна. Псалтирь одна. Соломоновых три: Притчи, Екклисиаст, Песнь песней. Пророков двенадцать: Исайи одна. Иеремии одна. Иезекииля одна. Одна Даниила. Сверх же сего вам присовокупится в замечание, чтобы юные ваши изучали премудрость многоученого Сираха. Наши же, то есть, Нового Завета: Евангелия четыре: Матфея, Марка, Луки, Иоанна. Павловых посланий четырнадцать. Петра посланий два. Иоанна три. Иакова одно. Иуды одно. Климента послания два. И постановления вам епископам мною Климентом изреченные в восьми книгах, (которых не подобает обнародовать пред всеми ради того, что в них таинственно), и Деяния наши Апостольские.

Относительно постановлений Апостольских, написанных Климентом, время и провидение Божие открыли нужду в новом правиле, которое есть 6 Всел. 2.

Указание священных и для церковного чтения назначенных книг содержат еще следующие правила: Лаод. 60; Карф. 33; Афанасия Алекс. празд. посл. 39 и стихи Григория Богослова и Св. Амфилохия.

Настоящее правило не содержит полного перечисления книг Священного Писания, которое находится у Афанасия Вел. 2 (из 39 послания о праздниках) и в Лаод. 60. Относительно упомянутых в Ап. 85 правиле творений Климента надо иметь в виду что они отвергнуты были 6 Всел. 2 потому что в них “некогда инакомыслящие, ко вреду Церкви, привнесли нечто подложное и чуждое благочестия, и помрачившее для нас благолепную красоту Божественного учения.” Ср. Григория Богослова и Амфилохия о Книгах Св. Писания.

Правила Вселенских Соборов

Первый Вселенский Собор

Первый Вселенский Собор был созван в 325 г. императором Константином Великим по просьбе многих епископов, в частности Св. Осии Кордубского, по поводу ереси Ария. Собор имел место в Никее, главном городе Вифинии. На нем присутствовало 318 отцов. Главными среди них были Александр, епископ Александрийский, Евстафий, епископ Антиохийский и Макарий, епископ Иерусалимский. Рим был представлен двумя легатами епископа Римского Сильвестра. В Соборе принимали участие прославленные своими подвигами святые: Николай Мирликийский, Спиридон Тримифунский, Пафнутий Фиваидский, Осия Кордубский и др. Среди сопровождавших епископов клириков особенно выделялся богословскими знаниями и красноречием молодой диакон Александрийской Церкви Св. Афанасий Великий. Арий учил, что Иисус Христос не был единосущен Отцу, а был Им сотворен, т. о. искажая учение о Св. Троице. Собор решительно осудил эту ересь, составил Символа Веры, выражающий православное учение, и издал 20 правил.

1. Если у кого в болезни врачами отъяты члены, или кто варварами оскоплен: таковой да пребывает в клире. Если же, будучи здрав, сам себя оскопил: такового, хотя бы и был причислен к клиру, надлежит исключить, и отныне никого из таковых не должно производить. Но как явно то, что сие изречено о действующих с намерением, и дерзающих оскоплять самих себя, так напротив, если которые оскоплены от варваров, или от господ, впрочем же обрящутся достойны: таковых правило допускает в клир (Ап. Правило 21).

Ср. Ап. 21, 22, 23 и 24. Двукр. 8.

2. Поскольку, по нужде или по другим человеческим побуждениям, многое произошло не по правилу церковному, так что людей, от языческого жития недавно приступивших к вере, и краткое время оглашенными бывших, вскоре приводят к духовной купели; и тотчас по крещении возводят в епископство или пресвитерство: посему за благо признано, дабы впредь ничего такового не было, потому что и оглашенному надобно время, а после крещения — дальнейшее испытание. Ибо ясно писание Апостольское, говорящее: не новокрещенного, да не разгордившись в суд впадет и в диавольскую сеть. Если же в продолжении времени душевный некоторый грех обретен будет в некоем лице, и будет обличен двумя или тремя свидетелями: таковой да будет исключен из клира. А поступающий вопреки сему, как дерзающий сопротивляться великому Собору, подвергает себя опасности исключения из клира.

В заботе о верном Церкви составе иерархии Вселенский Собор развивает во 2-ом правиле мысль, высказанную Ап. Павлом в Первом Послании Тимофею (3:6) о необходимости тщательно испытывать новокрещенного ранее, чем он может быть принят в клир. “Душевный некоторый грех,” о котором речь в этом правиле, неодинаково понимается толкователями. Вальсамон полагает, что каждый грех, вредящий душе, называется душевным, проистекает ли он от душевного или телесного побуждения. Однако, важнее всего указанная в правиле опасность развития гордости, которая может привести к самообольщению или прелести. Такой душевный грех иногда проявляется вовне и потому может быть обличен свидетелями. Ср. Ап. 80; 7 Всел. 2; Неокес. 12; Лаод. 3 и 12; Сард. 10; Двукр. 17; Кирилла Алекс. 4.

3. Великий Собор без изъятия положил, чтобы ни епископу, ни пресвитеру, ни диакону и вообще никому, из находящихся в клире, не было позволено в доме иметь сожительствующую женщину — разве матерь, сестру, тетку или только такое лицо, которое чуждо всякого подозрения.

Так как целью этого правила является предохранить священное лицо от подозрения, то положенное в нем запрещение должно применять к тем пресвитерам, диаконам или иподиаконам, которые не имеют жену: ибо присутствие жены при муже отстраняет подозрение от живущего при жене другого женского лица.

Поводом к изданию этого правила послужило предложение некоторых отцов ввести правила, запрещающие брачную жизнь всем клирикам, начиная с иподиакона и выше. Против этого восстал известный подвижник Епископ Фиваидский Пафнутий, настаивавший на том, что брак честен и ложе нескверно и что поэтому не надо на клириков возлагать бремена неудобоносимые. Однако, для ограждения одиноких духовных лиц от подозрений Собор принял настоящее правило, запрещающее епископу, пресвитеру или диакону иметь сожительствующую женщину, могущую вызвать подозрение у окружающих. Ср. 6 Всел. 5; 7 Всел. 18 и 22; Карф. 47; Василия Вел. 88

4. Поставлять епископа наиболее прилично всем епископам той области. Если же это затруднительно — или по надлежащей необходимости, или по дальности пути, то по крайней мере три в одно место соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством своих грамот: и тогда совершать рукоположение. Утверждать же таковые действия в каждой области подобает ее митрополиту.

В 1 Ап. правиле речь шла о рукоположении епископа, которое может быть совершено двумя или тремя епископами. Настоящее правило относится к избранию нового епископа, в котором должны участвовать все епископы области. Те из них, которые не могут прибыть лично на Собор — для коего устанавливается минимальный кворум в составе трех епископов — должны письменно изъявить свое согласие на избрание предложенного кандидата. Решение епископов должно быть утверждено митрополитом. Ср. Ап. 1; 7 Всел. 3; Антиох. 19; Лаод. 12; Сардик.6; Карф. 13, 60. 61.

5. О тех, которых епископы, по каждой епархии, удалили от общения церковного, принадлежат ли они к клиру, или к разряду мирян, должно в суждении держаться правила (Апост. 32), которым постановлено, чтобы отлученные одними, не были приняты другими. Впрочем, да будет исследываемо: не по малодушию ли, распре или по какому-либо подобному неудовольствию епископа, они подпали отлучению. И так, дабы о сем происходить могло приличное исследование, за благо признано, чтобы в каждой области дважды в год созывались соборы, чтобы все вообще епископы области, собравшись вместе, исследывали подобные недоумения: и, таким образом, достоверно оказавшиеся несправедливыми против епископа, основательно всеми признаны были недостойными общения, доколе не заблагорассудит собрание епископов произнести о них более снисходительное решение. Соборы же да бывают: один — пред четыредесятницею, да по прекращении всякого неудовольствия, чистый дар приносится Богу, а другой — около осеннего времени.

Ср. Ап. 12, 13, 15, 16, 32, 33, 34 и 37; 4 Всел. 19; 7 Всел. 6; Антиох. 6, 20; Сардик. 13; Карф. 38; Соф.1.

6. Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте, в Ливии, и в Пентаполе, дабы Александрийский епископ имел власть над всеми сими. Понеже и Римскому епископу сие обычно, подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняются преимущества Церквей. Вообще же да будет известно сие: если кто без соизволения митрополита будет поставлен епископом, о таковом великий Собор определил, что он не должен быть епископом. Если же общее всех избрание будет благословно и согласно с церковным правилом, но два или три, по собственному любопрению, будут оному прекословить, да превозмогает мнение большего числа избирающих.

Главное значение этого правила в том, что оно определяет соблюдение преимуществ и старшинства древних, впоследствии патриарших, кафедр. На 4 Всел. Соборе представитель Рима Пасхазин пробовал ссылаться на это правило в искаженной редакции той части его, где упоминается римский епископ. Однако, ему был дан там же решительный ответ и противопоставлена древнейшая его редакция, которая и вошла в нашу Книгу Правил. О преимуществах Церквей имеют значение определения последующих Соборов. Настоящее правило устанавливает принцип твердых границ Церквей и необходимость согласия Первоиерарха на всякое постановление епископа в его области. Ср. Ап. 34; 1 Всел. 4; 2 Всел. 2 и 3; 3 Всел. 8; 4 Всел. 28; 6 Всел. 36; Антиох. 9 и 19; Карф. 13.

7. Поскольку утвердилось обыкновение и древнее предание, чтобы чтить епископа, пребывающего в Элии (Иерусалиме), то да имеет он последование чести, с сохранением достоинства, присвоенного митрополии.

Элиа, упомянутая в этом правиле, это Элия Капитолина — город построенный на развалинах Иерусалима. Т. о. оно устанавливает достоинство Иерусалимской кафедры.

8. О именовавших некогда самих себя чистыми, но присоединяющихся к Кафолической и Апостольской Церкви, благоугодно святому и великому Собору, да, по возложении на них рук, пребывают они в клире. Прежде же всего надлежит им письменно исповедать, как присоединяться и последовать будут определениям Кафолической и Апостольской Церкви, то есть, будут в общении церковном и с двоеженцами, и с падшими во время гонения, для которых и время покаяния установлено, и срок прощения назначен. Надобно, чтобы они во всем последовали определениям Кафолической Церкви. И так где, или в селах, или в городах, все, обретающиеся в клире, окажутся рукоположенными из них одних, да будут в том же чине. Если же там, где есть епископ Кафолической Церкви, некоторые из них приступят к Церкви, явно есть, что епископ православной Церкви будет иметь епископское достоинство; а именующийся епископом у так называемых чистых, пресвитерскую честь иметь будет, разве заблагорассудит местный епископ, чтобы и тот участвовал в чести имени епископа. Если же то ему неугодно будет, то для видимого сопричисления такового к клиру, изобретает для него место или хорепископа или пресвитера: да не будет двух епископов во граде.

Чистыми, кафарами, называли себя раскольники — последователи Новата, пресвитера Карфагенской Церкви, и Новатиана, пресвитера Римской Церкви, в 3 веке. Они настаивали на чрезмерной строгости, не допуская в Церковь отпавших во время гонений, как бы те ни каялись. Они также отлучали от причастия вступивших во второй брак вдовиц. Новатиане проявляли чрезвычайный фанатизм.

Когда этот фанатизм стал изживаться, и определилось движение к воссоединению с Церковью, то последняя отнеслась к ним с большим снисхождением, при условии их отречения от прежних заблуждений. Вселенский Собор разрешает принимать епископов и клириков в сущем сане — но не обязательно в прежнем положении. Они оставляются в сущем сане со всеми иерархическими правами, но могут оказаться в ином положении там, где имеются православные епископы и священники. В этих местах от православного епископа зависело, удержит ли новиатианский епископ свою кафедру на положении хорепископа или займет положение настоятеля прихода. Ср. Ап. 68; 2 Всел. 7; 6 Всел. 95; Лаод. 7 и 8; Карф. 57, 68, 77 80, 112; Вас. Вел. 1 и 47; Феоф. Алекс. 12.

9. Если некоторые без испытания произведены в пресвитеры, или, хотя при испытании исповедали свои грехи, но, после их исповедания противу правила подвиглись человеки и возложили на них руки: таковых правило (Ап. пр. 25) не допускает до священнослужения. Ибо Кафолическая Церковь непременно требует непорочности (1 Тим. 3:2).

Главное значение этого правила в том, что никто не может быть принимаем в клир без испытания. Однако, если бы вследствие этого или несмотря на то, что испытание было сделано, оказался рукоположенным в клир человек, у которого есть для этого канонические препятствия, то правила не допускают такового к священнослужению. В частности 10 пр. относит его к “падшим” — т. е. тем, кто не выдержал гонений и отрекался от веры. Ср. Ап. 61; 1 Всел. 2 и 10; Неокес. 9 и 10; Двугр. 17; Василия Вел. 89; Феофила Алекс. 3, 5 и 6.

10. Если некоторые из падших произведены в клир — по неведению, или с ведома их произведших — это не ослабляет силы церковного правила. Ибо таковые, после дознания, извергаются от священного чина.

Правило тесно связано с предыдущим правилом 9. Падшие, это те, кто не выдержал гонений. Ср. Ап. 62; Анкир. 1, 2, 3, 4, 9 и 12; Петра Алекс. 10; Василия Вел. 73; Григория Нисского 2.

11. Об отступивших от веры не по принуждению или не по причине отъятия имений, или опасности, или чего-либо подобного, как то случилось в мучительство Ликиниево, Собор определил, являть милость им, если они и не достойны человеколюбия. Которые истинно покаются, те пусть три года проведут между слушающими чтение Писаний, как верные, и семь лет да припадают в церкви, прося прощения, два же года будут участвовать с народом в молитвах, кроме причащения святых Тайн.

В древней Церкви было четыре степени покаяния: 1. Плачущие; они стояли у входа в церковь и с плачем просили молитв у входящих в неё. 2. Слушающие: они стояли в притворе и оставались там до молитвы об оглашенных, после чего уходили из храма. 3. Припадающие: они стояли с верными с западной стороны амвона в коленопреклоненном положении и должны были выходить из храма после молитвы об оглашенных. 4. Вместе стоящие: они стояли вместе в верными до конца службы, но не допускались к Причастию. Гонение Ликиния закончилось за несколько лет до 1-го Всел. Собора. Оно было особенно жестоким. В данном правиле проявлено особенное снисхождение к падшим. Ср. Ап. 62; 1 Всел. 12, 13 и 14; Анкир. 4, 5, 6, 7, 8, 9; Лаод. 2; Карф. 52; Петра Алекс. 2 и 3; Григория Неокес. 12; Василия Вел. 73, 81; Григория Нисск. 2.

12. Благодатию призванные к исповеданию веры и первый порыв ревности явившие, и отложившие воинские поясы, но потом подобно псам, на свою блевотину возвратившиеся, так что некоторые и серебро употребляли и посредством даров достигли восстановления в воинском чине: таковые десять лет да припадают в церкви, прося прощения, по трехлетнему времени слушания Писаний в притворе. Во всех же сих надлежит принимать в рассуждение их расположение и образ покаяния. Ибо те, которые со страхом, слезами, терпением и благотворениями являют делом свое обращение, а не по наружности: тех, по исполнении определенного времени слушания, прилично будет принимать в общение молитв. Даже позволительно епископу и человеколюбие некоторое о них устроить. А которые равнодушно понесли свое грехопадение, и вид вхождения в церковь возомнили для себя довольным ко обращению, те всецело да исполняют время покаяния.

Настоящее правило имеет в виду воинов христиан, которые ранее ушли с военной службы, не соглашаясь выполнять языческих обрядов, а затем при сопернике Константина Вел. Ликинии вернулись в армию, что сопряжено было с возвращением к язычеству. В этом правиле замечательно широкие полномочия епископу смягчать назначенную общую епитимию, принимая во внимание расположение и глубину покаяния бывших отступников. Ср. 6 Всел. 102; Анкир. 2, 5, 7; Василия Вел. 74 и 84; Григория Нисск. 2, 4 и 5.

13. О находящихся же при исходе от жития, да соблюдается и ныне древний закон и правило, чтобы отходящий не лишаем был последнего нужнейшего напутствия. Если же, быв при смерти и сподоблен Причащения, опять к жизни возвратится: да будет между участвующими в молитве только. Вообще всякому умирающему, кто бы он ни был, просящему причаститься евхаристии, со испытанием епископа, да преподаются Святые Дары.

Ср. Ап. 52; Анкир. 6 и 22; Неокес. 2; Василия Вел. 73; Григория Нисск. 2 и 5.

14. Относительно оглашенных и отпадших; угодно святому и великому Собору, чтобы они три года только были между слушающими Писания, а потом молились с оглашенными.

Оглашенные, как еще только приготовлявшиеся к крещению, но к Церкви еще не присоединившиеся, менее, чем христиане ответственны за падение, и потому Вселенский Собор применял к ним гораздо более снисходительную меру прещения: три года ставить их со слушающими (см. объяснение 11 в пр. 1 Всел. Собора), а потом возвращать их в разряд оглашенных. Ср. Неокес. 5; Василия Вел. 20.

15. По причине многих смятений и происходящих неустройств заблагорассуждено совершенно прекратить обычай, наблюдающийся в некоторых местах, вопреки апостольскому правилу: дабы из города в город не переходил ни епископ, ни пресвитер, ни диакон. Если же кто, после этого определения святого и великого Собора, таковое что-либо предприимет или допустит сделать с собой таковое дело: распоряжение да будет совершенно недействительно, и перешедший да будет возвращен в церковь, в которой рукоположен во епископа, или пресвитера, или диакона.

Перемещение, указанное в этом правиле, имеется в виду самовольное. Ср. 14 и 15 правила Св. Апостолов и указанные там параллельные правила.

16. Если некоторые пресвитеры, диаконы или вообще к клиру причисленные, опрометчиво и страха Божия пред очами не имея и церковного правила (Ап. пр. 15) не зная, удалятся от собственной церкви, таковые отнюдь не должны быть приемлемы в другой церкви, и надлежит употребить противу них всякое понуждение, да возвратятся в свои приходы, или, если останутся упорными, подобает им быть чуждым общения. Так же, если кто дерзнет восхитить ведомство, принадлежащее другому, и в своей церкви рукоположить, без согласия его епископа, от которого уклонился причисленный к клиру, то недействительно да будет это рукоположение.

Ср. объяснения к 15 и 16 Ап. правилам и параллельные правила, там указанные.

17. Поскольку многие причисленные в клир, любостяжанию и лихоимству последуя, забыли Божественное Писание, гласящее: сребра своего не давай в лихву (Пс. 14:5); и, давая в долг, требуют сотых; святый и великий Собор рассудил, чтобы, если кто после этого определения обрящется взимающий рост с данного в заем, или иной оборот дающий сему делу, или половинного роста требующий, или нечто иное вымышляющий, радя постыдной корысти, таковый был извергаем из клира и чужд духовного сословия.

См. толкование 44 Ап. правила и указанные там параллельные правила.

18. Дошло до святого и великого Собора, что в некоторых местах и городах диаконы преподают пресвитерам евхаристию, тогда как ни правилом, ни обычаем не передано, чтобы не имеющие власти приносить преподавали приносящим тело Христово. Так же и то стало известным, что даже некоторые из диаконов и прежде епископов прикасаются Евхаристии. Все это да прекратится: и диаконы да пребывают в свой мере, зная, что они суть служители епископа и ниже пресвитеров. Да приемлют же Евхаристию по порядку после пресвитеров, преподаваемую им епископом или пресвитером. Диаконам не позволено сидеть между пресвитерами. Ибо то бывает не по правилу и не по чну. Если же кто и после этого определения не проявит послушания, да прекратится его диаконство.

Диаконы в древней Церкви были ближайшими помощниками епископов в администрации. Они получали, особенно на Западе, такое влиятельное положение, что нередко проявляли непочтение к пресвитерам. Проф. Болотов пишет: “По принципу диаконы не могли сидеть перед пресвитерами; но Иероним знавал таких диаконов, которые не только сидели перед священниками, но даже преподавали им благословение” (Лекции по Истории Древней Церкви, СПБ 1913, 3, стр. 164–165). Первый Вселенский Собор 18 правилом ставит их на соответствующее их положению место в Церкви. Ср. 6 Всел. 7 и 16; Лаод. 20.

19. О тех, которые были Павлианами, а потом прибегли к Кафолической Церкви, постановляется определение, чтобы все они вообще вновь были крещены. Если же которые в прежнее время к клиру принадлежали, таковые, явясь безпорочными и неукоризненными, после перекращения, да будут рукоположены епископом Кафолической Церкви. Если же испытание обрящет их неспособными к священству, надлежит им изверженным быть из священного чина. Подобно и в отношении к диакониссам, и ко всем вообще причисленным к клиру, тот же образ действования да соблюдается. Мы упомянули здесь о тех диакониссах, которые, по своей одежде таковыми считаются. Ибо, впрочем, они никакого рукоположения не имеют, так что могут совершенно счисляемы быть с мирянами.

Павлианами назывались еретики последователи Павла Самосатского, избранного в 261 г. епископом Антиохийским, но низвергнутого Антиохийским Собором за еретичество в 269 г. Павел Самосатский учил, что Христос есть только человек, начавший существовать после рождения от Марии. В Нем действовала Божественная мудрость и, усовершенствовавшись через Нее, Он стал Сыном Божиим. Однако эта Божественная мудрость покинула Его в часы страдания.

Правило упоминает диаконисс, которые были девы и вдовы, посвятившие себя служению Церкви с обетом безбрачия. Главное назначение их было подготовлять женщин к крещению. Когда они достигали 25 лет, епископы благословляли их носить особую одежду. Однако до 40-летнего возраста они могли оставаться в доме родителей. После 40 лет еписком производил их в диакониссы подобно тому, как теперь производятся церковнослужители, и жили они отдельно. Диакониссы, “которые, по своему одеянию, за таковых приемлются” — это молодые, еще не посвященные диакониссы, носящие только присвоенную им одежду. Институт диаконисс существовал недолго. Ср. 6 Всел. 95.

20. Поскольку есть некоторые, преклоняющие свои колена в день Господень и во дни Пятидесятницы: то дабы во всех епархиях все соблюдалось одинаково, угодно святому Собору определить, чтобы они стоя приносили свои молитвы Богу.

Первый Вселенский Собор запрещает коленопреклонение в воскресные дни и во дни пятидесятницы (от Пасхи до праздника Св. Троицы). Подробное объяснение значения этого определения дается в 91 правиле Св. Василия Великого. Ср. 6 Всел. 90.

Второй Вселенский Собор

Второй Вселенский Собор предает анафеме ряд ересей. Анафема есть осуждение окончательное, отлучение от церковного общества — свидетельство о том, что преданные ей совершенно чужды Церкви. Так понимается значение анафемы на основании слова Ап. Павла (1 Кор. 16:22; Рим. 5:5; Гал. 1:8). Св. Иоанн Златоуст в 16-ой Беседе на Послание ап. Павла к Римлянам пишет: “Что такое анафема? — Послушай самого ап. Павла, который говорит: “Если кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят, анафема, т. е. да будет отлучен от всех и будет чужим для всех.”

Вселенский Собор предал анафеме следующие ереси: 1. Евномиане. Это последователи епископа Кизикского Евномия (около 360 г.), который учил, что “Св. Дух не есть Бог. Он сотворен по воле Отца через Сына.” 2. Аномеями называли также евномиане потому что они отрицали единосущие Лиц Св. Троицы, уча, что Второе и Третье Лицо ни в чем не подобны Первому Лицу. 3. Ариане учили, что Сын Божий не рожден от Отца, а сотверен и только подобен Отцу. Правило отождествляет их с евдоксианами, последователями Евдоксия (первая половина IV века), бывшего епископом Германикийским, затем Антиохийским и, наконец, Константинопольским. Учение Евдоксия подобно евномианскому. Он шел далее ариан, уча, что Сын даже не подобен Отцу. 4. Полуариане, или духоборцы, были последователями Македония, епископа Константинопольского, который учил, что Дух Святой ниже Отца и Сына, что Он сотворен и подобен ангелам. Собор отождествил две ереси, которые в то время выступали вместе, но на самом деле полуариане шли дальше духоборцев, которые не отрицали единосущия Сына с Отцом, в то время, как полуариане отрицали и это. 5. Савеллиане учили, что нет ипостасной разницы между Отцом и Сыном и Св. Духом, что Они составляют одно Лицо. Основателем этой ереси был епископ Птолемаиды Пентапольской Савелий, живший в первой половине 3-го века. 6. Маркеллиане, последователи епископа Анкирского Маркелла (половина IV века), который отрицал вечную ипостась Сына и учил, что с наступлением конца мира будет и конец Царства Христова и даже самого Его бытия. 7. Фотиниане, последователи Фотина, епископа Сремского, ученика Маркелла, особенно сосредоточивали свое учение на утверждении, что Иисус Христос был просто человеком, в котором с особой полнотой обитало Божество, но Он не вечен. 8. Аполлинариане, последователи Аполлинария, епископа Лаодикийского, в Сирии около половины IV века. Исходя из учения о трехсоставности человеческого существа, он приписывал Спасителю человеческое тело и человеческую душу (подобную животным), но не человеческий дух, взамен которого он признавал в Нем Логос. Он сливал в Нем Божеское и человеческое естество, отрицал в Нем человеческую волю и, т. о., в сущности, отрицал самое Богочеловечество.

1. Святые отцы собравшиеся в Константинополе, определили: да не отменяется Символ веры трехсот восемнадцати Отцев, бывших на Соборе в Никее, что в Вифинии, но да пребывает этот символ непреложен: и да предается анафеме всякая ересь, и именно: ересь евномиан, аномеев, ариан или евдоксиан, полуариан или духоборцев, савеллиан, маркеллиан, фотиниан и апполинариан.

2. Областные епископы да не простирают своей власти на церкви за пределами своея области и да не смешивают церквей; но, по правилам, Александрийский епископ да управляет только Египетскими церквами; епископы восточные да начальствуют только на востоке, с сохранением преимуществ Антиохийской церкви, правилами Никейскими признанных; также епископы области Асийской да начальствуют только в Асии; епископы Понтийские да имеют в своем ведении только дела Понтийской области; Фракийские — только Фракии. Не быв приглашены, епископы да не переходят за пределы своей области для рукоположения, или какого-либо другого церковного распоряжения. При сохранении же вышеописанного правила о церковных областях, совершенно очевидно, что дела каждой области будет благоучреждать Собор той же области, как это и определено в Никее. Церкви же Божии среди иноплеменных народов должны быть управляемы согласно соблюдавшемуся до ныне обыкновению отцов.

Юрисдикционная независимость автокефальных Церквей установлена уже ранее 34 Апостольским правилом, а настоящее правило, в сущности, повторяет указанное 6 пр. I Всел. Собора. Поводом для издания настоящего правила послужило то, что происходило в Константинополе, который в то время уже приобретал большое значение как кафедра второй столицы Империи, но юрисдикция которого еще не была ясно установлена. До того, как Константинополь стал столицей он имел кафедру только епархиального еп. Фракийской области. Мелетий Антиохийский поставил Святителя Григория Назианзина (Богослова) на кафедру Константинопольского епископа, но вскоре вмешался Петр Александрийский, под покровительством которого произошло незаконное поставление Максима Циника на эту же кафедру, о чем смотри правило четвертое Второго Вселенского Собора. Вмешательство Феофила Александрийского в преследование Святого Иоанна Златоуста было продолжением той же борьбы за влияние в столице Империи. Ср. Ап. 34 и 35; I Всел. 6 и 7; III Всел. 8; IV Всел. 28; VI Вселенский 36.

3. Константинопольский епископ да имеет преимущество чести после Римского епископа, потому что этот город есть новый Рим.

2-ое правило устанавливает автокефальное, т. е. независимое друг от друга управление отдельных поместных Церквей, а настоящим правилом Константинопольскому епископу дается преимущество чести после римского епископа, “потому что этот город оный есть новый Рим.” Константинопольский епископ приобрел большое значение только после того, как Константинополь стал второй столицей Римской Империи. Собор возвышает значение этой кафедры не по причине ее древности или апостольского происхождения, как Римской, Александрийской и Антиохийской, а по причине значения ее стольного города в администрации Империи. Этим самым Собор устанавливает принцип старшинства, несогласный с принципом Римского папизма, связывающим с Римской кафедрой особые благодатные дарования. Проф. В. В. Болотов, впрочем, замечает, что буквальный смысл 3 правила предоставил Константинопольской кафедре весьма большую честь, но ни малейшей власти: “епископ столицы не был изъят даже от иерархическай зависимости от своего митрополита, епископа Ираклийского.” Но Нектарий Константинопольский сумел повести дело так, что буквальное толкование канона оказалось невозможным. Положение кафедры в столице Империи настолько возвышало ее, что постепенно росли и права её епископа. С этим долго не могли примириться епискомы Александрии. В этом одна из причин вражды Феофила Александрийского к Иоанну Златоусту, действовавшему очень решительно. Петр Александрийский в деле Максима Циника тоже проявил притязание своей кафедры по отношению к Константинопольской. (Лекции по Истории Древней Церкви, т. III, стр. 224–225). Ср. 4 Всел. 28; 6 Всел. 36.

4. О Максиме Цинике и о произведенном им безчинии в Константинополе: Максим не был и не есть епископ, как и поставленные им на какую бы то ни было степень клира, и сделанное для него, как и сделанное им — все ничтожно.

Правило издано против Максима Циника, который желал захватить Константинопольскую кафедру, занятую в то время Григорием Назианзином. Прибывшие по его вызову два епископа из Александрии совершили его хиротонию, но она никем не была признана. Важно отметить, что правило признает его хиротонию недействительной, хотя она и была совершена двумя законными епископами Православной Церкви. Она недействительна, потому что была совершена в нарушение 4 и 6 правил I Всел. Собора. Т. о. для действительности таинства священства оно должно быть совершено не только правомочными вообще для священнодействия епископами, но и с соблюдением прочих канонических правил об избрании и поставлении епископа. Этим опровергается католическое учение о таинствах, которое во всех случаях признает их действительными, если только они совершены епископом или священником с законным преемством, по правильному чину и с надлежащим намерением.

5. Относительно свитка Западных: мы принимаем и находящихся в Антиохии, исповедующих едино Божество Отца, и Сына, и Святого Духа.

Здесь разумеется свиток Западных Епископов, содержащий постановления Сардикийского Собора, которым признан и подтвержден Никейский Символ веры. Относительно “свитка западных” мнения расходятся. Некоторые думают, что это означает исповедание Сардикийского Собора 343 г., но теперь кажется преобладает мнение, что под этим свитком подразумевается послание Римского Собора Восточным епископам в 369 г., принятое и подписанное на Соборе в Антиохии в 378 г.

6. Поскольку многие, желая привести в замешательство и ниспровергнуть Церковное благочиние, враждебно и клеветнически вымышляют на правящих церквами православных епископов некоторые обвинения, не с иным каким намерением, как только с целью помрачить добрую славу священников и произвести смятение в мирном народе; поэтому святый Собор епископов, собравшихся в Константинополе заблагорассудил: не без изследования допускать обвинителей, не позволять всякому приносить обвинения на правителей церкви, однако, и не всем возбранять этого. Но если кто принесет на епископа некую собственную, то есть, частную жалобу, как-то: в присвоении им чужой собственности или в иной какой-либо потерпенной от него неправде. При этих обвинениях не следует принимать в рассуждение, ни лица обвинителя, ни его веры. Подобает всячески и совести епископа быть свободной, и объявляющему себя обиженным обрести правосудие — какой бы веры он ни был. Если же на епископа будет возводимо церковное обвинение: тогда подобает разсмотреть лицо обвинителя. И, во-первых, не позволять еретикам приносить обвинения на православных епископов по делам церковным. Еретиками же именуем как тех, которые издавна объявлены чуждыми Церкви, так и тех, которые после того нами преданы анафеме; кроме же этого и тех, которые хотя притворяются, будто веру нашу здраво исповедуют, но которые отделились и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов. Еще же, если которые из принадлежащих к Церкви за некия вины прежде были осуждены и извержены или отлучены из клира, или из разряда мирян: и этим да не будет позволено обвинять епископа, доколе не очистят себя от обвинения, которому сами подпали. Также и от тех, которые сами предварительно подверглись обвинению, от них донос на епископа или на других из клира может быть принят не прежде, чем они несомненно явят свою невинность в возведенных на них обвинениях. Если же некоторые, не будучи ни еретиками, ни отлученными от общения Церковного, ни осужденными, или предварительно обвиненными в каких-либо преступлениях, заявят, что они имеют нечто донести на епископа по церковным делам: святый Собор повелевает им, во-первых, представить свои обвинения всем епископам области и пред ними доводами подтвердить свои доносы на обвиняемого епископа. Если же епископы соединенных епархий, паче чаяния, окажутся не в силах восстановить порядок в деле возводимых на епископа обвинений: тогда обвинители да приступят к большему Собору епископов великой области, по сей причине созываемых. Но они могут настоять на своем обвинении не прежде того, как письменно поставив себя под страхом одинакового наказания с обвиняемым, если бы, по производству дела, оказались клевещущими на обвиняемого епископа. Но если кто, презрев, по предварительному дознанию, постановленное решение, дерзнет или слух царский утруждать, или суды мирских начальников, или вселенский Собор беспокоить, к оскорблению чести всех епископов области: такой отнюдь да не будет принят со своей жалобой, как нанесший оскорбление правилам и нарушивший Церковное благочиние.

Правило различает жалобы частного и церковного характера. Жалобы частного характера — это жалобы, которые прямо не касаются Церкви, а относятся к личным взаимоотношениям с данным епископом. Они могут быть поданы любым лицом, даже еретиком. Только лица канонически неопороченные могут подавать жалобы церковного характера (см. Ап. 75; IV Вс. 21; Карф. 8, 143, 144 и 145). Однако обвинители должны ставить себя “под страхом одинакового наказания с обвиняемым, если бы, после производства дела, оказались клевещущими на обвиняемого епископа.” Когда жалоба исходит не от другого епископа или клирика, тогда одинаковое наказание в виде запрещения в священнослужении или лишения сана невозможно. В таком случай наказание может быть в виде отлучения от Причастия или даже от Церкви. Ср. Карф. 145.

Относительно самого процесса правило дополняет правила: Ап. 74; I Всел. 5; Антиох. 14, 15 и 20. В заключение правило говорит, что, если, противясь решению Собора первой инстанции, подсудимый будет обращаться к гражданским властям, то он не может быть более принят со своею жалобой собором епископов. Ср. Антиох. 12.

7. Из еретиков, присоединяющихся к Православию и к части спасаемых, принимаем по следующему чиноположению и обычаю: ариан, македониан, савватиан и паватиан, именующих себя чистыми и лучшими, четырнадцатидневников или тетрадитов, и аполинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствущую, как мудрствует святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем запечатлевая, то есть помазуя святым миром во-первых чело, потом очи, и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глоголем: печать дара Духа Святого. Евномиан же, единократным погружением крещающихся, и монтанистов, именуемых здесь фригами, и савеллиан, держащихся мнения о сыноотечестве и иное нетерпимое творящих, и всех прочих еретиков, (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из Галатийской страны), всех, которые из них желают присоеденены быть к православию, приемлем, как язычников. В первый день делаем их Христианами, во второй оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и в уши: и тако оглашаем их, и заставляем пребывать в церкви, и слушать Писания, и тогда уже их крестим.

В толковании правил I и II Всел. Собора даны сведения о перечисленных в этом правиле еретиках, кроме упомянутых савватиан и четыренадесятников или тетрадитов.

1. Савватиане, последователи пресвитера Савватия, новатианина, о котором Зонара пишет, что он превзошел Новата в злобе и праздновал Пасху вместе с иудеями. 2. Четыренадесятодневники или тетрадиты учили, что Пасху надо праздновать не в воскресенье, но подобно иудеям в четырнадцатый день месяца Нисана в какой бы день недели он не пришелся. Они назывались тетрадитами потому что не разрешали поста при праздновании Пасхи в среду.

Что касается порядка приема еретиков, то принятие некоторых из них, перечисленных в начале правила, как принимаемых без нового крещения, не означает, что совершенное над ними крещение еретиками признается равносильным крещению в Православной Церкви, в которой оно присоединяет людей “к части спасаемыхъ,” которой они были чужды пока находились вне Церкви.

А. С. Хомякова в 3-м письме к Пальмеру поясняет, что “примирением с Церковью несовершенный еретический обряд получает совершенство и полноту.” О том же, в отношении хиротонии см. объяснение к 8 пр. I Всел. Собора и Карф. 68 и у Василия Вел. в 1-м правиле.

В отношении современных еретиков, римо-католиков и протестантов, практика при приеме их в Православную Церковь менялась. В Русской Церкви существовала разная практика. В XIII и XIV веке существуют свидетельства о крещении латинян. С XV в. греческая Церковь перестала крестить латинян. В дореволюционной России римо-католиков принимали и без миропомазания, если они были конфирмированы в своей церкви. Ср. Ап. 46, 47 и 68; I Всел. 8 и 19; Лаод. 7 и 8; Карф. 68; Василия Вел. 1, 5 и 47.

Третий Вселенский Собор

Третий Вселенский Собор был созван императором Феодосием II в Ефесе в 431 г. в связи с ересью Константинопольского Патриарха Нестория, который искажал учение Церкви о воплощении Сына Божия, разделяя в Нем соединение двух естеств и называя Его Пречистую Матерь не Богородицей, а Христо-родицей. Против него возстал Св. Кирилл Александрийский, который сначала пытался увещевать его, а потом написал против него свои анафематизмы. Св. Кирилл председательствовал на Соборе, сначала, до прибытия римских легатов, будучи и представителем Римск. Епископа. Несторий прибыл на Собор и, как нераскаянный еретик, был низложен. На Соборе было 200 отцов, большею частью восточных. Первые шесть правил, составленных Собором, касаются вероисповедных вопросов, связанных с ересью Нестория, не имея дисциплинарного значения.

1. Поскольку надлежало и не присутствовавшим на святом Соборе, и остававшимся в своем месте или городе, по некоей причине церковной или телесной, не остаться вне ведения о том, что на нем постановлено, то извещаем вашу святыню и любовь, что, если который областный митрополит, отступив от святого и вселенского Собора, приложился к отступническому сонмищу, или после присоединится, или принял Целестиево мудрование, или примет, такой отные не может что-либо делать против епископов своея области, как отныне Собором от всякого церковного общения уже отверженный и недействительный. Кроме того, он будет подлежать разсмотрению тех самых епископов области и окрестных митрополитов, православно мудрствующих — для совершенного извержения его из епископского сана.

Упоминаемое в правиле “отступническое сонмище” — это собрание епископов под возглавлением Иоанна Антиохийского. Однако, извержение из сана каждого отдельного епископа, который примкнул бы к этой группе Собор предоставляет суду “епископов области и окрестных митрополитов,” т. е. Соборам Автокефальных Церквей по принадлежности, оговаривая, однако, что Соборы должны состоять из епископов “православно мудрствующих.” По замечанию Еп. Иоанна Смоленского, “общая мысль правила та, что духовная священно-начальственная власть имеет свою законную силу только в строгом подчинении законам и учению Церкви православной, и как скоро отступает от них, её права прекращаются.” (ср. Двукр. 15 и III Вселенский 3).

Собор кроме Нестория и Иоанна в своем определении осуждает “Келестиево мудрование.” Келестий или Целестий проповедовал ересь Пелагия, отрицая значение первородного греха и необходимость благодати для спасения. Ср. Карф. 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129 и 130.

2. Если же некоторые епархиальные епископы не присутствовали на святом Соборе и в отступлении уже приняли или покусятся принять участие; или, подписав извержение Нестория, после перешли к оступническому сонмищу: таковым, по изволению святого Собора, должно быть совершенно чуждым священства, и изверженным со своей степени.

Правило низлагает всех епископов, которые примкнули бы к “отступническому сонмищу.” Согласно этому правилу, областным Соборам остается только установить, присоединились ли они к еретикам, и в утвердительном случае признать их лишенными сана.

3. Если же некоторым из принадлежащих к клиру в каждом городе или селе за их православный образ мышления Несторием и его сообщниками возбранено священство: таковым мы дали право восстановить свою степень. Вообще повелеваем, чтобы члены клира единомыслящие с православным и вселенским Собором, отнюдь никаким образом не были подчинены епископам, отступившим или отступающим от Православия.

4. Если некоторые из клира отступят и дерзнут особо или всенародно держаться Несториева или Целестиева мудрствования: святый Собор праведным признал и сим быть изверженным из священного чина.

Зонара отмечает, что слова “особо или всенародно” означают, что лишению сана подлежат не только явно проповедующие ложное учение, но и те, кто придерживаются этого учения “только для самих себя.”

5. Если некоторые за свои неприличные дела осуждены святым Собором или собственными епископами; Несторий же и его единомышленники, вопреки правилам, по его во всем произвольному действованию, покусился или покушается возвратить им общение с Церковью или степень священства: то мы праведным признали, чтобы это было им бесполезно, и да остаются они, тем не менее, изверженными из священного чина.

6. Подобно же, если некие восхотели бы каким-либо образом поколебать то, что о каждом из них решено святым Собором во Эфесе, святый Собор определил, чтобы они, если епископы или принадлежат к клиру, были совершенно свержены со своей степени; если же миряне — были отлучены от церковного общения.

7. После прочтения этого, святый Собор определил: да не будет позволено никому произносить, писать, или слагать иную веру, кроме определенной святыми отцами в городе Никее со Святым Духом собравшихся. А которые дерзнуть слагать иную веру или представлять, или предлагать хотящим обратиться к познанию истины — или от язычества, от иудейства, или от какой бы то ни было ереси: таковые, если они епископы, или принадлежат к клиру, да будут чужды: епископы — епископства, а клирики — клира; если же миряне: да будут преданы анафеме. Равным образом: если епископы, клирики или миряне явятся мудрствующими или учащими тому, что содержится в представленном от пресвитера Харисия изложении относительно воплощения единородного Сына Божия, или скверным и развращенным Несториевым догматам, которые при сем и приложены, да подлежат решению этого святого и вселенского Собора, то есть: епископ да будет чужд епископства и да будет низложен; клирик, подобно, да будет извержен из клира; если же мирянин, да будет предан анафеме, как сказано.

Перед этим на Соборе был прочитан Никейский Символ веры, а также поврежденное изложение Символа, представленное Собору Филадельфийским пресвитером Харисием.

Правило утверждает незыблемость Символа веры и, вместе с учением Нестория, осуждает лжеучение, изложенное в документе представленном пресвитером Харисием. Последний представил Собору экземпляр символа, составленного неким Иаковом, вместе с подписями обманутых им. По-видимому, этот символ имел значительное распространение, поскольку он стал предметом суждения Собора. Еп. Иоанн Смоленский отмечает, что настоящее правило запрещает не только вводить иную веру, но и иное изложение веры, кроме Никео-Цареградского Символа.

8. Боголюбезный соепископ Ригин и сущие с ним благоговейнейшие епископы Кипрской области Зинон и Евагрий рассказали о новшестве, вводимом вопреки постановлениям Церковным и правилам святых Апостолов, которое посягает на свободу всех. По этой причине, поскольку общественные болезни требуют сильнейшого врачества, как больший вред приносящие, и, тем более, если и древнего обычая не существовало, чтобы епископ города Антиохии совершал поставления в Кипре, как письменно и словесно возвестили нам благоговейнейшие мужи, пришедшие к святому Собору; то начальствующие во святых Кипрских Церквах да имеют свободу, без каких-либо претензий к ним и без стеснения их, согласно правилам святых отцов и согласно древнему обычаю, сами собой совершать поставление благоговейнейших епископов. То же да соблюдается и в иных областях и по всюду в епархиях, дабы никто из боголюбезнейших епископов не простирал своей власти на чужую епархию, которая прежде и сначала не была под его рукою, или его предшественников, но если кто-либо уже простер и насильственно себе подчинил какую-то епархию, то да отдаст её, да не преступаются правила отцов, да не вкрадывается под видом священнодействия надменность мирской власти, и да не утратим постепенно и неприметно той свободы, которую даровал нам Своей кровию Господь наш Иисус Христос, освободитель всех человеков. И так святому и вселенскому Собору угодно, чтобы всякая епархия сохраняла в чистоте и без стеснения от начала принадлежащие ей права согласно издревле утвердившемуся обычаю. Каждый митрополит, для своего удостоверения, может невозбранно сделать копию этого постановления. Если же кто-либо предложит постановление противное тому, что ныне определено: угодно всему святому и вселенскому Собору признать его недействительным.

Подобно 6 пр. I Всел. Собора и 2 пр. II Всел. Собора настоящее правило ограждает границы церквей, не допуская вмешательства одной автокефальной Церкви в дела другой. По поводу слов “да не вкрадывается под видом священнодействия, надменность мирской власти,” Епископ Иоанн Смоленский пишет, что в них выражаются две особенные мысли: 1) что в церковном управлении не должно быть преобладания власти, так чтобы одна какая-либо местная власть превозносилась над другими властями, равными ей по священной важности своих прав, а тем менее, следовательно, над всеми поместными церквами, которых права, по определению отцев, должны быть самостоятельны в своих пределах и неприкосновенны; 2) что к духовному сану церковной власти и ее священным правам не должно быть примешано ничто мирское, чуждое ей по духу, по своим, видам и действиям, как-то: власть светская, мирские почести, употребление мирских средств для своих целей и т. д. Так строго древние правила отцев ограничивали власть духовную, и так далеки были от всякой мысли о вселенском главенстве одной какой-либо кафедры над всею церковью” (Архим. Иоанн, Опыт курса церковного законоведения, СПБ, 1851, II, ст. 254–255). Ср. Ап. 35; I Всел. 6; II Всел. 2; VI Всел. 39; Антиох. 9, 13 и 22; Сард. 3 и 11.

Четвертый Вселенский Собор

После осуждения ереси Нестория, разделявшего естества в Сыне Божием, появилась новая ересь, проповеданная Константинопольским архимандритом Евтихием. В противоположность Несторию, Евтихий сливал два естества в Сыне Божием. Он получил поддержку в Александрии со стороны епископа Диоскора, преемника св. Кирилла. Собор для суждения об этой ереси был созван императором Маркианом и благочестивой императрицей Пульхерией в 451 г. в Халкидоне, в Вифинии. Число участников его было особенно большим — 630 епископов. Председательствовал епископ Константинопольский Анатолий. Римский Епископ Лев Великий был представлен двумя епископами Пасхазинусом и Луцинзиусом и др. Собор в своих догматических определениях главным образом основывался на определениях св. Льва и св. Кирилла Алексанидрийскаго, которые, хотя отсутствовали, были его духовными вождями. Собор издал 30 правил. Однако, въ западных канонических сборниках приводится только 27 правил, потому что римские легаты возражали против 28-го правила. Рим окончательно признал за Константинополем второе место только въ связи съ унией на Флорентийском Соборе.

1. Мы признали справедливым соблюдать правила святых отцов доныне изложенные на каждом Соборе.

Ср. 6 Всел. 2; 7 Всел. 1; Карф. 1.

2. Если некоторый епископ за деньги совершит рукоположение, и непродаемую благодать обратит в продажу, и за деньги поставит епископа или хорепископа, или пресвитера, или диакона, или кого-нибудь другого из числящихся в клире; или за деньги произведет во эконома, евдика (заступника за бедных и страждущих от несправедливости), парамонария (пономарь, при священных местах для охранения приходящих) или вообще в какую-либо церковную должность, ради своего гнусного прибытка: таковый быв обличен за то, что на это покусился, да будет подвержен лишению собственной степени; а поставленный отнюдь да не пользуется купленным рукоположением, или производством, но да будет чужд достоинства или должности, которую получил за деньги. Если же кто-нибудь явится посредствующим в таком гнусном и беззаконном мероприятии то и он, если из клира, да будет низвержен со своей степени, если же мирянин или монашествующий, да будет предан анафеме.

См. объяснение 29 Апост. Правила и указанные там параллельные правила.

3. Дошло до святого Собора, что некоторые из принадлежащих к клиру, ради гнусного прибытка, берут на откуп чужия имения и устрояют мирские дела. О Божием служении небрегут, а по домам мирских людей скитаются и из сребролюбия принимают поручения об имениях. Поэтому святый и великий Собор определил, чтобы впредь никто — ни епископ, ни клирик, ни монашествующий — не брал на откуп имений и не вступал в распоряжение мирскими делами, разве только по законам он будет призван к неизбежному попечительству над малолетними, или епископ города поручит кому иметь попечение о церковных делах или о сиротах и вдовах безпомощных, и о лицах, которым особенно нужно оказать церковную помощь, ради страха Божия. Если же кто впредь дерзнет преступить это определение: то такой да будет подвергнут церковному наказанию.

Настоящее правило повторяет по существу требование 81 Ап. правила, чтобы всё внимание священнослужителей направлялось на служение Церкви и чтобы они коммерческими предприятиями не отвлекались от своих прямых обязанностей. Ср. 4 Всел. 7; 7 Всел. 10; Карф. 19; Двукр. 11.

4. Истинно и искренне проходящие монашеское житие да удостаиваются приличные чести. Но поскольку некоторые, для вида употребляя монашескую одежду, произвольно бродя по городам, расстраивают церкви и гражданские дела и даже покушаются для себя создавать свои монастыри: то решено, чтобы никто нигде не созидал и не основывал монастыря, или молитвенного дома без соизволения епископа этого города. Монашествующие же, в каждом городе и стране, да будут в подчинении у епископа, да соблюдают безмолвие, да прилежат только посту и молитве, безотлучно пребывая в тех местах, в которых отреклись от мира, да не вмешиваются ни в церковные, ни в житейские дела, и да не принимают в них участия, оставляя свои монастыри, разве только когда это будет позволено епископом города, по необходимой надобности. Так же да не принимается в монастырях в монашество никакой раб, без воли его господина. Нарушающему же это наше решение, мы определили быть чуждым церковного общения, чтобы не хулилось имя Божие. Впрочем епископу города надлежит иметь должное попечение о монастырях.

Некоторые злоупотребления евтихианских монахов, которые оказывали неповиновение своему епископу по подозрению его в несторианстве, вызвали к жизни настоящее правило по предложению императора Маркиана. Согласно ему, монашествующие должны находиться в подчинении своего епископа, не проявляя никакого самочиния. Ср. 6 Всел. 41, 42, 43, 45, 46, 49; 7 Всел. 17 и 21; Двукр.1.

5. Об епископах или клириках, переходящих из города в город, решено, чтобы правила, положенные святыми отцами, пребывали во своей силе.

Ср. Ап. 14 и 15 с объяснением и параллельными правилами.

6. Решительно никого — ни во пресвитера, ни во диакона, ни в какую степень церковного чина — не рукополагать иначе, как с назначением рукополагаемого к определенной церкви: городской, сельской, к мученическому храму или к монастырю. О рукополагаемых же без точного назначения святый Собор определил: поставление их почитать недействительным и нигде не допускать их до служения — к посрамлению поставившего их.

Важно заметить, что рукоположение, совершенное каноническим епископом и правильным чином может быть недействительным, если оно не отвечает правилам церковного порядка. Подобный случай указан и в Антиох. 13. Этим опровергается католическое учение о действительности всякой хиротонии, если только она совершена по правильному чину и с соответствующим намерением. Всякая незаконная хиротония, как нарушающая закон Церкви, делается личным делом совершающего её, а не актом, представляющим всю Церковь. По той же причине недействительны, т. е. безблагодатны, священнодействия еретиков и раскольников, оторванные от благодатного единства Церкви. Ср. 1 Всел. 15 и 16.

7. Поставленным однажды в клир, а также монахам, мы определили не вступать ни в воинскую службу, ни в мирской чин: иначе дерзнувших на это и не возвращающихся с раскаянием к тому, что прежде избрали для Бога, предавать анафеме.

Ср. Ап. 6 с объяснением и параллельными правилами.

8. Клирики при богадельнях, монастырях и мученических храмах да пребывают по преданию святых отцов под властью епископов каждого города и да не обособляются, по дерзости, из под управления своего епископа. А дерзающие нарушать это постановление, каким бы то ни было образом, и не подчиняющиеся своему епископу, если будут клирики: да подлежат наказаниям по правилам; если же монашествующие, или миряне: да будут отлучены от церковного общения.

Правило ссылается на “предание святых отцав,” т. е. на пример древности, требуя соблюдения подчиненности епископу. Перечисляя сначала также разные должности клириков, в конце своем правило указывает санкции также и монашествующим и мирянам, выходящим из подчинения своему епископу “каким бы то ни было образом.” Оно поэтому является очень важным в определении иерархического порядка в церковном управлении. Ср. 1 Всел. 15 и 16; 4 Всел. 6 и 10.

9. Если некоторый клирик имеет судное дело с другим клириком, да не оставляет своего епископа и да не прибегает к светским судилищам. Но сперва да производит своё дело у своего епископа или, по согласию того же епископа, избранные обеими сторонами да составят суд. А кто вопреки этому поступит: да подлежит наказаниям по правилам. Если же клирик со своим, или со иным епископом имеет судное дело, да судится в областном Соборе. Если же епископ или клирик имеет неудовольствие на митрополита области, да обращается или к экзарху великия области, или к престолу царствующого Константинополя, и пред ним да судится.

Церковь всегда неодобрительно относилась ко всякому обращению верующих в своих спорах к гражданскому суду. В особенности судное дело между клириками согласно настоящему правилу должно разбираться церковным судом по инстанциям. В первой инстанции с разрешения епископа обе стороны могут избрать себе судей в порядке третейского суда. Если клирик судится со своим епископом, то должен обращаться к суду Митрополита области, а при неудовольствии судом Митрополита он может обращаться к “экзарху великой области” или к Патриарху Константинопольскому. Обращает на себя внимание, что Римский Папа, как высшая инстанция тут не упомянут. Он оставался таковой для запада. Под термином “экзарха” разумеется представитель большой церковной области, председательствующий в областном Соборе, т. е. прежде всего, Патриарх. Ср. Ап. 74; 1 Всел. 5; 2 Всел. 6; 4 Всел. 17; Антиох. 14, 15 и 20; Карф. 11, 28, 117, 136.

10. Не дозволяется клирику в одно и то же время числиться в церквах двух городов: в той, к которой он начально рукоположен, и в той, к которой перешел, как большей, — из желания суетной славы. Творящих же это возвращать к собственной их церкви, к которой начально рукоположены, и да служат только там. Если же кто-нибудь от одной церкви в другую переведен: этот да не имеет никакого участия в принадлежащей ему прежней церкви, как то и в зависящих от нея мученических храмах или в богадельнях, или в странноприёмных домах. А тех, которые, после определения этого великого и вселенского Собора, дерзают делать что-либо ныне воспрещаемое, святый Собор определил низлагать с их степени.

Ср. Ап. 12 с толкованием и параллельные правила.

11. Всем убогим и требующим помощи определили мы, по удостоверении в их бедности, ходить только с мирными церковными письмами, а не с представительными грамотами, потому что представительные грамоты надлежит давать только лицам, находящимся под сомнением.

Мирная грамота — удостоверение духовному лицу в том, что оно благонадежно, не под судом и не под следствием. Она выдавалась лицам, отправлявшимся в путь. Мирными грамотами назывались и увольнительные грамоты о том, что данному клирику дозволяется перемещение в другую епархию. По объяснению Матфея Властаря они так назывались, потому что, когда клирик приносит её епископу, к которому отходит, “не расторгнутся узы, связующие миром божественной любви обоих епископов” (А, гл. 9). Мирною грамотою называлось также удостоверение о бедности.

Мирная грамота “помощь нуждающимся” — это рекомендательное письмо. “Никого со стороны не приимать без мирных грамот,” говорится в 7 прав. Антиохийского Собора. “Представительная грамота” понимается толкователями, как официальное удостоверение лицам, принадлежащим к иерархии или клиру, которые другим, иноепархиальным епископам могут быть неизвестны и потому подвергаемы сомнению в отношении своей благонадежности и правомочности. О таких грамотах идет речь в тринадцатом правиле того же Халкидонского Собора. Представительные грамоты давались клирикам, перемещающимся в другой город. М. Властарь там же объясняет, что такие грамоты извещали или о том, что данное лицо представляет своего епископа, или что получившие их лица почитают здравую веру, или что “на них было возбуждено обвинение или клевета, но что приносящие их (т. е. грамоты) оказались невинными” (там же). Ср. Ап. 15 и указанные там параллельные правила.

12. Дошло до нас, что некоторые, вопреки церковным постановлениям, прибегнув ко властям, посредством прагматических грамот, едну область рассекли на две, так что из-за этого в ондой области стало два митрополита. Поэтому святый Собор определил, чтобы епископ впредь ничто такое не дерзал творить. Ибо покусившийся на то низвержен будет со своей степени. Город же, который по царским грамотам почтен именованиям митрополии, одной честью да довольствуется, также как и епископ управляющий его церковью, с сохранением собственных прав истинной митрополии.

Правило издано по поводу распри между епископами Фотием Тирским и Евстафием Беритским, а также спора о юрисдикции между Евномием Никомидийским и Анастасием Никейским. Оно не допускает деления митрополичьей области даже царским указом, ограждая таким образом права юрисдикции от вмешательства гражданских властей. Правило допускает почетное звание Митрополита без связанной с ним власти. Ср. Ап. 34; 1 Всел. 6 и 7; 2 Всел. 2 и 3; 3 Всел. 8; 6 Всел. 36 и 39.

13. Чужим и неизвестным клирикам в другом городе отнюдь нигде не служить без представительной грамоты собственного их епископа,

Ср. Ап. 12 и 4 Всел. 11 с толкованием и параллельными правилами.

14. Поскольку в некоторых епархиях чтецам и певцам позволено вступать в брак: то определил святый Собор, чтобы никому из них не было позволено брать себе в жену иноверную, и чтобы уже родившие детей от такового брака, и прежде этого уже крестившие их у еретиков, приводили их к общению с Кафолическою Церковью, а некрестившие не могли крестить их у еретиков, ни совокуплять браком с еретиком, или иудеем, или язычником; разве только в случае, когда лицо, сочетающееся с православным лицом, обещает перейти в Православную веру. А кто преступит это определение святого Собора, — тот да подлежит епитимии по правилам.

Вальсамон полагает, что это правило было вызвано практикой некоторых церквей, вопреки 26 Ап. правилу, воспрещающих чтецам и певцам вступать в брак. Подтверждая их право на вступление в брак, Вселенский Собор только ставит известные требования, направленные к тому, чтобы семьи их были православными. Ср. Ап. 26 и 45; 6 Всел. 6 и 72; Лаод. 10 и 31; Карф. 30.

15. В диакониссы поставлять женщину, возрастом не моложе сорока лет — и притом после тщательного испытания. Если же приняв рукоположение и пробыв некоторое время в служении она вступит в брак, то она, как оскорбившая благодать Божию, да будет предана анафеме и вместе с ней тот, кто совокупился с нею.

Ср. 1 Всел. 19; 6 Всел. 14 и 40; Василия Вел. 44.

16. Деве, посвятившей себя Господу Богу, как и монашествующим, не позволяется вступать в брак. Если же обнаружится, что они сделали это: да будут лишены церковного общения. Впрочем, мы предоставляем местному епископу иметь полную власть в оказании им человеколюбия.

Ср. 6 Всел. 44 и 46; Анкир. 19; Василия Вел. 6, 18, 19, 20 и 60.

17. Приходы в каждой епархии — как в селах, так и за городом — должны неизменно пребывать под властью епископов, заведующих ими — и в особенности, если, в продолжении тридцати лет, безспорно они имели их в своем ведении и управлении. Если же не более тридцати лет были, или возникнет о них какой-нибудь спор: то да будет позволено людям, почитающим себя обиженными, начать о том дело пред областным Собором. Если же кто-нибудь будет обижен своим митрополитом: да судится пред экзархом великой области, или пред Константинопольским престолом, как сказано выше. Но если город надавно построен царской властию, или будет позже построен: то распределение церковных приходов да следует гражданскому и земскому порядку.

Правило указывает 30-летнюю давность для определения принадлежности приходов к юрисдикции того или другого епископа. Норма, что распределение областей церковного управления должно регулироваться границами гражданских областей, была принята 6 пр. 1 Всел. Собора, но она была в силе и значительно раньше. Ср. 6 Всел. 25.

18. Составление или соумышление скопища, как преступление, совершенно воспрещено и внешними законами, тем более, его нельзя допускать в Церкви Божией. Если некоторые из клира или монашествующие окажутся связывающими друг друга клятвой, составляющими скопище, или строющими ковы либо епископам, либо своим сопричетникам, совсем да будут низвержены со своей степени.

Ср. Ап. 31; 2 Всел. 6; 6 Всел. 34; Антиох. 5; Карф. 10; Двукр. 13.

19. Дошло до нашего слуха, что в некоторых областях не состоятся установленные правилами Соборы епископов, из-за чего многие церковные дела, требующие исправления, остаются в небрежении. Поэтому святый Собор определил, согласно с правилами святых отцов, чтобы епископы в каждой области дважды в год собирались воедино, где назначит епископ митрополии, и исправляли все, что возникнет. А епископам, которые не придут на Собор, хотя находятся в своих городах и притом пребывают в здравии и свободны от всякого необходимого и неотложного занятия, братолюбно выразить порицание.

О сроках созывов Соборов см. объяснение к 37 Ап. и параллельные правила.

20. Клирикам, определенным к церкви, не позволительно, как уже мы постановили, определяться к церкви другого города, но они должны быть довольны той, в которой начально удостоены служения — только за исключением тех, которые, лишась своего отечества, по необходимости перешли в другую церковь. Если же некоторый епископ, после этого определения, примет клирика, принадлежащего другому епископу: то суждено нами быть им вне церковного общения — как принятому, так и приявшему — до тех пор, пока перешедший клирик не возвратится в свою церковь.

Настоящее правило несколько дополняет 5 и 10 правила Халкидонского Собора. Важным является для нашего времени оговорка о возможности перехода в другую Церковь, “лишась своего отечества по нужде.”

21. От клириков или мирян, доносящих на епископов, или на клириков не принимать доноса просто и без исследования, но предварительно исследывать общественное о них мнение.

Ограждая мир и порядок в Церкви от разных возможных интриг и клеветы на епископа, правило требует, в соответствии с 6 пр. 2 Всел. Собора, обследования личности людей подающих жалобу, а таже их побуждений. Ср. Ап. 74; 2 Всел. 6; Карф. 8, 143 и 144.

22. Не позволяется клирикам, после смерти своего епископа расхищать принадлежавшие ему вещи, как это воспрещено и древнеми правилами. Творящие же это подвергаются опасности быть низложенными со своей степени.

Ср. Ап. 40; 6 Всел. 35; Антиох. 24; Карф. 31 и 92.

23. Дошло до слуха святого Собора, что некоторые из клира и монашествующие, не имея никаких поручений от своего епископа, а иные, даже быв отлучены им от церковного общения, приходят в царствующий город Константинополь и в нем долго живут, творя смятения, нарушая церковное устройство, и даже разстраивают дома некоторых. Поэтому святый Собор определил: во-первых, посредством екдика святой Константинопольской церкви, напоминать им, чтобы они должны удалиться из царствующого города. Если же безстыдно будут продолжать те же дела, то посредством того же екдика принудительно удалять их из него и возвращать к своим местам.

Ср. Ап. 15; 1 Всел. 15 и 16; 4 Всел. 5, 10 и 20; 6 Всел. 17 и 18; Антиох. 3 и 11; Сардик. 7 и 16; Карф. 65 и 101.

24. Монастырям, однажды освященным по решению епископа, пребывать монастырями навсегда; принадлежащие им вещи надо сохранять, и впредь не превращать их в жилища. Лица же, попускающие этому случаться, да подлежат наказаниям по правилам.

Ср. 4 Всел. 4 и 24; 6 Всел. 49; 7 Всел. 13; Двукр. 1.

25. Поскольку некоторые митрополиты, как нам стало известным, небрегут о ввереных им паствах и отлагают поставления новых епископов: то святый Собор определил, чтобы поставления епископов были совершаемы в срок трех месяцев — разве только неизбежная необходимость заставит продлить этот срок. Не творящий сего подлежит церковной епитимии. Между тем доходы вдовствующия церкви да сохраняются в целости её экономом.

Одной из обязанностей Митрополита области является забота о замещении овдовевших кафедр. Он должен созывать Собор для избрания нового епископа (Антиох. 19), утверждать акт избрания и совершать хиротонию (1 Всел. 4). Правило говорит о наложении епитимьи в случае невыполнения этих обязанностей, но не говорит какова она должна быть. Вальсамон отвечает на этот вопрос так: “Думаю, что такая, какая будет определена Собором.”

26. Поскольку, как нам стало известным, в некоторых церквах епископы без экономов управляют церковным имуществом, то решено, чтобы всякой церкви, имеющей епископа, иметь эконома из среды собственного клира, который бы, по указанию своего епископа, распоряжался церковным имуществом, — чтобы церковное домостроительство велось бы не без свидетелей, чтобы из-за этого не расточалось бы её имущество, и чтобы на священство не падали нарекания. Если же кто-либо этого не сделает: то да будет повинен Божественным правилам.

38 и 41 пр. Апост. повелевают епископу иметь власть над церковным имуществом. Настоящее правило, подтверждая, что управление этим имуществом должно быть в руках епископов, указывает, что для ведения связанных с этим дел епископ должен назначать эконома из числа подведомых ему клириков. Во время вдовства епархии эконом, согласно 25 пр. того же Собора, сам заведовал церковным имуществом, предоставляя отчет новому епископу. Ср. 7 Всел. 11; Феофила Алекс. 10.

27. Лиц, похищающих женщин для супружества, а также лиц, содействующих или соизволяющих похитителям, святый Собор определил: если будут клирики — низлагать с их степени, если же миряне — предавать анафеме.

Ср. Ап. 67; 6 Всел. 92; Анкир. 11; Василия Вел. 22, 30 и 42.

28. Во всем следуя определениям святых отцов и признавая читаемое ныне правило ста пятидесяти боголюбезнейших епископов, бывших в Соборе во дни благочестивые памяти Феодосия, в царствующем городе Константинополе, новом Риме, то же и мы определяем и постановляем относительно преимуществ святейшей церкви Константинополя, нового Рима. Ибо отцы справедливо дали преимущества престолу ветхого Рима, посколько он был царствующим городом. Следуя тому же принципу и сто пятьдесят боголюбезных епископов святейшему престолу нового Рима предоставили равные преимущества, праведно рассудив, чтобы город, получивший честь быть городом царя и синклита и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, также и в церковных делах был возвеличен подобно тому и чтобы был вторым после него. Поэтому только митрополиты областей Понтийской, Ассийской и Фракийской, а также епископы иноплеменников вышеназванных областей, да поставляются вышеуказанным святейшим престолом святой Константинопольской церкви. Каждый митрополит вышеупомянутых областей, вместе с епископами своей области, должны поставлять епархиальных епископов, как предписано Божественными правилами. Самые же митрополиты этих областей должны быть поставляемы, как уже сказано, Константинопольским архиепископом — после проведения избрания согласно установленному обычаю и после представления ему кандидата [в митрополиты].

Права Константинопольской кафедры, указанные в 3 пр. 2 Всел. Собора, более подробно определяются в настоящем правиле, а позднее были подтверждены 36 пр. 6 Всел. Собора. Важно, что Собор признал, что преимущества Римской кафедры определяются не преемством от Ап. Петра и не догматическими основаниями, а “поскольку то был царствующий город.” Папские легаты на Халкидонском Соборе пробовали возражать против этого правила и добились вторичного рассмотрения его, но на вторичном заседании правило было снова принято, и они более не возражали, хотя Лукентий потребовал внесения в протокол своего протеста. Протестовал и папа Лев Великий, но главным образом против мотивировки правила, ибо он исходил из принципа старшинства, т. н. апостольских кафедр. 7 Всел. Собор с участием и согласием Папских легатов подтвердил все каноны Халкидонского Собора, в том числе и 28-е. Позднее 4 Латеранский Собор (когда Константинополь был в руках латинян) в 5 правиле признал старшинство Константинопольской кафедры непосредственно после Римского Папы.

29. Епископа низводить на пресвитерскую степень — святотатство. Если же некая праведная причина отстраняет его от епископского действа, то не должен он занимать и пресвитерского места. Но если без всякой вины отстранен от своего достоинства, то да будет восстановлен в достоинство епископа.

Ср. 6 Всел. 3 и 26; Василия Вел. 27.

30. Поскольку благоговейнейшие египетские епископы в настоящее время воздержались от подписания послания святейшого архиепископа Льва — не потому, что противятся Кафолической вере, но потому, что следуют обычаю, существующему в египетской области, а именно: ничего такого не делать без соизволения и определения своего епископа, и просят отсрочить им до поставления будущого епископа великого города Александрии — поэтому за праведное и человеколюбное дело мы признали: оставить их в своем сане в царствующем городе и дать им нужное время до поставления архиепископа великого города Александрии. Поэтому, пребывая в своем сане пусть они: или да представят поручителей, если это им возможно, или клятвенным обещанием да отвратят сомнение.

Александрийская Церковь в то время не имела главы, потому что на третьем заседании Халкидонского Собора был осужден Архиепископ Александрийский Диоскор, председатель т. н. Разбойничьего Собора в Ефесе в 449 г.

Пято-Шестой Вселенский Собор

Святые отцы Пятого Вселенского Собора, собравшиеся в Константинополе преимущественно для утверждения Халкидонского Вселенского Четвертого Собора, особенных правил, относящихся к церковному благочинию, не составили, как это явствует из второго правила шестого вселенского собора, в котором, при указании на правила прочих святых соборов, о правилах пятого вселенского собора не упоминается.

Составивший 102 правила Шестой Вселенский Собор называется также Пято-Шестым или Трулльским. Пято-шестым он называется потому, что явился непосредственным продолжеием Пятого Собора, созванного императором Юстинианом II. Собор начал свои заседания 7 ноября 680 г. и закончился в сентябре следующего года. Т. к. первая часть Собора занималась исключительно догматическими вопросами в связи с ересью монофелитов, то он был созван вновь 1 сентября 691 г. для со ставления правил и окончился 31 августа 692 г. Заседания обоих Соборов происходили в части императорского Дворца, которая называлась Труллой и потому эти правила также называются правилами Трулльского Собора. На Соборе участвовало 227 отцов и лично присутствовали Патриархи Константинополъский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский. Были также представители Римского Папы Агафона.

1. При начанании всякого слова и дела, наилучший чин есть от Бога начинать и с Богом оканчивать, по словам Богослова. Поэтому и теперь — когда и благочестие нами уже ясно проповедуется, и Церковь, которой Христос является основанием, непрестанно возрастает и преуспевает, так что возвышается выше Ливанских кедров, — полагая начало священных словес, Божьей благодатию определяем: Хранить неприкосновенно нововведениям и изменениям веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, богоизбранных Апостолов; еще же — от трехсот восемнадцати святых и блаженных отец, при Константине, царе нашем, на нечестивого Ария, и на вымышленное им языческое инобожие, или, свойственнее рещи, многобожие, в Никее собравшихся, которые единомыслием веры открыли нам и уяснили единосущие в трех ипостасях Богоначального естества, не попустив сему сокрыту быть под спудом неведения, но ясно научив верных покланяться, единым поклонением, Отцу и Сыну и Святому Духу, ниспровергли и разрушили лжеучение о неравных степенях Божества, и еретикам из песка сложенные противу православия детские построения разорили и низринули. Такожде — и при великом Феодосии, царе нашем, сто пятидесятью святыми отцами, в сем царствующем граде собравшимися, провозглашенное исповедание веры содержим, богословствуще о Святом Духе изречения приемлем; а нечестивого Македония, купно с прежними врагами истины, как буйственно дерзнувшего почитать Владыку рабом и нагло хотевшого пересещи несекомую еденицу, так что не было бы совершенно таинство упования нашего. Купно с сим — гнуснейшим и против истины неиствовавшим, осуждаем Аполинария, тайноводителя злобы, который нечестиво изрыгнул, аки бы Господь приял тело без души и ума, сим образом такожде вводя помышление, аки бы спасение соделано для нас несовершенное. Такожде — и при Феодосии, сыне Аркадия, царе нашем, собравшимися в превый раз во граде Эфесе, двумястами богоносных отец изложенное учение, яко несокрушимую благочестия державу, согласием запечатлеваем, единого Христа Сына Божия и воплотившегося проповедуя, и безсеменно родившую Его, непорочную Приснодеву Марию исповедуя собственно и истинно Богородицею, а безумное разделение Нестория, как от жребия Божия отлученное, отвергаем: ибо он учит, что един Христос есть отдельно человек, и отдельно Бог, и возобновляет иудейское нечестие. Православно утверждаем такожде и в областном граде Халкидоне, при Маркиане, царе нашем, шестьсот тридцатью богоизбранными отцами начертанное вероисповедание, которое концами земли велегласно возвестило единого Христа Сына Божия, состоящего из двух естеств, и в сих самых двух естествах славимого; а суемудрого Евтихия, который говорил, что великое таинство спасительного домостроительства совершилось призраком, как нечто чудовищное, и как заразу, из священных оград Церкви извергло, с ним же Нестория и Диоскора, из коих один был защитником и поборником разделения, а другой смешения, и которые от противоположных стран нечестия низринулись в единую пучину погибели и безбожия. Еще же и ста шестидесяти пяти богоносных отец, собравшихся в сем царствующем граде, при Иустиниане, блаженные памяти царе нашем, благочестивые глаголы, как от Духа произнесенные, ведаем, и оным потомков наших научаем. Они Феодора Мопсуетского, Несториева учителя, и Оригена, и Дидима, и Евагрия, возобновивших еллинские басни, и прехождения и превращения некоторых тел и душ паки нам представивших на позор, в сонных мечтаниях блуждающого ума, и противу воскресения мертвых нечестиво и нездравомысленно возставших, такожде написанное Феодоритом противу правые веры и противу двенадесяти глав блаженного Кирилла, и, так называемое, письмо Ивы, соборно предали проклятию и отринули. И недавно при царе нашем, блаженные памяти Константине, в сем царствующем граде сошедшогося шестого Собора вероисповедание, которое вящую крепость прияло, когда благочестивый император постановления оного Собора своею печатью, ради достоверности, на все веки утвердил, вновь обязываемся хранить нерушимо. Оно боголюбно изъяснило, как должны мы исповедывать два естественные хотения, или две воли, и два естественные действа в воплотившемся, ради нашего спасения, едином Господе нашем Иисусе Христе, истинном Боге; а тех, которые правый догмат истины извратили и едину волю и едино действо в едином Господе Боге нашем Иисусе Христе людям проповедывали, судом благочестия обвинило, как Феодора епископа Фаранского, Кира Александрийского, Гонория Римского, Сергия, Пирра, Павла, Петра, бывших в сем богоспасаемом граде предстоятелями, Макария Антиохийского епископа, ученика нашего Стефана, и безумного Полихрония, сим образом соблюдая неприкосновенным общее тело Христа Бога нашего. Кратко рекши, постановляем, да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые были светилами в мире, содержа слово жизни, соблюдается твердою и да пребывает до скончания века непоколебимою, вкупе с Богопреданными их писаниями и догматами. Отметаем и анафематствуем всех, которых они отметали и анафематствовали, как врагов истины, вотще скрежетавших на Бога, и усиливавшихся неправду на высоту вознести. Если же кто-либо из всех не содержит и не приемлет вышереченных догматов благочестия, и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных: тот да будет анафема, по определению, прежде постановленному предупомянутыми святыми и блаженными отцами, и от сословия Христианского, как чуждый, да будет изключен и извержен. Ибо мы, сообразно с тем, что определено прежде, совершенно решили, не прилагать что-либо, не убавлять, и не могли бы никоем образом.

Ср. 2 Всел. 1; 3 Всел. 7; 7 Всел. 1; Карф. 1 и 2.

2. Прекрасным и крайнего тщания достойным признал сей святый Собор и то, чтобы отныне, ко исцелению душ и ко уврачеванию страстей, тверды и ненарушимы пребывали принятые и утвержденные бывшими прежде нас святыми и блаженными отцами, а также и нам преданные именем святых и славных Апостолов, восемьдесят пять правил. Поскольку же в сих правилах повелено нам принимать оных же святых Апостолов постановления, чрез Климента преданные, в которые некогда иномыслящие, ко вреду Церкви, привнесли нечто подложное и чуждое благочестия, и помрачившее для нас благолепную красоту Божественного учения: то мы, ради назидания и ограждения Христианской паствы, оные Климентовы постановления благорассмотрительно отложили, отнюдь не допуская порождений еретического лжесловесия, и не вмешивая их в чистое и совершенное Апостольское учение. Согласием нашим запечатлеваем и все прочия священные правила, изложенные от святых и блаженных отец наших, то есть, трехсот восемнадцати богоносных отец, собравшихся в Никее; такожде от отец, собиравшихся во Агвире, и в Неокесарии, равно и в Гангре; кроме сего в Антиохии Сирийской и в Лаодикии Фригийской; еще же ста пятидесяти отцов, сошедшихся в сем Богохранимом и царствующем граде; и двухсот отцов, собравшихся в первый раз в областном граде Эфесе; и шестисот тридцати святых и блаженных отцов, собравшихся в Халкидоне; и от собравшихся в Сардике и в Карфагене; и еще собравшихся паки в сем Богоспасаемом и царствующем граде при Нектарии, предстоятеле сего царствующого града, и при Феофиле, Александрийском архиепископе; такожде правила Дионисия, архиепископа великого града Александрии; Петра, Александрийского архиепископа и мученика; Григория, епископа Неокесарийского, чудотворца; Афанасия, архиепископа Александрийского; Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской; Григория, епископа Нисского; Григория Богослова; Амфилохия Иконийского; первого Тимофея, архиепископа Александрийского; Феофила, архиепископа того же великого града Александрии; Кирилла, архиепископа Александрийского; и Геннадия, патриарха сего богохранимого и царствующого града; еще же и Киприана, архиепископа Африканской страны, и мученика, и Собором при нем бывшем изложенное правило, которое в местах предупомянутых предстоятелей, и токмо у них, по преданному обычаю, сохраняемо было. Никому да не будет позволено вышеозначенные правила изменять, или отменять, или, кроме предложенных правил, принимать другия, с подложными надписаниями составленные некиими людьми, дерзнувшими корчемствовать истиною. Если же кто обличен будет, как некое правило из вышереченных покусился изменить или прекратить: таковый будет повинен против того правила понести епитимию, какую оно определяет, и чрез оное врачуем будет от того, в чем преткнулся.

2-ое правило 6 Всел. Собора является особенно важным потому, что оно перечисляет правила Поместных Соборов и Свв. Отцов, которые с того времени приобретают одинаковое значение с другими правилами Вселенских Соборов. Эти правила по выражению 1 п. 7 Всел. Собора служат для всех православных “свидетельством и руководством.” О всех тех, кто издал эти правила, начиная со Св. Апостолов, правило говорит, что они “от единого и того же Духа быв просвещены, полезное узаконили.” 6 Всел. Собор, утверждая все ранее принятые правила, запрещает их “изменять или отменять.” Тот, кто покусился бы их извратить, подвергнется епитимьи, указанной в том правиле, которое он покусился бы изменить.

3. Поскольку благочестивый и Христолюбивый царь наш предложил сему святому и вселенскому собору, чтобы счисляющихся в клире, и другим Божественное преподающих, представить чистыми и непорочными служителями, и достойными мысленной жертвы великого Бога, который есть и жертва и архиерей, и очистить от скверны, прильнувшей к ним от незаконных браков; и как по сему предмету предлежащие к святейшей Римской церкви предлагали наблюдать строгое правило, а подвластные престолу сего Богохранимого и царствующего града, правило человеколюбия и снисхождения: то мы, отечески и вместе богоугодно совокупив то и другое во едино, да не оставим ни кротости слабою, ни строгости жестокою, особенно при таких обстоятельствах, когда грехопадение, по неведению, простирается на немалое число людей, согласно определяем, чтобы связавшиеся вторым браком, и даже до пятнадцатого дня протекшего месяца января, минувшего четвертого индикта, шесть тысяч сто девяносто девятого года, остававшиеся в порабощении греху, и не восхотевшие изтрезвиться от него, подлежали каноническому извержению из своего чина. Что же касается до тех, которые, хотя впали в таковый грех второбрачия, однако прежде сего нашего определения полезное познали, и зло от себя отсекли, и несвойственное и незаконное совокупление далече отринули, или у которых жены второго брака уже умерли, и которые при том воззрели ко обращению, вновь поучаясь целомудрию, и от прежних своих беззаконий вскоре отбегнув, пресвитеры ли то, или диаконы: о таковых рассуждено, да удержатся от всякого священного служения, или действования, пребывая под епитимиею некоторое определенное время, а честью седалища и стояния да пользуются, довольствуясь председанием, и плача пред Господом, да простит им грех неведения. Ибо несообразно было бы благословлять другого тому, кто должен врачевать свои собственные язвы. Сочетавшихся же с единою женою, если поятая им была вдовица, подобно и тех, которые по рукоположении, приобщились единому врачу, то есть, пресвитеров, диаконов и иподиаконов, по устранении от священнослужения на некое краткое время и по епитимии, паки возстановлять на свойственные им степени, с возбранением возводить их на иную высшую степень, и притом, явно, по расторжении неправильного сожития. Но сие постановили мы для тех, которые, как сказано, до пятьнадцатого дня месяца января, четвертого индикта, обличены в вышеозначенных винах, и токмо для священных лиц; отныне же определяем и возобовляем правило, которое гласит: кто по крещении двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще в списке священного чина (Ап. пр. 17). Так же взявший в супружество вдову или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную, не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще в списке священного чина (Ап. пр. 18).

Повторяя те требования к принимающим священство, какие были уже ранее установлены (см. Ап. пр. 17 и 18 с толкованием их), 6 Всел. Собор уточняет и добавляет всегда существовавшее в Церкви изначала запрещение вступать в брак пресвитерам, диаконам и иподиаконам после рукоположения (ср. 6 пр. 6 Всел. Соб.). Снисхождение, оказанное Собором некоторым категориям клириков, состоящих в не допускаемых канонами браках, теперь не имеют силы, ибо было вынесено только для определенного времени с действием, ограниченным известным сроком.

4. Если кто-нибудь — епископ, пресвитер, диакон, иподиакон, чтец, певец, или придверник — совокупится с женщий посвященной Богу: да будет извержен из своего чина, как Христову невесту поругавший; если же мирянин, да будет отлучен от общения церковного.

Упоминаемая в этом правиле “жена Богу посвященная,” называемая “невестой Христовой,” — это девы, давшие обет “жить в чистоте” (18 пр. Св. Василия Вел.). Чин посвящения этих дев совершал епископ (6 пр. Карфагенского Соб.) и они жили под его наблюдением, разлучившись со своими родителями. Здесь речь идет не о диакониссах, а, скорее, о монахинях. Ср.: 6 Всел. 21; Карф. 36; Василия Вел. 3, 6, 32, 51 и 70.

5. Никто из священного чина, который не имеет при себе живущих лиц неподозрительных, означенных в правиле (3 пр. 1 Всел. Соб.), да не возьмет к себе женщины, или рабыни, этим сохраняя себя от нарекания. Если же кто-либо определенное нами преступит: да будет извержен. Сие же самое да соблюдают и скопцы, предохраняя себя от порицания. А преступающие, если будут из клира, да будут извержены, если же мирские, да будут отлучены.

Правило, на которое ссылается настоящее правило, есть 3 пр. 1 Всел. Собора. Повторяя предписания того правила относительно лиц в священном сане, настоящее правило добавляет к ним и мирян, указывая, что делать это надо, “предохраняя себя от порицания.” Т. об. это правило учит нас, что надо избегать того, что может вызвать соблазн и грех осуждения у ближних. Ср. Вас. Вел. 88.

6. Посколько речено в Апостольских правилах, что из производимых в клир безбрачных, токмо чтецы и певцы могут вступать в брак (Ап. пр. 26), то и мы соблюдая это, определяем: да отныне ни иподиакон, ни диакон, ни пресвитер, не имеет позволения, по совершении над ним рукоположения, вступать в брачное сожительство; если же дерзнет сие учинить, да будет извержен. Но если кто-либо из поступающих в клир, захочет сочетаться с женщиной по закону брака: таковый да творит сие прежде посвящения во иподиакона, или в диакона, или во пресвитера.

В настоящем правиле внимание толкователей останавливалось на том, что здесь слово “рукоположение” отнесено не только к диаконам, но и к иподиаконам, как будто последние не суть члены низших степеней клира вопреки догматическому учению Церкви о существовании трех, а не более, степеней священства. В объяснение этого недоумения можно привести слова Св. Патриарха Тарасия на 7 Всел. Соборе по поводу того же термина в 8 пр. 1 Всел. Собора: “Слово рукоположение могло быть здесь сказано просто о благословении, а не о хиротонии.” Ср. Ап. 26; 4 Всел. 14; 6 Всел. 13; Анк, 10; Неокес. 1; Карфагенский 20.

7. Поскольку мы узнали, что в некоторых церквах диаконы имеют церковные должности, и посему некоторве из них, попустив себе дерзость и своеволие, председят пресвитерам, того ради определяем: диакону, если бы имел и достоинство, то есть, какую-либо церковную должность, не занимать места выше пресвитера, разве когда, представляя лице своего патриарха или митрополита, прибудет во иный град для некоего дела, ибо тогда, как занимающий его место, будет почтен. Если же кто с насилием и наглостью дерзнет сие творить: таковый, быв низведен от своей степени, да будет последний из всех в том чине, к которому он сопричислен в своей церкви. Понеже Господь наш не любить председания убеждает в учении, предложенном у святого евангелиста Луки, от лица самого Господа нашего и Бога. Ибо Он к званым сказал таковую притчу: егда зван будешь кем на брак, не сяди на переднем месте, да кто честнее тебя будет в званых, и пришед иже тебя звавый и оного, речет ти, даждь ему место; и тогда начнеши со стыдом последнее место держать. Но егда зван будеши, сяди на последнем месте, да егда приидет звавый, речет ти: друже посяди выше; тогда будет ти слава пред возлежащими с тобою. Яко всяк возносящийся, смирится, и смиряющийся, вознесется (Лук. 14:7-12). Сие же самое да соблюдается и в прочих степенях священного чина — ибо мы ведаем, что достоинства или должности духовные превосходнее должностей, относящихся к миру (т. е. должность пресвитера важнее должности великого эконома или евдика).

См. объяснение к 18 пр. 1 Всел. Собора. Правило допускает отступление от нормы только в тех случаях, когда диакон прибыл бы в какой-нибудь город как представитель Патриарха или епископа, что бывало в древности поскольку диаконы больше имели участие в епархиальном управлении, чем пресвитеры. Однако, в указанном случае честь диакону, как представителю епископа оказывалась не в богослужении, а в собраниях вне храма. Ср. Лаод. 20

8. Установленное святыми отцами нашими, желая и мы во всем сохранять, возобновляем такожде и правило (4 Всел. Собора правило 10), повелевающее быть ежегодно соборам епископов каждые области там, где епископ митрополии усмотрит за лучшее. Но как, по причине набега варваров и по иным случайным препятствиям, предстоятели церквей, не имеют возможности составлять соборы дважды в год, то рассуждено: для могущих, как вероятно, возникать церковных дел, в каждой области, всемерно быть собору реченных епископов единожды в год, между святым праздником Пасхи, и между исходом месяца октября каждого года, в том месте, которое, как выше речено, изберет епископ митрополии. А епископам, которые не придут на собор, хотя находятся в своих градах, и притом пребывают в здравии, и свободны от всякого необходимого и неотложного занятия, братолюбно изъявить порицание.

См. объяснение к 37 Ап. правилу. Настоящее правило подчеркивает, что участие в Соборе для епископов не есть осуществление права, а есть исполнение долга. Поэтому тем из них, кто не прибыл бы на Собор по нежеланию, а не вследствие важных препятствий, постановлено “братолюбно изъявить порицание.”

9. Никакому не позволяется держать корчемницу. Ибо если не позволено таковому входить в корчемницу, то тем более служить в ней другим, и упражняться в том, что ему неприлично. Если же кто что-либо такое соделает: или да престанет, или да будет извержен.

Ср. Ап. 54 с объяснением.

10. Епископ, пресвитер, или диакон, взимающий лихвы, или так именуемые сотые, или да престанет, или да будет извержен.

См. объяснение 44 Ап. правила.

11. Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

См. объяснение 7 прав. Св. Апостолов. В просторечии опресноки, о которых идет речь в настоящем правиле, называются мацою.

12. Дошло до сведения нашего и то, что в Африке, Ливии, и в иных местах некоторые из тамо сущих боголюбезнейших предстоятелей (предстоятель — вместо имени Епископа), и по совершившимся над ними рукоположении, не оставляют жити купно со своими супругами, полагая тем претыкание и соблазн другим. Имея убо великое тщание, дабы все устроить к пользе порученных паств, признали мы за благо, да не будет отныне ничего такового. Сие же глоголем не ко отложению, или превращению Апостольского законоположения, но прилагая попечение о спасении и о преуспеянии людей на лучшее, и о том, да не допустим какого либо нарекания на священное звание. Ибо глоголет Божественный Апостол: вся во славу Божию творите; безпреткновенны бывайте иудеям, и эллинам, и Церкви Божией, как и я во всяком всем угождаю, не ища своей пользы, но многих, да спасутся. Подражатели мне бывайте, как и я Христу (1 Коринф. 10:31–33; 11:1). Если же кто усмотрен будет сие не творящий, да будет извержен.

Отцы 6 Всел. Собора, предписывая безбрачие епископам, не вносили ничего нового, а зафиксировали уже вошедшее в жизнь Церкви обыкновение. Т. о., жизнь некоторых епископов в Африке и Ливии в супружестве являлась исключением, “полагая тем претыкание и соблазн другим.” Блаж. Феодорит в толковании на 1 Тим. 3:2 объясняет, что в свое время Апостол должен был допускать женатых в епископат, ибо проповедь евангелия была в зародыше; язычники не имели понятия о девстве, иудеи же не допускали его, так как рождение детей считалось благословением. Однако, Апостол Павел писал о превосходстве девства над супружеской жизнью. Возникшее затем монашество дало Церкви самых выдающихся иерархов и уже в начале 4 века на безбрачие епископа смотрели, как на явление, лежащее в основе церковного устройства. Император Константин приветствовал собравшихся на 1 Всел. Собор епископов, как представителей девственной чистоты. “Без всякого закона, — пишет проф. В. В. Болотов, — практически безбрачие епископов становилось все более обычным” (Лекции по Истории древней Церкви. История Церкви в период Вселенских Соборов, СПБ, 1913, 3, стр. 145). Т. о. 12 правило вводит в писанный закон то, что несколько веков уже существовало в практике Церкви и стало ее преданием. Ср. 6 Всел. 30 и 48.

13. Поскольку мы узнали, что в Римской Церкви, в виде правила, предано, чтобы те, которые имеют быть удостоены рукоположения во диакона, или пресвитера, обязывались не сообщаться более со своими женами: то мы, последуя древнему правилу Апостольского благоустройства и порядка, соизволяем, чтобы сожитие священнослужителей по закону и впредь пребыло ненарушимым, отнюдь не расторгая союза их с женами, и не лишая их взаимного в приличное время соединения. И тако, кто явится достойным рукоположения во иподиакона, или во диакона, или во пресвитера, таковому отнюдь да не будет препятсятвием к возведению на таковую степень сожитие с законною супругою; и от него во время поставления да не требуется обязательства в том, что он удержится от законного сообщения со своей женой; дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный и Им в Его пришествии благословенный брак. Ибо глас Евангелия вопиет: что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19:6). И Апостол учит: брак честен, и ложе нескверно (Евр. 13:4). Такожде: привязался еси жене, не ищи разрешения (1 Кор. 7:27). Знаем же, что и в Карфагене собравшиеся, имея попечение о чистоте жизни священнослужителей, положили, чтобы иподиаконы, прикасающиеся священным тайнствам, и диаконы, и пресвитеры, в свои урочные времена, воздерживалися от сожительниц своих. Таким образом, и от Апостолов переданное, и от самой древности соблюдаемое, и мы подобно да сохраним, зная время всякой вещи, и наипаче поста и молитвы. Ибо предстоящим алтарю, в то время, когда приступают к святыне, подобает быть воздержанным во всем, да возмогут получить от Бога в простоте просимое. Если же кто-либо, поступая вопреки Апостольским правилам, дерзнет кого-либо из священных, то есть пресвитеров, диаконов, или иподиаконов, лишать союза и обращения с законною женою: да будет извержен. Подобно и если кто, пресвитер, или диакон, под видом благоговения, изгонит жену свою: да будет отлучен от священнослужения, а пребывая непреклонным, да будет извержен.

Настоящее правило принято против римской практики насильственного целибата всего клира. Из-за этого правила, впрочем, внесенного все-таки в Corpus juris canonici, кардинал Гумберт назвал Православную Церковь еретической, зараженной Николаитской ересью (Деян. 6:6), известной своей распутной жизнью. В настоящее время вопреки такому крайнему взгляду, которое особенно высказывалось в 385 г. Папа Сириций, совершенно не допускавший женатого духовенства к священнослужению, брак духовенства допущен не только у униатов, но с особого разрешения и в Западном обряде Католической Церкви. Ср. Ап. 5, 26 и 51; 6 Всел. 30; Гангр. 4; Карф. 3,4, 34, и 81.

14. Правило святых и Богоносных отец наших да соблюдается и в сем: дабы во пресвитера прежде тридесяти лет не рукополагати, если бы человек и весьма достоин был, но отлагати до уреченных лет. Ибо Господь Иисус Христос в тридесятое лето крестился и начал учить. Подобно и диакон прежде двадцатипяти лет, и диаконисса прежде сорока лет да не поставляется.

В Русской Церкви по нужде издавна допускается более раннее рукоположение клириков. Ср. Неокес. 11; Карф. 22.

15. Иподиакон да поставляется не прежде двадцати лет возраста. Если же кто-либо, в какую бы то ни было священную степень поставлен будет прежде определенных лет: да будет извержен.

Ср. Неокес. 11; Карф. 22.

16. Поскольку в книге деяний Апостольских передано, что семь диаконов поставлены от Апостолов: отцы же Неокесарийского собора в постановленных ими правилах ясно рассуждали, что семь диаконов должны быть по правилу, хотя бы то было и в сем великом граде, удостоверяя в сем книгой Деяний: того ради мы, сличив мысль отцев с изречением Апостолов, обрели, что у них было слово не о мужах служащих таинствам, но о служении потребностям трапез. Ибо в книге Деяний написано так: во днех онех умножившимся ученикам, бысть роптание эллинов ко евреям, что были презираемы во вседневнем служении вдовицы их. Призвавше же двенадцать множество учеников, реша: не угодно есть нам оставльшим слово Божие служити трапезам; усмотрите убо, братие, мужей от вас свидетельствованых семь, исполненных Духа Свята и премудрости, их же поставим над службою сею; мы же в молитве и служении Слова пребудем. И угодно бысть слово сие пред всем народом; и ибраша Стефана, мужа исполнена веры и Духа Свята, и Филиппа, и Прохора, и Никанора, и Тимона, и Парамена, и Николая, пришельца Антиохийского, их же поставиша пред Апостолов. Сие изъясняя учитель Церкви Иоанн Златоустый, тако беседует: удивления достойно, како не разделился народ при избрании мужей; како не отринуты им Апостолы. Но должно ведать, какое достоинство имели сии мужи, и какое прияли рукоположение: в степень ли диаконов? — но оные не было в Церквах: в должность ли пресвитеров? — но еще не было никакого епископа, а токмо были одни Апостолы; сего ради думаю, что ни имя диаконов, ни пресвитеров не было известно и употребительно. На основании сего и мы проповедуем, что вышереченные семь диаконов не должны приемлемы быти за служителей таинствам, по изложенному учению, но суть те, которым поручено было домостроительство для общей потребности тогда собранных; и они были для нас в сем случае образцем человеколюбия и попечения о нуждающихся.

15 правило Неокесарийского Собора постановило, что в одном городе не должно быть более семи диаконов. Для согласования его с существовавшей практикой, когда при одной великой церкви в Константинополе было 100 диаконов, отцы Собора разъяснили разницу в служении диаконов, упомянутых в Деяниях Апостолов и диаконов, ныне несущих служение в Церкви.

17. Понеже клирики различных церквей, оставляя свои церкви, в коих они поставлены, перешли к иным епископам, и, без воли своего епископа, определены в чужих церквах, и чрез сие они оказываются непокорными: того ради определяем, дабы от месяца января минувшего четвертого индикта никто из клириков, в какой бы степени кто ни был, не имел права, без увольнительной от своего епископа грамоты, определен быти к иной церкви. Не соблюдающий сего отныне, но постыжающий собою совершившого над ним рукоположение, да будет извержен и сам, и неправильно приявший его.

Ср. Ап. 12 и объяснение его.

18. Клирикам, по причине нашествия варваров, или по иному какому обстоятельству оставившим свои места, повелеваем, когда обстоятельства, или варварские нашествия, бывшия причиной удаления их, удалятся, опять в свои церкви возвращатися, и оных не оставляти надолго без причины. Если же кто пребудет в отсутствии, несогласно с настоящим правилом: да будет отлучен, доколе не возвратится к своей церкви. Тому же самому да подвергается и епископ, его удерживающий.

Ср. Ап. 15 и указанные к нему параллельные правила.

19. Предстоятели церквей должны по вся дни, наипаче же во дни воскресные, поучать весь клир и народ словесам благочестия, избирая из Божественного писания разумения и рассуждения истины, и не преступая положенных уже пределов и предания Богоносных отцов; и если будет изследуемо слово писания, то не инако да изъясняют оное, разве как изложили светила и учители Церкви в своих писаниях, и сими более да удостоверяются, нежели составлениям собственных слов, дабы, при недостатке умения в сем, не уклониться от подобающого. Ибо, чрез учение вышереченных отцов, люди, получая познание о добром и достойном избрания, и о неполезном и достойном отвращения, исправляют жизнь свою на лучшее, и не страждут недугом неведения, но, внимая учению, побуждают себя к удалению от зла, и, страхом угрожающих наказаний, соделывают свое спасение.

Ср. Ап. 58.

20. Да не будет позволено епископу во ином граде, не принадлежащем ему, всенародно учить. Если же кто усмотрен будет творящий сие: да престанет от епископа, и да совершает дела пресвитерства.

Правило это относится к числу других, оберегающих епархии от вмешательства сторонних епископов. Что касается указанного к нему наказания, то Епископ Иоанн Смоленский поясняет: “Это не значит, что виновный против правил епископ должен быть низведен на степень пресвитера (что противно было бы общим правилам Церкви — 4 Всел. Соб. Прав. 29), но значит, что он лишается власти епископской (или, прямее, кафедры) и становится в ряду подчиненных священнослужителей, не лишаясь только священного сана.” Ср. Ап. 14 и 35; Анкир. 18; Антиох. 13 и 22; Сардик. 3 и 11.

21. Оказавшиеся виновными в преступлениях противных правилам и за сие подвергнутые совершенному и всегдашнему извержению из своего чина, и в состояние мирян изгнанные, если, приходя добровольно в раскаяние, отвергают грех, за который лишились благодати, и от оного совершенно устраняют себя: да стригутся по образу клира. Если же самопроизвольно не пожелают того: да растят власы подобно мирянам, как предпочетшие обращение в мире жизни небесной.

Настоящим правилом утверждается, что лицо, лишенное священного сана, не может быть в нем восстановлено. Самое большое снисхождение, которое допускается этим правилом, при условии искреннего раскаяния, — это разрешение такому лицу сохранять внешность клирика. Форма одежды и стрижение волос в разные эпохи были разными, но с очень давнего времени соблюдался принцип, чтобы духовенство и по внешности отличалось от мирян. Ср. 27 пр. того же Собора.

22. Во епископы или в какую бы то ни было степень клира поставляемых за деньги, а не по испытанию и избранию за образ жизни, повелеваем извергать, такожде и тех, коими они поставлены.

См. толкование на 29 Ап. правило. Ср. пр. 4 Всел. Соб. 2; 7 Вс. Соб. 5 и 19; Св. Василия Вел. 90; Посл. Патр. Геннадия и св. Тарасия.

23. Никто из епископов, пресвитеров или диаконов, преподая святое Причастие, да не требует от причащающогося за таковое причащение денег или чего иного. Ибо благодать не продаема, и мы не за деньги преподаем освящение Духа, но неухищренно должно преподавать оное достойным сего дара. Если же кто из числящихся в клире усмотрен будет требующим какого либо рода воздаяния от того, кому преподает святое Причастие: да будет извержен, как ревнитель Симонова заблуждения и коварства.

Правило это имеет значение более широкое, чем только запрещение требовать деньги за причастие. Оно вообще запрещает вымогательство денег за любые таинства, преподаваемые верующим. Такой грех есть всегда нечто близкое к симонии, ибо последняя не есть единственная возможная форма деяния, в котором священник “непродаемую благодать обратит в продажу” (4 Всел. 2).

24. Никому из числящихся в священном чине, ни монаху не позволяется ходить на конские ристалища или присутствовать на позорищных играх. И если кто из клира зван будет на брак, то при появлении игр, служащих к обольщению, да встанет и тотчас да удалится, ибо так повелевает нам учение отцев наших. Если же кто обличен будет в сем: или да престанет, или да будет извержен.

Ср. 6 Всел. 51 и 62; Лаод. 54; Карф. 18.

25. Вместе со всеми прочими возобновляем и то правило (4 Вс. Собора прав. 17), которое заповедует, чтобы по каждой церкви приходы, сущие в селах или предградиях, неизменно оставались под властью правящих ими епископов, и наипаче, если сии в продолжении тридцати лет безпорочно имели оные в свем ведении и управлении. Если же не далее тридцати лет был или будет о них какой спор: то позволительно почитающим себя обиженными, начать о том дело пред областным собором.

См. 17 пр. 4 Всел. Собора и пояснения к нему.

26. Пресвитер, по неведению обязавшийся неправильным браком, пресвитерским седалищем пусть пользуется, согласно с тем, как законоположено нам в священном правиле (Неокес. Собора прав. 9), от прочих же действий пресвитерских да удержится: ибо таковому довольно прощения. Благословлять же другого, долженствующему врачевать собственные язвы, не подобает. Ибо благословение есть преподаяние освящения: но кто его не имеет, по причине греха неведения, тот как преподаст другому? Того ради да не благословляет ни всенародно, ни особо, и да не разделяет другим тела Господня, ни иное служение совершает, но довольствуется священнослужительским местом, да просит со слезами Господа отпустить ему грехи неведения. Само же по себе явствует, что таковый неправильный брак разрушится, и муж отнюдь не будет иметь сожительства с той, чрез которую лишился священнодействия.

См. Василия Вел. 27 и толкование.

27. Никто из числящихся в клире да не одевается в неприличную одежду, ни пребывая во граде, ни находясь в пути, но всякий из них употребляет одежды, уже определенные для состоящих в клире. Если же кто учинит сие: на одну седмицу да будет отлучен от священнослужения.

Еп. Никодим замечает по поводу этого правила: “Правило ясно. Как во времена Трульского Собора предписана была форма одежды для священнослужителей, так и ныне этот вопрос урегулирован законодательством поместных Церквей, и поэтому каждый клирик должен подчиняться; иначе согласно этому правилу, подлежит отлучению от священнослужения на одну седмицу.” Ср. 21 пр. 6 Всел. Собора; 7 Всел. Соб. 16; Гангр. 12 и 21.

28. Понеже уведали мы, что в различных церквах, по некоему усилившемуся обычаю, виноград к алтарю приносится, и священнослужители, соединяя оный с бескровною жертвою приношения, сим образом обоя купно разделяют народу, того ради необходимым признаем, да никто из священнослужителей впредь сего не творит, но да преподают народу едино приношение, во оживотворение и грехов отпущение, приношение же винограда священники да приемлют, как начатки, и, благословляя оный особо, да преподают просящим, во благодарение Подателю плодов, коими, по определению Божию, тела наши возращаются и питаются. Если же кто из чина учинит вопреки заповеданному: да будет извержен от своего чина.

См. толкование 3 Ап. правила.

29. Правило отцев Карфагенского собора повелевает, дабы священнодействие алтаря (Литургия) совершаемо было не иначе, разве людьми неядшими, кроме единого в году дня, в который вечеря Господня совершается (Карф. Собора прав. 48). Святые отцы оные, может быть, по некоторым местным причинам, полезным для Церкви, учинили такое распоряжение. А понеже нас ничто не побуждает оставить благоговейную строгость, то последуя Апостольским и отеческим преданиям, определяем: что не подобает в четыредесятницу, в четверг последния седмицы, прекращать пощение, и тем самым четыредесятницу бесчествовать.

Настоящее правило есть поправка к Карф. 50.

30. Желая вся творить к созиданию Церкви, рассудили мы и в иноплеменнических церквах обретающихся священников благоустроить. Того ради, если они за должное вменяют далее поступать Апостольского правила (5), запрещающого изгонять жену свою под видом благочестия, и более установленного творить мнят, и сего ради, по согласию со своими супругами, удалятся от сообщения друг с другом: определяем, да не имеют более сожительства с оными, ни под каким видом, дабы сим образом явили они нам совершенное доказательство своего ответа. Сие же попустили им, не ради чего иного, разве только ради малодушного помысла их, и еще чуждых и неблагоустроеных нравов.

Настоящее правило имело временное и местное значение для некоторых церквей, находившихся вне пределов греко-римского государства.

31. Определяем, чтобы священнослужители, священнодействующие или крестящие в молитвенных храмах, находящихся внутри домов, творили сие не иначе, как по изволению местного епископа. Того ради, если который клирик не будет соблюдать сего таковым образом, да будет извержен.

58 пр. Лаодикийского Собора запрещало совершать Литургию “в домах,” т. е. не в освященных храмах. Настоящее правило говорит о “молитвенных храминах, находящихся внутри домов,” которые не были освящены епископами. В отмену определения Лаодикийского Собора в них допускается совершение богослужения, но только с разрешения епископа.

32. До сведения нашего дошло, что в Армянской стране совершающие бескровную жертву приносят на святой трапезе едино вино, не растворяя оного водою, приводя в свое оправдание учителя Церкви Иоанна Златоустого, который в толковании на Евангелие от Матфея глоголет сие: чего ради не воду пил воскресший Господь, но вино? — для того, да с корнем исторгнет иную нечестивую ересь. Ибо как суть некие, употребляющие в таинстве воду: того ради указует, что вино употребил и тогда, когда таинство преподавал, и по воскресении, когда предлагал простую трапезу, без таинства, и, указуя на сие, глоголет: от плода лозного (Мф. 26:29), лоза же виноградная вино, а не воду производит. Из сего выводят, будто сей учитель отвергает присоединение воды во святом жертвоприношении. Того ради, дабы таковые не были отныне одержимы неведением, мы открываем православное разумение сего отца. Понеже существовала древняя злая ересь идропарастатов, то есть водоприносителей, которые в своем жертвоприношении, вместо вина, употребляли одну воду: то сей Богоносный муж, опровергая беззаконное учение таковой ереси, и показуя, что они идут прямо против Апостольского предания, употребил вышеприведенные слова. Ибо и он своей Церкви, над коею вверено было ему пастырское правление, передал, присоединять к вину воду, когда надлежит совершать безкровную жертву, указуя на соединение крови и воды, из пречистого ребра Искупителя нашего и Спасителя Христа Бога истекшее к оживотворению всего мира и ко искуплению от грехов. И во всех церквах, где сияли духовные светила, сей Богопреданный чин сохраняется. Понеже и Иаков, Христа Бога нашего по плоти брат, коему первому вверен престол Иерусалимския Церкви, и Василий Кесарийския Церкви архиепископ, коего слава протекла по всей вселенной, письменно передав нам таинственное священнодействие, положили в Божественной литургии, из воды и вина составлять святую чашу. И в Карфагене собравшиеся, преподобные отцы, сии точно слова изрекли: да не приносится во святом таинстве ничто более, точию тело и кровь Господня, как и сам Господь передал, то есть хлеб и вино, водою растворенное. Если же кто, епископ, или пресвитер, творит, не по переданному от Апостолов чину, и воду с вином не соединяя, сим образом приносит пречистую жертву: да будет извержен, как несовершенно таинство возвещающий, и преданное нововведением повреждающий.

33. Понеже мы уведали, что в Армянской стране приемлют в клир токмо тех, кои суть из священнического рода, в чем Иудейским обычаям последуют тако творить предприемлющие, и некоторые из таковых, и не получив церковнослужительского пострижения, поставляются священнопевцами и чтецами Божественного храма: то полагаем, да не будет отныне позволено желающим возвести некоторых в клир, впредь взирать на род производимого; но испытывая, достойны ли они, по изображенным в священных правилах определениям, быть сопричисленным к клиру, да производят их в служителей церкви, хотя бы они происходили от посвященных предков, хотя бы нет. Такожде никому да не будет позволено с амвона возглашать Божественные словеса народу, по чину сопричтенных к клиру, разве кто будет удостоен посвящения с пострижением и получит благословение от своего пастыря, согласно с правилами. Если же кто усмотрен будет творящим вопреки предписанному: да будет отлучен.

Правило было вызвано тем, что у армян принимались в клир только лица духовного происхождения. Кроме того лица такого происхождения допускались в чтецы и певцы без посвящения. Правило осуждает такой порядок, как противоречащий 15 пр. Лаодикийского Собора. Ср. 7 Всел. 14.

34. Понеже священное правило (4 Всел. Собора пра. 18) ясно возвещает и сие, что преступление соумышления, или составления скопища, и внешними законами совершенно воспрещено: много же паче надлежит воспретить, да не бывает сие в Церкви Божией, то и мы тщимся соблюдать, да, если некие клирики, или монахи усмотрены будут вступающими в соумышления или скопища, или строющими ковы епископам или соклирикам, — совсем да низвергаются со своей степени.

Ср. пр. Ап. 31; 4 Всел. 18; Карф. 10; Двукр. 13, 14 и15.

35. Да не будет позволено никому из митрополитов по смерти епископа, подвластного его престолу, отнимать или присвоять имение его, или церкви его, но да состоит оно под охранением клира тоя церкви, коея предстоятелем был представившийся, даже до произведения иного епископа; разве когда не останется клириков в оной церкви. Тогда митрополит да соблюдает оное в целости и все да передаст епископу, который поставлен будет.

Ср. пр. Ап. 40; 4 Всел. 22 и 25; Антиох. 24; Карф. 31 и 92.

36. Возобновляя законоположенное сто пятидесятью Святыми отцами, собравшимися в сем Богохранимом и царствующем граде (2 Вс. Собора прав, 3), и шестьсот тридцатью собравшимися в Халкидоне (4 Вс. Собора прав. 28), определяем: да имеет престол Константинопольский равные преимущества с престолом древнего Рима, и как сей, да возвеличивается в делах церковных, будучи вторым по нем; после же оного да числится престол великого града Александрии, потом престол Антиохийский, а за сим престол града Иерусалима.

Ср. пр. 1 Всел. 6 и 7; 2 Всел. 2 и 3; 4 Всел. 28.

37. Понеже в разные времена были варварския нашествия, и от того множайшие грады стали порабощены беззаконными, и по сей причине предстоятелю такового невозможно было, по совершении над ним рукоположения, прияти свой престол, утвердитися на нем в состоянии священноначальственном, и тако по преданному обычаю, рукоположения и все, что епископу свойственно, производить и совершать, того ради мы, соблюдая священству честь и уважение и желая, чтобы порабощение от язычников отнюдь не действовало ко вреду церковных прав, постановили: да тако рукоположенные и, по вышеизложенной причине, на свои престолы не вступившие не подлежат за сие предосуждению; почему и рукоположения в разные степени клира, по правилам, да совершают, и преимуществом председания да пользуются, и всякое происходящее от них начальственное действие да будет призначаемо твердым и законным. Ибо нуждою времени и препятствиями в соблюдении точности не должны стесняемы быть пределы управления.

Ср. пр. Ап. 36; 6 Всел. 39; Анкир. 18; Антиох. 18.

38. Отцами нашими положенное сохраняем и мы правило, гласящее тако: если царскою властью вновь устроен, или впредь устроен будет град: то гражданским и земским распределением да следует и распределение церковных дел (4 Всел. Собора прав. 17).

Ср. 2 Всел. 3; 4 Всел. 17.

39. Понеже брат и сослужитель наш Иоанн, предстоятель острова Кипра, купно со своим народом, по причине варварских нашествий, и дабы освободиться от языческого рабства, и верно покорствовать скипетру Христианской державы, из упомянутого острова переселился в Геллеспонсткую область промышлением человеколюбивого Бога и тщанием Христолюбивого и благочестивого царя нашего, то мы постановляем: да будут сохранены неизменными преимущества, данные престолу выше наименованного мужа, от Богоносных отец, во Эфесе некогда собравшихся, да имеет новый Иустинианополь права Костантинополя, и учреждаемый в оном Боголюбезнейший епископ да начальствует над всеми епископами Геллеспонския области, и да будет поставляем от своих епископов по древнему обычаю. Ибо и Богоносные отцы наши рассудили, да будут соблюдаемы обычаи каждые Церкви, и епископ града Кизического подчиняется предстоятелю реченного Иустинианополя, по примеру всех прочих епископов, подвластых вышереченному Боголюбезнейшему предстоятелю Иоанну, от которого, когда потребно будет, и самого Кизика града епископ да поставляется.

Настоящее правило служит основанием для существования Русской Зарубежной Церкви. Оно оправдывало принятие Высшего Церковного Управления Юга России в Константинополе и предоставление ему там прав юрисдикции над русскими беженцами, а потом для обоснования Русского Церковного Управления в виде Соборов и Синода на территории Сербской Православной Церкви.

40. Понеже присоединяться Богу, чрез удаление от молвы житейския, весьма спасительно, то мы должны не без испытания безвременно принимать избирающих житие монашеское, но и в отношении к ним соблюдать переданное нам от отцев постановление: и сего ради должно принимать обет жизни по Богу, как уже твердый и происходящий от ведения и рассуждения, после полного раскрытия разума. И тако намеревающийся вступить под иго монашества да будет не менее, как десятилетний, но и для такового во власти начальствующого состоит разсмотрение, не признает ли он за полезнейшее продолжить ему время, пред введением в жизнь монашескую и утверждением в оной. Ибо хотя великий Василий в священных его правилах законополагает, чтобы добровольно посвящающую себя Богу и избирающую девство по исполнении ей семнадцати лет сопричислять к чину дев; однако мы, последуя примеру правил о вдовицах и диакониссах, по соответствию определии: для избравших житие монашеское вышереченное число лет. Ибо у Божественного Апостола предписано: шестидесяти лет вдовицу избирать в Церкви (1 Тим. 5:9); а священные правила передали диакониссу поставлять сорока лет: понеже усмотрено, что Церковь, благодатию Божией, прияла большую крепость и преспеяние, и верные в соблюдении Божественных заповедей тверды и благонадежны. Сие и мы совершенно уразумев, сообразно с сим определили: намеревающегося начать подвиги по Богу, скоро знаменать знамением благодати, как некоею печатью, сим самым споспешествуя ему не коснеть долго, не колебаться, более же поощряя его к избранию добра и ко утверждению в оном.

Исходя из того, что Православие укрепилось, настоящее правило понижает возраст для пострижения в монашество по сравнению с указанным в 18 правиле Василия Великого. Ср. Карф. 140.

41. Желающие во градах, или в селениях удаляться в затворы и себе в уединении внимать должны первее входить в монастырь, приобучаться к житию отшельническому, повиноваться в течении трех лет начальнику обители в страхе Божием, и во всем, как подобает, послушание исполнять, и тако изъявлять свое произволение на таковую жизнь и испытываться от местного настоятеля: от всего ли сердца добровольно присоединяются к оной. Посему и еще в продолжении года должны терпеливо пребыть вне затвора, дабы более намерение их открылось. Ибо тогда они подадут совершенное удостоверение в том, что не ради искания тщетные славы, но ради самого истинного блага, стремятся к сему безмолвию. По исполнении же толикого времени, если пребудут в том же намерении, да вступают в затворничество; но им уже не позволяется исходить, по произволению, из такового пребывания; разве когда сего потребует общественное служение или польза, или иная необходимость, претящая даже смертью, и то с благословением местного епископа. Дерзающих же без реченных причин исходить из своих обитаний, во-первых, заключать в упомянутом затворе и противу желания их; затем постами и иными строгостями их исправлять; понеже ведаем, как по реченному в Писании: никтоже возложивший руку на рало и обращающийся вспять, управлен есть в Царствие Небесное (Лук. 9:62).

Ср. 4 Всел. 4; Двукр. 4.

42. Об именуемых пустынниках, которые в черных одеждах и с отращенными власами, обходят грады, обращаясь среди мирских мужей и жен, и безславят обет свой, определяем: если восхотят, постригши власы, прияти образ прочих монашествующих, то определять их в монастырь и причислять к братиям. Если же не пожелают сего, то совсем изгонять их из градов, и жить им в пустынях, от коих и именование себе составили.

Ср. 4 Всел. 4; Двукр. 4.

43. Позволительно христианину избрать подвижническое житие, и, по оставлении многомятежной бури житейских дел, вступить в монастырь, и пострищися по образу монашескому, если бы и обличен был в каком-либо грехопадении. Ибо Спаситель наш Бог рек: грядущого ко Мне не изжену вон (Ин. 6:37). Понеже убо монашеское житие изображает нам жизнь покаяния, то искренно присоединяющогося к оному одобряем; и никакой прежний образ жизни не воспрепятствует ему исполнить свое намерение.

Ср. 4 Всел. 4; Двукр. 2 и 4.

44. Монах, обличенный в любодеянии или поемший жену в общение брака и сожития, да подлежит по правилам епитимии блудодействующих.

Ср. 4 Всел. 16; Анкир. 19; Василия Вел. 6, 18, 19 и 60.

45. Понеже мы уведали, что в неких женских монастырях, приводящие имеющих сподобиться оного священного образа, первее облекают их шелковыми разноцветными одеждами, испещренными златом и дрогоценными камнями, и с приступающих таким образом ко алтарю, снимают столь великолепное одеяние, и в тот же час над ними совершается благословение образа монашеского, и их облекают в черное одеяние, того ради определяем: да отныне сего отнюдь не бывает. Ибо неблагоприлично, чтобы, по собственному произволению, отложившая уже всякую приятность житейскую, возлюбившая жизнь по Боге, утвердившаяся в оной непреклонными мыслями и тако к монастырю приступившая, чрез таковое тленное и исчезающее украшение возвратилась к воспоминанию о том, что уже предала забвению, и от сего явилась бы колеблющеюся и возмутилась в душе, по подобию волн потопляющих, туда и сюда вращающих, так что, иногда и проливая слезы, не являет она тем сердечного сокрушения; но если, что свойственно есть, и упадет малая некая слеза, то и сия видящим возомнится происходящею не толико от усердия к подвигу монашескому, колико от разлучения с миром и с тем, что в мире.

46. Избравшие подвижническое житие и определенные в монастыри, отнюдь да не исходят. Если же неизбежная некая нужда побудит их к сему: да делают сие по благословению и соизволению настоятельницы; но и тогда исходить должны не одне сами по себе, а с некоторыми старицами, и с первенствующими в монастыре, по повелению игумении. Ночевать же вне монастыря совсем не позволяется им. Такожде и мужи, проходящие житие монашеское, да исходят, когда настоит нужда, по благословению того, кому вверено начальство. Посему те, кои преступают сие нами постановленное определение, мужи или жены, да подвергнутся приличным епитимиям.

Ср. 6 Всел. 47.

47. Ни жена в мужском монастыре, ни муж в женском да не спит. Ибо верные должны быть чужды всякого преткновения и соблазна, и благоучреждать жизнь свою сообразно с благоприличием и благоприступанием ко Господу (1 Кор. 7:35). Если же кто сие учинит, клирик ли, или мирянин: да будет отлучен.

Ср. 7 Всел. 18 и 20.

48. Жена производимого в епископское достоинство, предварительно разлучается с мужем своим, по общему согласию, по рукоположении его во епископа, да вступит в монастырь, далеко от обитания сего епископа созданный, и да пользуется содержанием от епископа. Если же достойна явится: да возведется в достоинство диакониссы.

Ср. 6 Всел. 12.

49. Возобновляя и сие священное правило (4 Вс. Собора прав. 24), определяем, дабы единожды освященные, по изволению епископа, монастыри пребывали навсегда монастырями, и принадлежащее оным имение соблюдалось монастырю, и дабы оные уже не могли быть мирскими обиталищами, и ни кем не могли быть переданы мирским человекам. Если же доныне сие и случалось с некими из оных, то определяем: да отнюдь не будут удерживаемы; дерзающие же от настоящого времени творить сие, да подлежат епитимии по правилам.

Ср. Ап. 38; 4 Всел. 24; 7 Всел. 12, 13 и 17; Двукр. 1.

50. Никто из мирян и клириков впредь да не предается предосудительной игре. Если же кто усмотрен будет творящим сие: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен от общения церковного.

Ср. Ап. 42 и 43.

51. Святый вселенский собор сей совершенно возбраняет быть смехотворцам, и их зрелищам, такожде и зрелища звериные творить и плясания на позорищи. Если же кто настоящее правило презрит, и предастся которому-либо из сих возбраненных увеселений: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет отлучен от общения церковного.

Ср. 6 Всел. 24; Лаод. 54; Карф. 18.

52. Во все дни поста святые четыредесятницы, кроме субботы и воскресения и святого дня Благовещения, святая литургия бывает не иная, как преждеосвященных даров.

Хорошее объяснение этого правила дает Еп. Иоанн Смоленский: “Так как четыредесятница есть время всеобщего для христиан покаяния и исповедания грехов, то Св. Церковь всех их на это время подвергает как бы епитимьи, которую в другое время налагают только на некоторых, именно: предлагает верующим только чтение молитвословий и слова Божия, но не дает им видеть совершение таинства тела и крови Христовой. Но для немощных духом и телом, и вообще для того, чтобы продолжительным лишением св. даров не ослабить нашего духа, Церковь являет нам в продолжении седмиц поста дары преждеосвященные…. Литургия есть священнодействие торжественное…. Но четыредесятница есть время сердечного сокрушения о грехах…. Поэтому Церковь и неприличным признает, и как бы не дерзает в сокрушении духа совершать в эти дни полную литургию.” (Опыт Курса Церковного Законоведения, т. 1 стр. 459–560).

53. Понеже сродство по духу есть важнее союза по телу, а мы уведали, что в неких местах, некоторые восприемлющие детей от святого и спасительного крещения после сего вступают в брачное сожительство с матерями их, вдовствующими, то определяем: дабы от настоящого времени ничто таковое не было творимо. Если же которые, по настоящем правиле, усмотрены будут творящие сие: таковые, во-первых, да отступят от сего незаконного супружества, потом да будут подвергнуты епитимии любодействующих.

Духовное родство образовывается при восприемничестве между восприемниками и крестником, восприемником и родителями его крестника. В Византии по аналогии между кровным и духовным родством были законы, запрещающие браки при духовном родстве до 7-ой степени включительно, но для этого не было канонического основания. Российский императорский закон в строгом соответствии в пр. 6 Всел. 53 предписывал что: “1) восприемник не может взять в жены свою духовную дочь (1-ая степ.) и 2) кум не может жениться на овдовевшей матери своей духовной дочери (2-ая степ.)”.

54. Божественное писание ясно научает нас: да не приступиши ко всякому ближнему плоти своея открыти срамоты его (Лев. 18:6). Богоносный Василий, в правилах своих, некоторые из запрещенных браков исчислил, а весьма многие прешел молчанием, и чрез то и другое устроил нам полезное. Ибо, избегая множества постыдных именований, дабы таковыми названиями не осквернить слова, он означил нечистоты общими наименованиями, чрез кои показал нам беззаконные браки в общем виде. Но понеже, чрез таковое молчание и неразличительное запрещение беззаконных браков, естество само себя смешивало, то мы признали нужным открыто изложить сие, и определяем отныне: если кто совокупляется в общение брака со дщерью брата своего, или если отец и сын с матерью и дщерью, или с двоюродными сестрами отец и сын, или с двоюродными братьями матерь и дочь, или двоюродные братья с двоюродными сестрами, — да подвергаются правилу семилетней епитимии, явно по разлучении их от беззаконного супружества.

Слово”exadelphi” в Книге Правил переведено как “двоюродная сестра.” Однако, на самом деле это значит дщерь брата, т. е. племяница. Ср. Неок. 2; Вас. Вел. 23, 78 и 87; Тим. Ал. 11.

55. Поскольку мы уведали, что обитающие во граде Риме, во святую четыредесятницу, в субботы ея постятся, вопреки преданному церковному последованию, то святому собору угодно, да и в Римской церкви ненарушимо соблюдается правило, глаголющее: если кто из клира усмотрен будет во святый день Господень, или в субботу постящийся, кроме единые токмо, да будет извержен, если же мирянин, да будет отлучен (Ап. пр. 64).

Ср. Ап. 64 и Гангр. 18.

56. Уведали мы такожде, что в Армянской стране и в иных местах в субботы и воскресные дни святые четыредесятницы, ядят некоторые сыр и яица. Того ради за благо признано и сие, да Церковь Божия, по всей вселенной, следуя единому чину, совершает пост и воздерживается, как от всякого заклаемого, так и от яиц и сыра, которые суть плод и произведения того, от чего воздерживаемся. Если же сего не будут соблюдать: то клирики да будут извержены, а миряне да будут отлучены.

Ср. Ап. 64 и 69.

57. Не подобает приносить ко алтарю мед и молоко.

Ср. Ап. 3 и Карф. 46 с объяснениями.

58. Никто из состоящих в разряде мирян да не преподает себе Божественные тайны, когда есть епископ или пресвитер, или диакон. Дерзающий же на что-либо таковое, как поступающий противу чиноположения, на едину неделю да будет отлучен от общения церковного, вразумляяся тем не мудрствовать более, еже подобает мудрствовать (Рим. 12:3).

В первые века христианства, особенно во время гонений, случалось, что верующие уносили домой св. причастие и причащались сами, своими руками. Однако, это влекло за собой преступления недостатка благоговения. Кроме того, вследствие этого обыкновения некоторые миряне и в храме хотели сами себе подавать причастие, а не принимать его из рук священников. Настоящее правило устраняет такое злоупотребление и неуместную претензию мирян.

59. Крещение да не совершается в молитвеннице, внутри дома обретающейся: но хотящие удостоиться пречистого просвещения к Кафолическим Церквам да приходят и там сего дара да сподобляются. Если же кто обличен будет не хранящим постановленного нами: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

Строгость сего правила, в случаях необходимости и несомнительных, облегчать дана власть Епископу, 31 правилом сего же Собора. Ср. 6 Всел. 31 и объяснение.

60. Поскольку Апостол вопиет, что присоединяющийся Господу, един дух есть с Господом (1 Кор. 6:17): то явно есть, что и противнику себе усвояющий бывает едино с ним, по общению. Посему рассуждено: лицемерно беснующихся и таковый образ действий, по злости нравов, притворно на себя приемлющих наказывать всяким образом и подвергать их таким же суровостям и трудам, каковым подлинно беснуемые, ради освобождения от демонского действия праведно подвергаются.

Ср. Ап. 79; Василия Вел. 83.

61. Предающиеся волшебникам, или так именуемым стоначальникам (старейшие волхвы), или другим подобным, дабы узнать от них, что восхотят им открыть, согласно с прежними отеческими о них постановлениями, да подлежат правилу шестилетней епитимии. Той же епитимии надлежит подвергать и тех, которые водят медведиц, или иных животных, на посмешище и на вред простейших, и соединяя обман с безумием, произносят гадания о счастье, о судьбе, о родословии и много других подобных толков; равно и так именуемых облакогонителей, обаятелей, делателей предохранительных талисманов и колдунов. Закосневающих же в сем и не обращающихся и не убегающих от таковых пагубных и языческих вымыслов определяем совсем извергать из Церкви, как и священные правила повелевают. Ибо, какое общение света ко тьме, как глоголет Апостол: или кое сложение Церкви Божией со идолы; или кая часть верному с неверным; кое же согласие Христа с велиаром? (2 Кор. 6:14–16).

Ср. 6 Всел. 65; Анкир. 24; Лаод. 36; Василия Вел. 65, 72, 81 и 83; Григория Нисск. 3.

62. Так называемые календы, вота, врумалия и народное сборище в первый день месяца марта желаем совсем исторгнуть из жития верных. Такожде и всенародные женския плясания, великий вред и пагубу наносить могущия, равно и в честь богов, ложно так эллинами именуемых, мужеским или женским полом производимые плясания и обряды, по некоему старинному и чуждому Христианского жития обычаю совершаемые, отвергаем, и определяем: никакому мужу не одеваться в женскую одежду, ни жене в одежду мужа свойственную; не носить личин комических или сатирических, или трагических; при давлении винограда в точилах не возглашать гнусного имени Диониса, и при вливании вина в бочки не производить смеха, и, по невежеству, или в виде суеты, не делать того, что принадлежит к бесовской прелести. Посему тех, которые отныне, зная сие, дерзнут делать что-либо из вышесказанного, если суть клирики, повелеваем извергать из священного чина, если же миряне, отлучать от общения церковного.

Под именем календ, запрещается празднование первого дня каждого месяца, с обрядами и увеселениями от язычества происшедшими, под именем Вота, — остатки языческого празнования в честь Пана; под именем Врумалия, — остатки празднования в честь языческого божества Диониса или Вакха, коего одно из названий есть Вромий. Ср. 6 Всел. 24, 51 и 65; Лаод. 54; Карф. 55 и 74.

63. Повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обезславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию, повелеваем не обнародовать в церквах, но предавать оные огню. Приемлющих же оные или внимающих оным, как будто истинным, анафематствуем.

Ср. Ап. 60; 7 Всел. 9; Лаод. 59.

64. Не подобает мирянину пред народом произносить слово, или учить, и тако брать на себя учительское достоинство, но повиноваться преданному от Господа чину, отверзать ухо приявшим благодать учительского слова и от них поучаться Божественному. Ибо в единой Церкви разные члены сотворил Бог, по слову Апостола (1 Кор. 12:27), которое изъясняя, Григорий Богослов ясно показывает находящийся в них чин, глаголя: сей, братия, чин почтим, сей сохраним; сей да будет ухом, а тот языком; сей рукою, а другой иным чем-либо; сей да учит, тот да учится. И после немногих слов далее глоголет: учащийся да будет в повиновении, раздающий да раздает с веселием, служащий да служит с усердием. Да не будем все языком, если и всего ближе сие, ни все Апостолами, ни все Пророками, ни все истолкователями. И после неких слов еще глаголет: почто твориши себя пастырем, будучи овцею? почто делаешься главою, будучи ногою? почто покушаешься военачальствовать, быв поставлен в ряду воинов? И в другом месте повелевает премудрость: не буди скор в словах (Еккл. 531): не распростирайся убог сый с богатым (Притч. 23:4): не ищи мудрых мудрейший быти. Если же кто усмотрен будет нарушающим настоящее правило: на сорок дней да будет отлучен от общения церковного.

Главным образом смысл этого правила в запрещении мирянам публичной проповеди в храме о предметах веры. Но, вместе с тем, оно говорит и вообще о соблюдении мирянами указанного им в Церкви места в послушании иерархии. Единственный полноправный учитель в Церкви — епископ и по его полномочию это служение совершают пресвитеры. Еп. Никодим полагает, что на основании этого правила даже надгробные речи миряне могут произносить только с особого, каждый раз, благословения епископа. В нынешней практике признается достаточным благословение совершающего погребение священника. Ср. 7 Всел. 14; Лаод. 15.

65. В новомесячия возжигания некоторыми пред своими лавками или домами костров, чрез кои, по некоторому старинному обычаю, безумно скачут, повелеваем отныне упразднить. Посему если кто учинит что-либо таковое: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен. Ибо в четвертой книге Царств написано: и сотвори Манассия алтарь всей силе небесней на дву дворех дома Господня, и проводаше сыны своя чрез огонь, и вража и волхования творя, и сотворил чревовещателей, и волшебниц умножил, и умножил творить лукавое пред очами Господними, еже прогневлять Его (4 Цар. 21:5–6).

Ср. 6 Всел. 62

66. От святого дня воскресения Христа Бога нашего до недели новые, во всю седмицу верные должны во святых церквах непрестанно упражняться во псалмах и пениях и песнях духовных, радуясь и торжествуя во Христе и чтению Божественных Писаний внимая, и святыми тайнами наслаждаясь. Ибо таким образом со Христом купно воскреснем и вознесемся. Того ради отнюдь в реченные дни да не бывает конское ристание или иное народное зрелище.

Ср. Карф. 72.

67. Божественное писание заповедало нам воздержаться от крови и удавленины и блуда (Деян. 15:29). Посему, ради лакомствующого чрева, кровь какого бы то ни было животного, каким-либо искуством приуготовляющих в снедь, и тако оную ядущих, благоразсмотрительно епитимии подвергаем. Если убо кто отныне ясти будет кровь животного каким-либо образом: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

Ср. Деян. 15:29; Ап. 63; Гангр. 2.

68. Книги Ветхого и Нового Завета, такожде святых и признанных наших проповедников и учителей, никому не позволяется повреждать или изрезывать, или книгопродавцам, или так называемым, мироварцам, или иному кому-либо передавать для истребления: разве когда от моли или от воды, или иным образом сделаются неспособными к употреблению. Кто же отныне таковое что-либо делающим усмотрен будет: тот да будет отлучен на год. Равным образом, таковые книги покупающий, если ни у себя не удержит оных для своей пользы, ни другому не отдаст в благодеяние и для хранения, но оные повреждать дерзнет: да будет отлучен.

Правило предписывает благоговейное отношение к книгам Св. Писания и к творениям св. отцов.

69. Никому из всех, принадлежащих к разряду мирян, да не будет позволено входить внутрь священного алтаря. Но по некоему древнему преданию отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхочет принести дары Творцу.

Правило это по нужде теперь часто нарушается. Но еще Митроп. Московский Филарет не допускал в алтарь псаломщиков, состоящих во втором браке и потому лишенных звания чтеца или права ношения стихаря. В женских монастырях допускаются к прислуживанию в алтаре старые монахини.

70. Не позволительно женам, во время Божественные литургии, глаголати, но, по слову Апостола Павла, да молчат. Не повелеся бо им глаголати, но повиноватися, как и закон глаголет. Если ли же чему научиться хотят: в дому своих мужей да вопрошают.

Ср. 1 Кор. 14:34–35; 6 Всел. 64; Лаод. 44.

71. Учащиеся законам гражданским не должны употреблять эллинских обыкновений или быть водимы на зрелища, или совершать так именуемые килистры (жребий, которым учителя разбирали по себе учеников), или одеваться в одежды, не находящиеся в общем употреблении, ни в то время, когда начинают учения, ни тогда, когда оное оканчивают, ни вообще в продолжении оного. Если же кто отныне дерзнет сие делать: да будет отлучен.

Что такое “килистры” не объясняется достаточно убедительно ни Еп. Никодимом, ни греческими комментаторами. По мнению Вальсамона килистры были род жребия, посредством которого учителя разбирали себе учеников. Английский канонист Джонсон кажется ближе всего к истине, полагая, что это атлетические упражнения.

72. Недостойно мужу православному с женою еретическою браком совокупляться, ни православной жене с мужем еретиком сочетаться. Если же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо: брак почитать нетвердым, и незаконное сожитие расторгать. Ибо не подабает смешивать несмешаемое, ни совокуплять с овцою волка, и с частью Христовою жребий грешников. Если же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но если некоторые, будучи еще в неверии и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком, потом один из них избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другой остался во узах заблуждения, не желая воззреть на Божественные лучи, и если при том неверной жене угодно сожительствовать с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по Божественному Апостолу: святится муж неверен от жены, и святится жена неверная от мужа (1 Кор. 7:14).

В браке должно быть не только телесное, но и духовное единство. Последнее не представляется возможным при разности исповедания. Неправославный супруг может сильно влиять на духовную жизнь православного, и это, конечно, отражается и на детях. Статистика показывает, что отсутствие духовного единства пагубно сказывается на семейной гармонии, вследствие чего особенно велик процент разводов смешаных браков. Равным образом, статистика свидетельствует, что смешаные браки приводят к индифферентизму потомства и часто полной утраты веры. Однако, правило разрешает сохранить смешаный брак, когда один из супругов принимает Православие. Современная практика всех Православных Церквей более снисходительна и допускает смешаный брак с христианами некоторых исповеданий, когда они выражают намерение принять Православие (14 пр. 4 Всел.) и когда обещают детей воспитывать в Православной Вере. Ср. Лаод. 10, 31; Карф. 30.

73. Поскольку Животворящий Крест явил нам спасение: то подобает нам всякое тщание употреблять, да будет воздаваема всякая честь тому, чрез что мы спасены от древнего грехопадения. Посему и мыслью, и словом, и чувством поклонение ему принося, повелеваем: изображение Креста, начертываемые некоторыми на земли, совсем изглаждать, дабы знамение победы нашей не было оскорбляемо попиранием ходящих. И так отныне начертывающих на земле изображение Креста повелеваем отлучать.

74. Не должно в местах, посвященных Господу, или в церквах, совершать так называемые трапезы братолюбия, и внутри храма есть, и ложе постилать. Сие же творить дерзающие, или да престанут, или да будут отлучены.

Ср. 6 Всел. 76; Лаод. 28; Карф. 51.

75. Желаем, чтобы приходящие в церковь для пения не употребляли безчинных воплей, не вынуждали из себя неестественного крика, и не вводили ничего несообразного и несвойственного церкви, но с великим вниманием и умилением приносли псалмопения Богу, назирающему сокровенное. Ибо священное Слово поучало сынов Израилевых быть благоговейными (Лев.15:31).

В этом правиле важно наставление для поющих в церкви совершать это благоговейно. Уже Зонара, т. е. в века Византии, в толковании этого правила сетовал на то, что в церковное пение вносится нечто вычурное и театральное. Тем более часто встречается это ныне и требует исправления и постоянной заботы церковной власти об устранении этого явления. Ср. Лаод. 15.

76. Никто не должен внутри священных оград корчемницу, или различные снеди поставлять, или иные купли производить, сохраняя благоговение к церквам. Ибо Спаситель наш и Бог, житием своим во плоти поучая нас, повелел не творить дому Отца Своего домом купли. Он и пеняжникам рассыпал пенязи, и изгнал творящих святый храм мирским местом. Посему, если кто обличен в реченом преступлении: да будет отлучен.

Ср. 6 Всел. 74 и 97.

77. Не должно священнослужителям или причетникам, или инокам мыться в бане, вместе с женами, ни даже всякому христианину-мирянину. Ибо сие есть первое нарекание со стороны язычников. Если же кто в сем обличен будет: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

Ср. Лаод. 30.

78. Готовящимся ко крещению надлежит обучаться вере, и в пятый день седмицы давать обет епископу или пресвитерам.

Ср. 6 Всел. 96; Лаод. 46.

79. Божественное от Девы рождение, как безсеменно бывшее, исповедуя безболезненным, и сие всему стату проповедуя, подвергаем исправлению творящих по неведению, что либо недолжное. Понеже убо некие, по дне святого рождества Христа Бога нашего, усматриваются приготовляющими хлебное печение и друг другу передающими, аки бы в честь болезней рождения всенепорочные Девы Матери: то мы определяем: да не совершают верные ничего такового. Ибо не есть сие честь Деве, паче ума и слова, плотию родившей невместимое Слово, если ея неизреченное рождение определяют, и представляют по примеру обыкнновенного и нам свойственного рождения. Если убо отныне усмотрен будет кто-либо тако творящий: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

80. Если кто, епископ или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея никакой настоятельной нужды или препятствия, которым бы надолго устранен был от своея церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжении трех седмиц, не придет в церковное собрание: то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет отлучен от общения.

Ср. Сардик. 11.

81. Понеже мы уведали, что в неких странах, в трисвятой песни после слов: Святый Безсмертный, в качестве дополнения, возглашают: распныйся за ны, помилуй нас; но сие древними святыми отцами, как чуждое благочестия, от сея песни отринуто, купно с беззаконным еретиком, нововводителем сих слов, то и мы прежде благочестно постановленное святыми отцами нашими утверждая, по настоящем определении, таковое слово в церкви приемлющих или иным каким-либо образом к трисвятой песни примешивающих, анафематствуем. И если нарушитель постановленного есть священного чина, то повелеваем обнажать его от священного достоинства, если же мирянин или монах, — отлучать от общения церковного.

Это правило, равно как и несколько других правил 6 Всел. Собора (32, 33, 56 и 99), направлено против армян.

82. На некоторых честных иконах изображается перстом Предтечевым показуемый агнец, который принят во образ благодати, чрез закон показуя нам истинного агнца, — Христа Бога нашего. Почитая древние образы и сени, преданные Церкви, как знамения и предначертания истины, мы предпочитаем благодать и истину, приемля оную, как исполнение Закона. Сего ради, дабы и искуством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ агнца, вземлющего грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представлять по человеческому естеству, вместо ветхого агнца; да чрез то созерцая смирение Бога-Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительные смерти, и сим образом совершившогося искупления мира.

83. Никто телам умерших евхаристии да не преподает. Ибо писано есть: приимите, ядите (Мф. 26:26). Но тела мертвых не принимать, ни ясть не могут.

Ср. Карф. 26.

84. Последуя каноническим постановлениям отцов, определяем и о младенцах: каждый раз, когда не обретаются достойные свидетели, несомненно утверждающие, что крещены суть, и когда сами они, по малолетству, не могут дать потребный ответ о преподанном им таинстве, должно без всякого недоумения крестить их: да таковое недоразумение не лишит их очищения толикою святынею.

Настоящее правило почти дословно повторяет 83 пр. Карфагенского Собора. Правила запрещают повторное совершение крещения, но и в тех случаях, когда нет вполне достоверных данных о том, что младенец был крещен, Собор находит предпочтительным устранить сомнение крещением его, дабы недоразумение не оставило его вовсе некрещеным.

85. Мы приняли от писания, что при двух или трех свидетелях станет всякое слово (Втор. 19:15). Посему определяем: да отпускаемые от господ своих на свободу рабы, получают сие преимущество при трех свидетелях, которые своим присутствием дадут освобождению законность и сообщат достоверность тому, что учинено.

86. Тех, которые на пагубу души собирают и содержат блудниц, если суть клирики, определяем отлучать и извергать; если же миряне — отлучать.

87. Жена оставившая мужа, если пойдет за иного, есть прелюбодеица, по священному и божественному Василию, который весьма прилично из пророчества Иеремии привел сие: если жена будет мужу иному, не возвратится к мужу своему, но осквернением осквернена будет (Иерем. 3:1). И паки: держай прелюбодеицу, безумен и нечестив (Притч. 18:23). Если убо усмотрено будет, что оставила мужа без вины, то он достоин снисхождения, а она — епитимии. Снисхождение же будет ему оказано в том, да будет он в общении с Церковью. Но законно сопряженную себе жену оставляющий и иную поемлющий, по слову Господа (Лук. 16:18), повинен суду прелюбодеяния. Постановлено же правилами отцов наших: таковым год быть в разряде плачущих, два года — слушающих чтение Писаний, три года в припадающих и в седьмый стоять с верными, и тако сподобиться причащения, если со слезами каяться будут.

Церковь ограждает святость и нерасторжимость брака, но измена одного супруга другому уничтожает брак. Каноны, однако, не предусматривают порядка расторжения брака. В Византийской Империи вопрос этот регулировался гражданскими законами. В 331 г. Имп. Константин издал в согласии с епископами закон, ограничивающий развод, до того времени очень легкий и возможный по взаимному соглашению. По этому закону развод допускался по причине прелюбодеяния и преступлений, влекущих за собою смертную казнь или бессрочную каторгу для одного из супругов. После многих изменений Юстиниан новеллой 542 г. кроме этих поводов для развода ввел другие: когда не имеется физических условий для брака, и когда супруги решают посвятить себя монашеской жизни. В настоящее время в каждой Православной Церкви существуют свои бракоразводные законы. Ныне действующие поводы к расторжению брачного союза, освященного Церковью, в Русской Церкви установлены Всероссийским Церковным Собором 1917-18 г.

Ср. Ап. 48; 6 Всел. 93; Карф. 115; Василия Вел. 9, 21, 35 и 48.

88. Никто внутрь священного храма не вводит никакого животного: разве кто путешествуя, стесняемый величайшею крайностью, и лишенный жилища и гостиницы, остановится в таковом храме. Потому что животное, не быв введено в ограду, иногда погибло бы, и сам он, потеряв животное, и потому лишенный возможности продолжать путешествие, был бы подвержен опасности жизни. Ибо мы знаем, что суббота человека ради бысть (Мрк. 2:27); и потому всеми средствами пещись должно о спасении и безопасности человека. Если же кто усмотрен будет, по вышереченному, без нужды вводящий животное в храм: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен.

89. Верным дни спасительного страдания, в посте и молитве и в сокрушении сердца провождающим, подобает прекращать пост в средние часы ночи по великой субботе, поелику Божественные евангелисты Матфей и Лука, первый речениями: в вечер субботы (Мф. 28:1), а вторый речениями: зело рано (Лук. 24:1), изображают нам глубокую ночь.

Вопрос о том, когда произошло воскресение Господне, и когда надо прекращать пост Страстной седмицы подробно разбирается в 1 правиле Св. Дионисия, Архиеп. Александрийского.

90. От Богоносных отцов наших канонически переданно нам, не преклонять колени во дни воскресные, ради чести восресения Христова. Посему, да не пребываем в неведении, како соблюдать сие, мы явственно показываем верным, что в субботу, по вечернем входе священнослужителей в алтарь, по принятому обычаю, никто не преклоняет колен до следующого в воскресный день вечера, в который, по входе в светильничное время, паки колена преклоняя, сим образом воссылаем молитвы ко Господу. Ибо ночь по субботе приемля предтечею воскресение Спасителя нашего; отселе духовно начинаем песни, и праздник из тьмы ко свету преводим, так что с сего времени всецелую ночь и день торжествуем воскресение.

Седьмой Вселенский Собор повторяет указание 20 пр. 1 Всел. Собора о несовершении коленопреклонений в воскресные дни, поясняя, когда именно надо их прекращать. Подробное объяснение этого в 91 прав. Св. Василия Великого.

91. Жен, дающих врачевства, производящие недоношения плода во чреве, и приемлющих отравы, плод умерщвляя, подвергаем епитимии человекоубийцы.

Ср. Анк. 21; Св. Василия Вел. 2 и 8.

92. Тех, кои похищают жен под видом супружества или содействуют, или помогают похитителям, определил святый Собор: если суть клирики, низвергать со степени их; если же миряне, предавать анафеме.

Ср. 4 Всел. 27 и параллельные правила.

93. Жена мужа отлучившегося и находящегося в неизвестности, прежде удостоверения о смерти его иному сожительствующая, — прелюбодействует. Равно и жены воинов, во время безвестности мужей своих, вступающие в брак, тому же подлежат рассуждению; подобно и те, кои вступают в брак, по причине удаления мужа в чуждые страны, не дождавшись возвращения. Но здесь можно иметь некое снисхождение к такому поступку, ради большего вероятия о смерти мужа. А вступившая, по неведению, в брак с оставленным на время своею женою, и потом, по причине возвращения к нему первой жены, оставленная, хотя и любодействовала, но по неведению: посему брак ей не возбранится. Но лучше, если пребудет тако. Если же по некоем времени возвратится воин, коего жена, по причине долговременного отсутствия его, со иным мужем сочеталася: паки да возьмет жену свою, если восхочет; причем да дасться ея неведению прощение, такожде и мужу, сожительствовавшему с нею во втором браке.

Это правило служит основанием для расторжения брака по причине безвестного отсутствия, однако, отсутствие это принимается как презумпция о вероятности смерти отсутствующего супруга. Ср. Василия Вел. 31.

94. Клянущихся клятвами языческими, правило епитимии подвергает: и мы таковым отлучение определяем.

Св. Василия Вел. 10, 17, 28, 29, 81 и 82.

95. Присоединяющихся к православию и к чести спасаемых из еретиков, приемлем, по следующему чиноположению и обычаю: ариан, македониан, наватиан, именующих себя чистыми и лучшими, четырнадцатидневников, или тетрадитов, и апполинаристов, когда они дают рукописания и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует Святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем, запечатлевая, то есть, помазуя святым миром во первых чело, потом очи и ноздри, и уста, и уши, и запечатлевая их глаголем: печать дара Духа Святого. А о бывших павлианами, потом к Кафолической Церкви прибегших, постановлено: перекрещивать их непременно. Евномиан же, единократным погруженипем крещающихся, и монтанистов, именуемых здесь фригами, и савеллиан, держащихся мнения о сыноотечестве, и иное нетерпимое творящих, и всех прочих еретиков, (ибо много здесь таковых, наипаче выходящих из Галатийской страны): всех, которые из них желают присоединены быть к православию, приемлем, как язычников. В первый день делаем их Христианами, во второй оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лице, и в уши: и тако оглашаем их и заставляем пребывать в церкви и слушать писания, и тогда уже крещаем их. Такожде и манихеев, валентиниан, маркионитов и им подобных еретиков. Несториане же должны творить рукописания и предавать анафеме ересь свою, и Нестория, и Евтиха, и Диоскора, и Севира, и прочих начальников таковых ересей, и их единомышленников, и все вышепоказанные ереси: и потом да приемлют святое причащение.

Об упоминаемых здесь еретиках даны сведения в пояснениях к правилам: 1 Всел. 8 и 19; 2 Всел. 1 и 7. Упоминаемые в настоящем правиле манихеи, валентиниане и маркиониты, — гностики, еретики 2 и 3 века. Евтихиане были монофизитами. Евтихиане, несториане и севериане искажали учение о Св. Троице. Согласно постановлению Константинопольского Собора 1756 г. в Греческих Церквах совершалось крещение всех западных еретиков и в том числе римо-католиков, что, впрочем, в некоторых местах было обычно и до этого соборного определения, будучи сохраняемо и доныне.

96. Во Христа крещением облекшиеся, дали обет подражать житию Его. Того ради власы на главе, ко вреду зрящих, искусственными плетениями располагающих и убирающих, и таким образом неутвержденные души прельщающих, отечески врачуем приличною епитимиею, руководствуя их, аки детей, и научая целомудренно жить, да оставив прелесть и суету плоти, к негиблющей и блаженной жизни ум непрестанно направляют и чистое со страхом пребывание имеют, и очищением жития, елико можно, к Богу приближаются, и внутреннего более, нежели внешнего человека украшают добродетелями и благими и непорочными нравами; и да не носят в себе никакого останка порочности, произшедшей от сопротивника. Если же кто вопреки сему правилу поступит: да будет отлучен.

97. Тех, которые, или живя с женою или иным образом нерассудительно священные места обращают в обыкновенные, и небрежно окрест их обращаются и с таким расположением в них пребывают, повелеваем изгонять и от мест оглашенным предоставленных при святых храмах. Кто же не будет сего соблюдать, если есть клирик, да будет извержен; если же мирянин, да будет отлучен.

“Священными местами в настоящем правиле обозначаются не только храмы, но и помещения, примыкающие к храму, ибо по замечанию Зонары в толковании этого правила никто не может быть “до того дерзновенным, чтобы стал жить с женою в самом храме.”

98. Жену, иному обрученную, берущий в брачное сожитие, при жизни еще обручника, да подлежит вине прелюбодеяния.

Обручение перед браком как взаимное обещание мужчины и женщины вступить в брак, существовало и в римском праве, но оно юридически никого не связывало. Церковь в обручении видит нравственно-обязательный акт, уже связывающий будущих супругов, ибо, как пишет Еп. Никодим, “в нем уже имеется необходимое условие, составляющее сущность брака, а именно, обоюдное согласие на брачную жизнь обручающихся.” Имея в виду случаи, подобные тому, о котором говорит настоящее правило, Церковь теперь не совершает обручения задолго до брака, но делает его перед самым венчанием.

99. В Армянской стране, как мы уведали, бывает и сие, что некоторые, сварив части мяса, внутрь священных алтарей приносят части, и разделяют священникам, по иудейскому обычаю. Посему соблюдая чистоту церкви, определяем: да не будет позволено никому из священников отделенные части мяса от приносящих принимать, но тем да довольствуются они, что восхочет дать приносящий, и таковое приношение да бывает вне церкви. Если же кто не тако сие творит: да будет отлучен.

100. Очи твои право да зрят, и всяким хранением да соблюдай твой дух (Притч. 4:23–25), завещает премудрость: ибо телесные чувства удобно вносят свои впечатления в душу. Посему изображения на досках, или на ином чем представляемые, обаяющие зрение, растлевающие ум, и производящие воспламенений нечистых удовольствий, не позволяем отныне, каким бы то ни было способом писать. Если же кто сие творить дерзнет: да будет отлучен.

Правило это направлено против рисования порнографических картин, но тем самым оно указывает, что и созерцать их греховно.

101. Человека, созданного по образу Божию, Божественный Апостол велегласно нарицает телом Христовым и храмом. Ибо выше всякой чувственной твари быв поставлен, спасительными страданиями небесного достоинства сподобившийся, и ядущий и пиющий Христа, непрестанно преобразуется к вечной жизни, и душу и тело освящая причащением Божественной благодати. Посему, если кто хочет, во время литургии причастится пречистого тела, и едино с ним чрез причастие быть: руки да слагает во образ креста, и тако да притупает, и да приемлет общение благодати. Ибо из злата, или иного вещества, вместо руки, некие вместилища устрояющих для приятия Божественного дара и посредством оных пречистого общения сподобляющихся, отнюдь не одобряем, как предпочитающих Божию образу вещество бездушное и подчиненное рукам человеческим. Если же кто усмотрен будет пресвятое причащение преподающий приносящим таковые вместилища: да будет отлучен и сей, и приносящий оные.

102. Приявшие от Бога власть решить и вязать, должны рассматривать качество греха, и готовность согрешившого ко обращению, и тако употреблять приличное недугу врачевание, дабы, не соблюдая меры и в том и в другом, не утратить спасения недугующого. Ибо не одинаков есть недуг греха, но различен и многообразен и производит многие отрасли вреда, из которых зло обильно разливается, доколе не будет остановлено силою врачующего. Почему духовное врачебное искуство являющему подобает прежде разсматривать расположение согрешившего и наблюдать, к здравию ли он направляется, или напротив, собственными нравами привлекает к себе болезнь, и как, между тем, учреждает свое поведение; и если врачу не сопротивляется, и душевную рану чрез приложение предписанных врачеств заживляет: в таковом случае по достоинству возмеривать ему милосердие. Ибо у Бога и приявшего пастырское водительство, все попечение о том, дабы овцу заблудшую возвратить и уязвленную змеем уврачевать. Не должно гнать по стремнинам отчаяния, ни отпускать бразды к разслаблению жизни и к небрежению: но должно непременно, которым либо образом: или посредством суровых и вяжущих, или посредством более мягких и легких врачебных средств, противодействавать недугу, и к заживлению раны подвизаться; и плоды покаяния испытывать, и мудро управлять человеком, призываемым к горнему просвещению. Подобает нам и то и другое ведать, — и приличное ревности кающегося, и требуемое обычаем: для неприемлющих же совершенства покаяния, следовать преданному образу, как поучает нас священный Василий.

Ср. 1 Всел. 12; Анкир. 2, 5 и 7; Афанасия Вел. Послание к Руфиниану; Василия Вел. 2, 3, 74, 75, 84 и 85; Григория Нисск. 4, 5, 6 и 7.

Седьмой Вселенский Собор

Седьмой Вселенские Собор был созван императрицей Ириной при малолетстве ее сына императора Константина VI в 787 г. Этому предшествовали многия годы преследования иконопочитания при нескольких императорах, начиная с Льва Исаврянина. Сын его, Константин Копроним, в 754 г. созвал иконоборческий Собор, на котором иконопочитание было осуждено. Последовали годы жестоких гонений. Наконец после смерти Льва IV, императрица Ирина, еще при жизни его тайно почитавшая св. иконы, решила созвать Собор по совету Патриарха Тарасия. Собор был созван в Нике под его председательством. После тщательного изучения Апостольского и отеческого предания, а также мест Св. Писания, относящихся к почитанию святых и их священных изображений, Отцы Собора вынесли определение, возстановляющее и объясняющее почитание св. икон. Собор также составил 22 канона.

1. Приявшим священническое достоинство свидетельствами и руководством служат начертанные правила и постановления, которые охотно приемля, воспеваем с Богоглаголивым Давидом, ко Господу Богу глаголюще: на пути свидений Твоих насладихся, как о всяком богатстве (Пс. 118:14). Такожде: заповедал еси правду, свидения Твоя во век; вразуми мя и жив буду (Пс. 118:138, 144). И если пророческий глас повелевает нам вовек хранить свидения Божия и жить в них, что явно есть, как пребывают оные несокрушимы и непоколебимы. Ибо и боговидец Моисей тако глаголет: к сим не подобает приложить и от сих не подобает отъять (Втор. 12:32). И Божественный Апостол Петр, хвалясь ими, вопиет: в это желают Ангелы проникнуть (1 Пет. 1:12). Такожде и Павел вещает: если мы, или Ангел с небес благовестит вам более, еже благовестили вам, анафема да будет (Гал. 1:8). Понеже сие верно, и засвидетельствовано нам: то, радуясь о сем, подобно как обрел бы кто корысть многу, Божественные правила со услаждением приемлем и всецелое и непоколебимое содержим постановление сих правил, изложенных от всехвальных Апостолов, святых труб Духа, и от святых Вселенских Соборов, и поместно собирающихся для издания таковых заповедей, и от святых отцов наших. Ибо все они, от единого и тогожде Духа быв просвещены, полезное узаконили. И кого они предают анафеме, тех и мы анафематствуем; а кого извержению, тех и мы извергаем, и кого отлучением, тех и мы отлучаем; кого же подвергают епитимии, тех и мы такожде подвергаем. Ибо восшедший до третьего неба и слышавший неизреченные глаголы, Божественный Апостол Павел ясно вопиет: не сребролюбцы нравом, довольные сущим (Евр. 13:5).

Ср. правила: 4 Всел. 1; 6 Всел. 2; Карф. 1.

2. Поскольку мы в псалмопении обещаем Богу: во оправданиих Твоих поучуся, не забуду словес Твоих (Пс. 118:6): то и всем христианам сие сохранять есть спасительно, наипаче же приемлющим священническое достоинство. Сего ради определяем: всякому имеющему возведену быть на епископскую степень непременно знать псалтырь, да тако и весь свой клир вразумляет поучаться из оные. Такожде тщательно испытывать его митрополиту, имеет ли усердие с размышлением, а не мимоходом, читать священные правила, и святое Евангелие, и книгу Божественного Апостола, и все Божественное Писание, и поступать по заповедям Божиим и учить порученный ему народ. Ибо сущность иерархии нашей составляют Богопреданные словеса, то есть истинное ведение Божественных Писаний, как сказал великий Дионисий. Если же колеблется и не усердствует тако творить и учить: да не рукополагается. Ибо пророчественно рек Бог: ты разум отверг, отвергну и Я тебя, да не послужишь Мне (Осии 4:6).

Ср. Ап. 80; 6 Всел. 19; Лаод. 12; Сардик. 10; Карф. 25.

3. Всякое избрание во епископа, или пресвитера, или диакона, делаемое мирскими начальниками, да будет недействительно по правилу (Ап. пр. 30), которое говорит: если который епископ, мирских начальников употребив, чрез них получит епископскую в церкви власть, да будет извержен и отлучен, и все сообщающиеся с ним. Ибо имеющий произвестись во епископа, должен избираем быть от епископов, как определено в правиле святых отцов (4), которое говорит: епископа поставлять наиболее прилично всем тоя области епископам, если же сие неудобно — или по належащей нужде, или по дальности пути, то, по крайней мере, три вкупе да соберутся, а отсутствующие да примут участие в избрании и изъявят согласие посредством грамот, и тогда творят поставление. Утверждать же таковые действия в каждой области подобает ея митрополиту.

Здесь речь идет об избрании епископа, а не о совершении его хиротонии, для которой по 1-му Ап. правилу достаточно двух епископов. Действительность избрания ставится в зависимость от его свободы. Поставление на церковную должность под давлением гражданской власти делает его недействительным. На основании этого правила Русская Зарубежная Церковь не признает поставление Московских Патриархов Сергия и Алексия. Ср. Ап. 1; Всел.4; Антиох. 19.

4. Проповедник истины Божественный Апостол великий Павел как некое правило полагал Эфесским пресвитерам, паче же и всему священническому сословию, со дерзновением рек тако: “Сребра, или злата, или риз не возжелал: вся сказал вам, что так труждающимся подобает помогать немощным, и помышлять, что блаженнее давать нежели принимать” (Деян. 20:33–35). Сего ради и мы, от него научась, определяем: да отнюдь не умышляет епископ, из низкой корысти, употребляя в предлог мнимые грехи, требовать злата или серебра, или иного чего от подчиненных ему епископов или клириков, или монахов. Ибо Апостол говорит: неправедные Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6:9). И еще: не должны суть дети родителям снискать имения, но родители детям (2 Кор. 12:14). Сего ради, если усмотрено будет, что кто-либо ради получения злата, или иного чего, или по некой своей страсти возбраняет служение и отлучает кого-либо из своих клириков, или заключат честный храм, да не будет в нем Божией службы: таковый, и на безчувственные предметы устремляя свое неистовство, по истине есть безчувствен, и должен подвержен быть тому, чему подвергал другого; и обратится болезнь его на главу его (Пс. 7:17), как преступника заповеди Божий и апостольских постановлений. Ибо и Петр верховный апостол заповедует: Пасите еже в вас стадо Божие, посещающе не нуждею, но волею и по Бозе; ниже неправедными прибытки, но усерндо; не как обладающе причту, но образи бывайте стаду; и явльшуся Пастыроначальнику, приимете неувядаемый славы венец (1 Петр. 5:2–4).

См. Ап. 29 и 6 Всел. 22 с параллельными правилами. Данное правило направлено преимущественно против проявления корыстных целей в управлении епархией.

5. Грех к смерти есть, когда некие, согрешая, в неисправлении пребывают. Горше же сего то, когда жестоковыйно восстают на благочестие и истину, предпочитая богатство послушанию пред Богом и не держась Его уставов и правил. В таковых нет Господа Бога, если не смирятся и не отрезвятся от своего грехопадения. Подобает им паче приступать к Богу, и с сокрушенным сердцем просить оставления греха его и прощения, а не тщеславиться даянием неправедным. Ибо близ Господь сокрушенным сердцем (Пс. 33:19). Сего ради если некоторые хвалятся, что даянием злата поставленные в чин церковный, и на сие злое обыкновение, отчуждающее от Бога и от всякого священства, полагают надежду, и от того бесстыдным лицем, и отверстыми устами, укорительными словами, безчестят избранных от Святого Духа за добродетельную жизнь, и бездаяния злата поставленных, то поступающих таким образом низводить на последнюю степень их чина: если же в том закосневать будут, епитимиею исправлять. Если же кто окажется сотворившим сие при рукоположении: то да будет поступлено по Апостольскому правилу, которое говорит (пр. 29): если кто епископ, или пресвитер, или диакон, деньгами получит сие достоинство, да будет извержен и он, и поставивший его, и да отсечется совсем от общения, как Симон волхв Петром. Такожде и по второму правилу преподобных отцов наших в Халкидоне, которое говорит: если который епископ за деньги учинит рукоположение и непродаемую благодать обратит в куплю, и за деньги поставит епископа или хорепископа, или пресвитера, или диакона, или кого-либо из числящихся в причте; или произведет за деньги во эконома или экдика, или парамонария, или вообще в какую-нибудь церковную должность, ради гнусного прибытка своего, дерзнувший на сие, быв обличен, да подлежит лишению собственной степени; а поставляемый отнюдь да не пользуется купленным поставлением, или производством, но да будет чужд достоинства или должности, которые получил за деньги. Если же кто окажется и посредствовавшим во мздоприятии толико гнусном и беззаконном: и сей, если есть клирик, да будет извержен со своей степени; если же мирянин, или монах, да будет отлучен от общения церковного.

В этом правиле сделана ссылка на правила: Ап. 29; 4 Всел. 2. Ср. 6 Всел. 22; 7 Всел. 19; Св. Василия Вел. 90; Посл. Геннадия; Посл. Петр. Тарасия. Последнее является как бы некоторым сводом правил против симонии.

6. Поскольку есть правило, которое говорит: дважды в год в каждой области подобает быть каноническим исследованиям посредством собрания епископов, а преподобные отцы шестого собора, во внимание к затруднениям собирающихся и к недостаткам потребного для путешествия, определили, без всякого уклонения и извинения, единожды в год быть собору, и погрешительное исправлять, то и мы сие правило возобновляем, и если обрящется некий начальник возбраняющий сие, да будет он отлучен. Если же кто из митрополитов пренебрежет исполнить сие, не по нужде и насилию, и не по какой-либо уважительной причине: таковый да подлежит епитимии, по правилам. Когда же будет собор о предметах канонических и евангельских: тогда собравшиеся епископы должны прилежать и пещись о сохранении Божественных и животворящих заповедей Божиих. Ибо, внегда сохранит ее, воздаяние много (Пс. 18:12): ибо заповедь есть светильник, закон света, а обличение и наказание путь жизни (Причт. 6:23); и заповедь Господня светла, просвещающая очи (Пс. 18:9). Да не будет же позволительно митрополиту из того, что приносит с собою епископ, требовать или скота, или иные вещи. Если же обличен будет в таковом поступке: то воздаст вчетверо.

Ср. Ап.37; 1 Всел. 5; 4 Всел. 19; 6 Всел. 8; Анкир. 20; Карф. 106.

7. Божественный Апостол Павел изрек: неких человек грехи предъявлены суть, неким же и последствуют. Ибо грехам предваряющим и другие грехи последуют (1 Тим. 5:24). За нечестивою ересью клеветников на Христианство, последовали и иные нечестия. Ибо как зрак честных икон отъяли у Церкви, так и оставили и другие некие обычаи, кои подобает возобновить, и так содержать по писанному законоположению. Сего ради, если которые честные храмы освящены без святых мощей мученических, определяем: да будет совершено в них положение мощей с обычною молитвою. Если же отныне обрящется некий епископ, освящающий храм без святых мощей: да будет извержен, как преступивший церковные предания.

Восстанавливая порядок, нарушенный иконоборцами, 4 Всел. Собор требует исполнения древнего обычая, чтобы Литургия совершалась на престоле, под которым лежат св. мощи. Это привило строго исполняется и ныне при полном освящении храма епископом. Если не было совершено полного освящения, то правило это исполняется совершением Литургии на антиминсе, в который вкладываются св. мощи.

8. Поскольку некоторые из еврейского вероисповедания, блуждая, возомнили ругаться Христу Богу нашему, притворно делаясь христианами, втайне же отвергаясь Его, и скрытно субботствуя и прочее иудейское исполняя: то определяем, сих ни во общение, ни в молитве, ни в церковь ни принимать; но явно быть им по их вероисповеданию евреями; и детей их не крестить, и раба им не покупать или не приобретать. Если же кто из них с искреннею верою обратится и исповедует оную от всего сердца, торжественно отвергая еврейские их обычаи и дела, дабы чрез то и других обличить и исправить: сего принимать и крещать детей его, и утверждать их в отвержении еврейских умышлений. Если же не таковы будут: отнюдь не принимать их.

9. Все детские басни и неистовые глумления, и лживые писания, сочиняемые против честных икон, должно отдавать в епископию Константинопольскую, дабы положены были с прочими еретическими книгами. Если же обрящется кто, таковые сокрывающий: то епископ, или пресвитер, или диакон, да будет извержен из своего чина, а мирянин или монах, да будет отлучен от общения церковного.

Этим правилом, как и 6 Всел. 63 указывается на вред, который может произойти для читающих лживые писания. В одном случае указывается их сжигать, а в другом — хранить в одном месте с прочими еретическими книгами. Однако, в обоих случаях основная мысль та же: предохранение верующих от соблазна. Т. образом правила одобряют или даже указывают необходимость иерархического наблюдения за духовной письменностью. Ср. Ап. 60; 6 Всел. 63; Лаод. 59.

10. Поскольку некоторые из клира, уклоняясь от силы существующого в правилах постановления, оставив свой приход, отбегают во иные приходы, наипаче же в сем Богоспасаемом и царствующем граде, и у мирских начальников водворяются, отправляя Богослужения в их молитвенницах: то сих, без воли своего и Константинополского епископа не позволяется принимать в каком бы то ни было доме или церкви. Если же кто сие сотворит, и в том упорен будет: да будет извержен. А тем, которые с согласия вышереченных священноначальников сие творят, не надлежит принимать на себя мирских и житейских попечений, как это возбранено творить Божественными правилами. Если же кто обрящется, занимающий мирскую должность у глаголемых вельмож или да оставит оную, или да будет извержен. Лучше же да идет учить отроков и домочадцев, читая им Божественное писание: ибо для сего и священство получил.

Ср. Ап. 14 и 15 и указанные там параллельные правила. Следует обратить внимание на то, что это правило возлагает на священника обязанность учить детей Закону Божию, ибо, как оно говорит, он “для сего и священство получил.”

11. Будучи обязаны хранить все Божественные правила, мы должны также охранять всеконечно неизменным и то, которое повелевает быть эконому в каждой церкви. И если каждый митрополит, во своей церкви поставляет эконома, благо есть; если же не поставит, то предоставляется Константинопольскому епископу собственною властью определить эконома в той церкви. Тоже предоставляется и митрополитам, если подчиненные им епископы не восхотят экономов поставить в церквах своих. Тоже самое наблюдать и по монастырям.

Правило, на которое ссылается здесь 7 Всел. Собор есть 26 пр. 4 Всел. Настоящее правило распространяет его и на монастыри. Епископ Никодим отмечает в толковании, что согласно 26 пр. 4 Всел. Собора эконом в епархии должен быть поставлен из своего клира. Он ссылается на толкование Вальсамона и со своей стороны полагает, что эконом епархии непременно должен быть клириком, а не мирянином. Настоящее правило важно еще тем, что оно поручает Первоиерарху наблюдение за правильной постановкой хозяйственного управления в епархии его области. Ср. Феофила Алекс. 10.

12. Если кто, епископ, или игумен, окажется что-либо из угодий, принадлежащих епископии или монастырю продавшим в руки властей или отдавшим иному лицу: не твердо да будет оное отдание, по правилу святых Апостолов, глаголющему: епископ да имеет попечение о всех церковных вещах и оными да распоряжает, как Богу назирающу, но непозволительно ему присвоять что-либо из оных или сродникам своим дарить принадлежащее Богу; если же суть неимущие, да подает им как неимущим, но под сим предлогом, да не продает принадлежащего к церкви (Ап. пр. 38). Если поставляют в предлог, что земля причиняет убыток и никакой пользы не доставляет: то и в сем случае не отдавать поля местным начальникам, но клирикам или земледельцам. Если же употребят лукавый оборот, и властелин перекупит землю у клирика или земледельца: то и в сем случае, продажа да будет недействительна, и проданное да будет возвращено епископии, или монастырю: а епископ или игумен тако поступающий, да будет изгнан: епископ из епископии, игумен же из монастыря, что зле расточающие то, чего не собрали.

Правило говорит о санкциях по отношению к епископу или игумену, которые допустили бы злоупотребление в отношении церковного имущества. Однако, в качестве нормы оно повторяет положение 38 Апостольского правила: “епископ да имеет попечение о всех церковных вещах и оными да распоряжает, яко Богу назирающу.” Ср. Анк. 15; Антиох. 24 и 25; Карф. 35 и 42; Кирилла Алекс. 2.

13. При случившимся, по грехам нашим, бедствии в церквах, некоторые святые храмы, епископии и монастыри некими людьми расхищены, и соделались обыкновенными жилищами. Если завладевшие оными захотят отдать их, да будут восстановлены по прежнему, то добро и благо есть; если же не тако: то, сущих от священнического чина, повелеваем извергать, а монахов или мирян отлучать, как осужденных от Отца, и Сына, и Святого Духа, и да вчинятся, идеже червь не умирает, и огонь не угасает (Мр. 9:44). Понеже они гласу Господню противятся, глаголющему: не творите дома Отца Моего домом купли Ин. 2:16).

Ср. 4 Всел. 4 и 24; 6 Всел. 49; Двукр. 1.

14. Всем явно есть, что порядок не разлучен от священства, и с точностью хранить относящиеся к священству производства, есть дело Богу угодное. И понеже видим, что некие, без руковозложения, в детстве приняв причетническое пострижение, но еще не получив епископского рукоположения, в церковном собрании на амвоне читают, и сие делают несогласно с правилами: то повелеваем отныне сему не быть. Сие же самое соблюдать и в рассуждении монахов. Рукоположение чтеца творить позволяется каждому игумену в своем, и токмо в своем монастыре, если сам игумен получил рукоположение от епископа в начальство игуменское, без сомнения уже будучи пресвитером. Подобно и хорепископы, по древнему обычаю, с позволения епископа, должны производить чтецов.

В качестве нормы настоящее правило устанавливает, чтобы чтение в церкви за богослужением совершалось только чтецами, поставленными на то епископами, впрочем, предоставляя в монастырях такое право и игумену, но только для своего монастыря. Ныне по нужде чтение часто совершается и не имеющими чина чтеца, но в напоминание нормы обычно стараются облекать читающего в стихарь по благословению настоятеля. Епископ Никодим в толковании этого правила замечает, что по смыслу его тот, кто произведен в чтеца, “становится с того времени и членом известного клира в полной канонической зависимости от подлежащего епархиального епископа, и таковой не имеет права уже выходить из состава этого клира и перейти в клир другой епархии”… Переходя в другую епархию чтец должен получить от своего епископа канонический отпуск.

15. Отныне клирик да не определяется к двум церквам: ибо сие свойственно торговле и низкому своекорыстию и чуждо церковного обычая. Ибо мы слышали от самого гласа Господня, что не может кто либо двум господинам работать: либо одного возненавидит, а другого возлюбит, или одного держится, о другом же вознерадит (Мф. 6:24). Того ради всяк, по Апостольскому слову, в нем же призван есть, в том должен пребывать (1 Кор. 7:20), и обретаться при одной церкви. Ибо что для низкой корысти в церковных делах бывает, то становится чуждым Бога. Для потребностей же сия жизни есть различные занятия: и сими, если кто пожелает, да приобретает потребное для тела. Ибо Апостол рек: требованию моему, и сущим со мною, послужили руки мои сии (Деян. 20:34). И сие наблюдать в сем Богоспасаемом граде, а в прочих местах, по недостатку в людях, допустить изъятие.

Правило повторяет сказанное в 4 Всел. 20. Как видно из заключительных слов, оно имело в виду Константинополь, где было очень много священников. Оно оговаривает, что в прочих местах, по недостатку в людях, может допускаться изъятие. Ср. 4 Всел. 10 и 20.

16. Всякая роскошь и украшения тела чужды священнического чина и состояния. Сего ради епископы или клирики, украшающие себя светлыми и пышными одеждами, да исправляются. Если же в том пребудут, подвергать их епитимии; такожде и употребляющих благовонные масти. Поскольку же корень горести выспрь прозябаяй (Мф. 12:15), ересь христианохульников, соделалась нечистым пятном для Кафолической Церкви, и приявшие оную не только иконами возгнушались, но и всякое благоговение отвергли, ненавидя людей честно и благоговейно живущих, и исполнилось в них написанное: мерзость грешникам благочестие (Сирах. 1:25); то, если обрящутся некие, посмеивающиеся носящим простое и скромное одеяние, епитимиею да исправляются. Понеже, от древних времен, всякий священный муж довольствовался нероскошным и скромным одеянием: ибо все, что не для потребности, но для убранства приемлется, подлежит обвинению в суетности, как глаголет Василий Великий. Но и разноцветные из шелковых тканей одежды не были носимы, и на края одежд не налагались воскрилия иного цвета; ибо слышали от Богоносного гласа: что одевающиеся в мягкие одежды в домах царских суть (Мф. 11:8).

Правило вызвано тем, что иконоборцы меняли священническую одежду, делая ее более похожей на мирскую и более украшенной. Это перешло и к некоторым православным клирикам, которые стали носить более светлую и роскошную одежду. Собор напоминает клирикам, чтобы они носили ту скромную одежду, которая им предписана. Правило это поэтому имеет значение и для нашего времени.

17. Некоторое из монахов, желая начальствовать, а послушания отметаясь, оставив свои монастыри, предприемлют создавать молитвенные дома, не имея потребного к совершению оных. Если убо кто дерзнет сие творить, да будет ему возбранено от местного епископа. Если же имеет потребное к довершению: то преднамеренное им да приведется к концу. Сие же самое соблюдать и для мирян и для клириков.

Правило запрещает начало постройки храмов без благословения епископа и достаточных средств для завершения дела. Ср. 4 Всел. 4 и 8; 6 Всел. 41 и 46; Двукр. 1.

18. Безпреткновенны бывайте и внешним (1 Кор. 10:32), глаголет Божественный Апостол. Но пребывание жен в епископиях, или в монастырях, есть вина всякого соблазна. Сего ради, если усмотрено будет, что кто либо имеет рабу или свободную в епископии или в монастыре, поручая ей какое-либо служение, да подлежит епитимии; закосневающий же в том, да будет извержен. Если и случится женам быть в зогородных домах, и восхочет епископ или игумен путь творить тамо: то в присутствии епископа или игумена отнюдь никакого служения да не исправляет в то время жена, но да пребудет особо на ином месте, доколе последует отшествие епископа, или игумена, да не будет нарекания.

См. 1 Всел. 3 и параллельные правила.

19. Мерзость сребролюбия толико возобладала водителями церквей, что некие из глаголемых благоговейных мужей и жен, забыв Господни заповеди, заблудилися, и в священный чин, и в монашеское житие вступающих приемлют за злато. И бывает, как глаголет Великий Василий, непотребно все, чего начало нечисто: понеже Богу и богатству служить не подобает. Сего ради, если усмотрен будет кто либо сие творящий: то епископ или игумен, или кто либо из священнического чина, или да престанет, или да будет извержен, по второму правилу второго Халкидонского святого собора; а игумения да изгонится из монастыря и да предастся во иный монастырь в послушание: равно как и игумен, не имеющий пресвитерского рукоположения. А о том, что дают родители детям, по подобию вина, и о вещах приносимых из собственности, с объявлением от приносящего, что посвящаются Богу, мы определили: да пребудут по обещанию их, пребудет ли принесший в монастыре, или изыдет, если не будет сему вины в настоятеле.

Это правило повторяет то, что уже сказано в других правилах против симонии, перечисленных в 5 пр. 7 Всел. Оно, однако, разнится от других подобных правил, ибо по толкованию Зонары относится не к совершению хиротонии за мзду, а к принятию за деньги уже рукоположенных клириков. Осудив принятие кого-либо в монастырь за деньги, правило, впрочем, не препятствует учинению вкладов в монастырь при поступлении в него. Однако такие деньги должны поступать не в собственность игумену или игуменьи, а монастырю “с объявлением от приносящего, яко посвящаются Богу.” Принадлежа с того времени к Церкви, такие деньги не могут быть отданы назад, если и выйдет из монастыря лицо, при вступлении коего в обитель сделано было пожертвование. Ср. Двукр. 6.

20. Определяем не быть отныне монастырям двойным, потому что сие бывает соблазном и преткновением для многих. Если же восхотят некие со сродниками отрещися от мира, и монашескому житию последовать: то мужам входить в мужской монастырь, а женам входить в женский монастырь; ибо сим благоугождается Бог. А обращающиеся доныне двойные монастыри да будут управляемы, по правилу святого отца нашего Василия, и по заповеди его, законопологающей тако: да не живут в едином монастыре монахи и монахини, потому что соводворение дает посредство к прелюбодеянию. Да не имеет дерзновения монах с монахинею, или монахиня с монахом беседовать наедине. Да не спит монах в женском монастыре, и да не ест монахиня вместе с монахом наедине. И когда вещи, потребные для жизни, со стороны мужской приносятся к монахиням: за вратами оные да приемлет женского монастыря игумения с некоторою старою монахинею. Если же случится, что монах пожелает видеть некую родственницу: то в присутствии игумении с нею да беседует, не многими и краткими словами, и вскоре от нея отходит.

Ср. 6 Всел. 47; 7 Всел. 18 и 22.

21. Не долженствует монах или монахиня оставлять свой монастырь и отходить во иный. Если же случится сие, то странноприимство явить ему необходимо, а принимать его без воли игумена его не подобает.

Монахи должны неизменно пребывать в том монастыре, в который были приняты. Переход в другой монастырь возможен только с письменного разрешения своего настоятеля. Монаху, прибывшему в какой-либо монастырь без такого отпуска, правило повелевает оказать гостеприимство, но не принимать его в состав братии.

22. Все приносить Богу и не порабощаться своими желаниями, есть великое дело. Ибо если ясте, аща ли пиете, глаголет Божественный Апостол, вся во славу Божию творите (1 Кор. 10:31). И Христос Бог наш, в Своем Евангелии, повелел отсекать начала грехов. Ибо не токмо прелюбодеяние наказуется от Него, но и движение мысли к покушению на прелюбодеяние осуждено, по слову Его: воззревый на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5:28). Отсюда научаясь, мы должны очищать помыслы. Ибо если и вся лет суть, но не вся на пользу (1 Кор. 10:23), как учит Апостолское слово. Всякому человеку необходимо есть, дабы жить, и живущим в браке с детьми, в мирском состоянии не предосудительно есть мужам и женам вместе; токмо Дающему пищу да приносят благодарение; но есть ни с какими либо позорищными вымыслами, или с сатанинскими песнями, и с певицами и блудническими гласованиями, на кои падет пророческое укорение, глаголющее тако: горе с гуслями и певницами вино пьющим, на дела же Господня не взирающим. И если где будут таковые в христианах, да исправляются: если же не исправятся, да будет в отношении к ним соблюдаемо канонически постановленное бывшими прежде нас. А которых жизнь есть тихая и единообразная, как давших обет Господу Богу взять на себя иго монашества: те да сядут наедине и умолкнут. Но и священническое житие избравшим, не совсем позволительно есть наедине с женами, а разве купно с некоторыми богобоязненными и благоговейными мужами и женами, дабы и сие общение трапезы вело к назиданию духовному. То же соблюдать должно и в рассуждении сродников. Если же случится монаху или мужу священного чина в путешествии не иметь потребного, и по нужде восхочет он препочить в гостинице или в чьем либо доме: разрешается таковому сие творить, поелику нужда требует.

Ср. 54 Апост. правило и наше пояснение.

ч.2.Правила Поместных Соборов

Каноны и Церковная Жизнь (Прот. В. Цыпин)

Знечение канонов: вечное и временное

Каноны — это основные церковные законы, которые составляют фундамент действующего в Церкви права, причем одинаково во всех поместных Православных Церквах во все века церковной истории. Со времени, когда окончательно сложился канонический корпус Церкви, с 883 г. (это год издания Номоканона Патриарха Фотия в XIV титулах), Церковь не добавила в него ни одного нового канона и ни одного из него не исключила. Таким образом, сама история Церкви поставила каноны так высоко, что у нас есть основания говорить о неизменности тех основ церковного права, которые в этих канонах содержатся. Известный и весьма авторитетный православный богослов архимандрит Юстин (Попович) писал даже: “Святые каноны — это святые догматы веры, применяемые в деятельной жизни христианина, они побуждают членов Церкви к воплощению в повседневной жизни святых догматов — солнцезрачных небесных истин.” О высоком месте канонов в Предании Церкви говорит и то обстоятельство, что VII Всел. Собор в правиле, посвященном образовательному цензу кандидатов во епископы, поставил их рядом со Священным Писанием: “Всякому имеющему возведену быти на епископский степень, непременно знати Псалтирь, да тако и весь свой клир вразумляет поучатися из оныя. Такожде тщательно испытовати его митрополиту, имеет ли усердие с размышлением, а не мимоходом, читати Священные правила и Святое Евангелие, и книгу Божественнаго Апостола, и все Божественное Писание.”

Но утверждая высокий авторитет и неприкосновенность канонического корпуса для ревизии, мы не можем одновременно настаивать на том, что все нормы права, заключенные в канонах, действуют или должны действовать в любое время и в любом месте по своему буквальному смыслу. Хорошо известно, что дисциплина наказаний, содержащаяся в правилах, была в реальной епитимийной практике основательно реформирована уже в ранневизантийскую эпоху, когда стали применяться при назначении епитимий не канонические сроки отлучения от Причастия, а те, что предлагаются в покаянном Номоканоне Патриарха Иоанна Постника, содержащем несравненно более мягкие санкции, хотя Номоканон Иоанна Постника не был включен в основной канонический свод и в иерархии авторитетных источников церковного права он стоит ниже канонов. Его рассматривают не более, чем как дополнение к основному каноническому корпусу. Впоследствие дисциплина прещений по отношению к мирянам продолжала эволюционировать в сторону смягчения, так что у нас, в Русской Церкви, в XVIII веке отлучение от причастия кающихся грешников на длительные сроки было положительно воспрещено высшей церковной властью под угрозой извержения из сана, но при этом, разумеется, никто не отменял сами каноны, содержащие запрещенные к практическому употреблению в церковно-судебной практике санкции.

Ситуация парадоксальная, побуждающая нас к углубленному размышлению о статусе канонов в Церкви. Радикально простые решения — либо объявить всякое неприменение буквы правил злоупотреблением и, скажем, применительно к практике церковных наказаний настаивать на необходимости отлучения от причастия кающихся грешников, согласно правилам, на 7, 10, 15 или 20 лет, либо видеть в канонах только памятник христианской письменности и церковной истории и совершенно не считаться с ними в реальной церковной жизни, — представляется одинаково не разумным, не церковным и неприемлемым подходом к проблеме.

Дело в том, что каноны по сути своей представляют приложение неизменных и вечных непогрешимых основ христианского нравственного учения и экклезиологических догматов, содержащихся либо прямо либо implicite в их текстах, к изменяющейся церковной жизни. Поэтому во всяком каноне можно обнаружить, с одной стороны, укорененность в неизменном догматическом учении Церкви, а с другой, — каноническая норма всегда актуальна и следовательно обусловлена исторически конкретной ситуацией, связана с обстоятельствами церковной жизни, которые имели место в момент издания правила и которые впоследствии могли измениться. Таким образом, в идее всякого канона содержится неизменный, догматически обусловленный момент, но в своем конкретном и буквальном смысле канон отражает и преходящие обстоятельства церковной жизни.

Каноны отмене не подлежат, но это не значит, что правовые нормы, установленные в них, абсолютно неизменны. При этом уместную гибкость в подходе к нормам канонов можно обнаружить в текстах самих правил. Так, 37-е Апост. прав. предусматривает, чтобы епископы каждой области собирались на собор два раза в году, а в 8-м прав. Трулл. Соб. отцы, ссылаясь на набеги варваров и иные случайные препятствия, вводят новую норму — созывать соборы один раз в год. Означает ли это, что 8-е прав. Трулл. Соб. отменило 37-е Апост. прав. Нет, не означает, ибо созыв собора дважды в год по-прежнему рассматривается как желательное дело, но ввиду возникших затруднений устанавливается новый порядок. Но делать при этом вывод, что канонический порядок соблюдается только в тех случаях, когда соборы созываются два раза или единожды в год, было бы тоже каноническим буквализмом. Очевидно, что когда в связи с укрупнением Поместных Церквей, в связи с образованием Патриархатов соборы стали созываться еще реже, это не было отступлением от канонических принципов, ибо принципиальная и неизменная экклезиологическая идея 37 Апост. и 8 прав. Трулл Соб. заключается в соборности, а конкретная периодичностть в созыве соборов может, если руководствоваться примером отцов Трулльского Собора, устанавливаться с учетом обстоятельств своего времени, которые не остаются на века одними и теми же.

Канон может оказаться неприменимым в связи с исчезновением того церковного института, который в нем упомянут. Так, в 15-м прав. Халк. Соб. определен возрастной ценз для поставления в диакониссы — 40 лет. С исчезновением чина диаконисс правило, естественно, перестало применяться по своему буквальному смыслу. Тем не менее оно осталось в каноническом корпусе, и значит, в нашей Книге правил. И более того, оно содержит в себе некий экклезиологический принцип, который не утратил практического значения в связи с исчезновением института, о котором в правиле идет речь. Например, оно может служить отправной точкой в рассуждении церковной власти об установлении возрастной границы для назначении женщин на какие-либо церковные должности.

Некоторые из канонов носят характер частных определений, и уже поэтому по буквальному тексту они не применимы ни в каких других случаях, кроме тех, по которым были изданы: так, 4 прав. II Всел. Соб. гласит: “О Максиме Кинике и о произведенном им безчинии в Константинополе: ниже Максим был, или есть епископ, ниже и поставленные им на какую бы то ни было степень клира, и соделанное для него, и соделанное им, все ничтожно.” По своему буквальному смыслу этот канон неприменим с тех пор, как улажена была ситуация с захватом Константинопольской кафедры Максимом Киником, ибо его текст формулирует состоявшееся судебное решение по конкретному делу. Но с учетом всех обстоятельств дела Максима Киника из этого канона выводятся исключительно важные экклезиологические принципы, в частности, недопустимость поставления епископа на уже занятую кафедру. Таким образом, правило это действует в Церкви на основании прецедентного принципа, и применяется по аналогии.

Исходя из приведенных примеров мы можем сделать вывод, что, несмотря на историческую изменяемость действующих в Церкви правовых норм, несмотря на то, что ряд канонов неприменим вообще в буквальном смысле, а буквальное применение других недопустимо ввиду радикально изменившихся в сравнении со временем их издания обстоятельств, святые каноны неизменно сохраняют свое значение критерия церковного законодательства и фундаментальной основы церковного правосознания. Каноны всегда дает ключ к правильной ориентации в актуальных проблемах церковной жизни.

Компетенция Соборов, их состав

Одна из таких проблем связана с уточнением компетенции Архиерейских и Поместных Соборов. В настоящее время Русская Церковь ожидает созыва Архиерейского Собора. В связи с тем, что предполагался созыв нового Поместного Собора, участи церковной общественности возникли опасения, что предстоящий Архиерейский Собор не будет компетентен принять решения, какие мог бы принять Поместный Собор. Если исходить из концепции ныне действующего Устава об управлении Русской Православной Церкви, то в нем, несомненно, Архиерейский Собор поставлен в подчиненное положение по отношению к Поместному Собору. Но канонически Архиерейский Собор имеет ничем не умаленную полноту власти в Поместной Церкви.

Каноны по существу дела знают исключительно собор епископов области, другими словами, поместной Церкви. Так, 19 прав. IV Всел. Соб. гласит: “Посему определил святый собор, согласно правилам святых отец, чтобы в каждой области епископы дважды в году собиралися во едино, где назначит епископ митрополии, и исправляли все, что откроется.” Как уже сказано ранее, 8 прав. Трулл. Соб. изменило периодичность в созыве соборов, но нисколько не коснулось их состава: “Но как по причине набегов варваров, и по иным случайным препятствиям, предстоятели церквей не имеют возможности составляти соборы дважды в году, то разсуждено: для могущих, как вероятно, возникати церковных дел, в каждой области, всемерно быти собору вышереченных епископов единожды в лето.” Тот же исключительно архиерейский состав собора предусмотрен в 6 прав. VII Всел. Соб. и 14 прав. Карф. Соб… В 27 прав. Карф Соб. речь идет о том, чтобы на соборах Африканской Церкви, епископат которой был особенно многочисленным — насчитыывая многие сотни архиереев, каждая митрополия была представлена не всеми епископами, но особыми представителями, при этом, конечно, непременно в епископском сане: “Подтвердити подобает на сем святом соборе, чтобы по правилам Никейского собора ради цековных дел, которыя не редко отлагаются со вредом для народа, каждогодно был созываем собор, на который бы все, занимающие первыя в областях кафедры, присылали от своих соборов двух, или сколько изберут, епископов, в местоблюстители, дабы составившееся таким образом собрание могло иметь совершенное полномочие.” Об исключительно епископском составе соборов говорят также 14, 87, 141,142 прав. Карф. Собора. 40 прав. Лаод. Соб. гласит: “Епископам, на собор призываемым, не подобает небрещи, но ити и вразумляти, или вразумлятися ко благоустроению церкви, и прочаго. Аще же пренебрежет таковый, то сам себе обвинит: разве аще по болезни останется.” Одним словом, всюду, где в канонах идет речь о соборе, подразумевается собор архиерейский. Каноны не предусматривают соборов, в которых бы участвовали пресвитеры, дьяконы и миряне.

Вопрос о составе собора обсуждался у нас в церковной печати в начале ХХ века, когда в 1905 г. подготовка к созыву Собора стала главной церковной темой. Тогда по этому вопросу обнаружились разногласия. В Петербурге образовалась “группа 32-х” священников, провозгласившая задачу обновления самых основ церковной жизни. Эта группа потребовала в записке, опубликованной в “Церковном вестнике” 17 марта 1905 г., широкого представительства на предстоящем Соборе клириков и мирян и чтобы при этом клирики и миряне получили на Соборе равные права с епископами. В данной тенденции откровенно проявились сословно-партийные интересы обновленцев, стремление закрепить побольше прав и привилегий за белым духовенством за счет епископата и монашества; монашествующих не епископов представители “группы 32-х” вообще считали нецелесообразным и даже неканоничным призывать на Собор. “Не считая правильной мысль, что первый Собор, по встречающимся для совершенной организации его затруднениям, может состоять из одних только епископов, мы полагаем, что он-то, прежде всего, и должен обладать характером всецерковного представительства, — утверждалось в записке “группы 32-х,” поданной митрополиту Петербургскому Антонию (Вадковскому) в мае 1905 г., — 200-летнее отсутствие соборов и современное положение высшей иерархии, не избираемой, как встарь, самими церквами, то есть клиром и народом самих вдовствующих церквей, обязательно требует участия на соборах низшей иерархии и мирян.”

Обновленцы пугали своих оппонентов церковным расколом, который произойдет, если их требования о равноправном участии клириков и мирян в Соборе не будут приняты. “Епископы выработают и утвердят на соборе проект устроения; но решение их не получит силы только от того, что оно будет единогласным желанием всех епископов. Церковь скажет или, по крайней мере, может сказать, что не одобряет такого устроения дел, не желает его и признает не соответствующим ни действительным ее потребностям, ни хранимому ею Преданию. Права или не права будет эта, невольно отрешенная от епископов Церковь, но раскол произойдет”, — писал член “Братства ревнителей церковного обновления” Н. П. Аксаков.

Совершенно противоположных убеждений о характере предстоявших преобразований высшей церковной власти придерживался архиепископ Антоний (Храповицкий) (впоследствии митрополит). “Епископы, — писал он тогда, — имеют над собой не только Патриарха, но и изъявляют готовность подчиниться митрополитам (архиепископ Антоний исходил из проекта учреждения в Русской Церкви митрополичьих округов — В. Ц.). Власть Патриарха получит ведь только один, а остальные сделаются его послушниками: семеро (имеются в виду митрополиты, стоящие во главе митрополичьих округов) непосредственными, а прочие 92 — послушниками митрополита. Это столько же похвально со стороны епископов, сколько полезно для Церкви, ибо при ослаблении общей церковной дисциплины необходима твердая власть и над всеми нами.” Архиепископ Антоний выступал за исключительно епископский состав ожидаемого Собора. В том же духе был составлен доклад Святейшего Синода, представленный Государю в 1905 г.

С глубоким разбором вопроса о составе Поместного Собора выступил в печати архиепископ Финляндский Сергий (будущий Патриарх). Он писал: “Можно ли, стоя на строго канонической точке зрения, утверждать, что клирики и миряне имеют право, наравне с епископами, участвовать с решающим голосом в областных соборах. Ответ может быть только отрицательный. Что клир и миряне обязательно присутствовали на соборах и что некоторые из них принимали в рассуждениях собора самое замечательное участие, это правда… Но сказать, чтобы таков был закон церковный, обязательный для всех, чтобы этого требовали правила Св. Апостол и Св. Вселенских и Поместных Соборов… невозможно. “Книга правил” не содержит никаких узаконений для участия клира и мирян в областных соборах и, напротив, — всюду, где говорит о соборах, — говорит только об епископах и никогда о пресвитерах, клириках и мирянах.” Однако ради согласия и церковного мира архиепископ Сергий считал допустимым призвать для участия в предстоящем Соборе клириков и мирян: “Но, — отмечал он, — нужно поставить это участие так, чтобы оно не разрушало… основного принципа канонического строя.” Для этого он предлагал ввести в положение о Соборе такое условие: “Всякое постановление общего Собора, достигнуто ли оно путем голосования или без него, получает силу закона, но может быть опротестовано, с указанием мотивов и передано на рассмотрение Собора одних епископов. Если постановление имеет характер догматико-канонический, для протеста достаточно одного голоса, кому бы он ни принадлежал. Во всех остальных случаях необходимо, чтобы протест был заявлен или поддержан не менее как одной четвертью всех присутствующих.”

Епископат в целом стоял тогда на канонически здравых позициях, выраженных в выступлениях архиепископов Антония и Сергия. Реальная конструкция Поместного Собора 1917–1918 гг. в целом соответствовала проекту, обозначенному в брошюре архиепископа Сергия. На Собор были призваны и епископы, и клирики, и миряне, но принятие решений на нем было поставлено под контроль Епископского совещания.

В связи с изложенными выше канонически безупречными аргументами архиепископа Сергия необходимо подчеркнуть, что правомочность решений Поместного Собора обусловлена санкцией на них со стороны участвующего в Соборе епископата Поместной Церкви. Этот принцип до известной степени отражен в ныне действующем Уставе. В нем содержится положение о том, что все архиереи — члены Собора — составляют Архиерейское Совещание. Оно созывается Председателем Собора, Советом Собора или по предложению 1/3 архиереев. В его задачу входит обсуждение тех постановлений, которые особенно важны и вызывают сомнение с догматической и канонической точки зрения. Если решение Собора отвергается 2/3 присутствующих архиереев, оно повторно выносится на соборное рассмотрение. Если же и после этого 2/3 архиереев его отвергнут, оно теряет силу.

Представляется однако, что настоящее положение Устава не дает епископату полноты контроля за ходом соборных деяний. Ведь отменить решение, принятое Собором в полном составе, в соответствии с ним могут только 2/3 архиереев, даже если принятое решение прошло простым большинством хотя бы и в один голос. А 2/3 епископов минус один голос будут, при соблюдении установленной процедуры, бессильны отменить решение, представляющееся им неправомерным, неканоничным или не служащим ко благу Церкви. В настоящее время подобный риск не может считаться чисто теоретическим.

Поместный Собор 1917–1918 гг. известен самым широким участием в обсуждении всех стоявших перед ним вопросов клириков и мирян, между тем ход соборных деяний поставлен был на нем под более эффективный архиерейский контроль. Соборный устав предусматривал особую ответственность епископата за судьбу Церкви. Вопросы догматического и канонического характера, согласно идеям, высказанным в свое время архиепископом Сергием, после их рассмотрения полным составом Собора подлежали утверждению на Совещании епископов, ибо им, по учению преподобного Иоанна Дамаскина, вверена Церковь. При этом Совещание епископов не возвращало документ на повторное рассмотрение полным составом Поместного Собора, но вносило в него какие считало необходимыми поправки и принимало определения в окончательном виде. По существу дела законодательные полномочия Совещания епископов при Соборе 1917–1918 гг. были выше, чем полномочия самого полного состава Собора, и принцип полноты ответственности епископата за Церковь сохранялся в полную меру при том, что количественно на Соборе архиереи составляли менее 1/5 его участников.

Соответствующее изменение, ориентированное на устав Собора 1917–1918 гг, могло бы быть внесено в действующий “Устав об управлении Русской Православной Церкви” самим Архиерейским Собором, как уже ранее Архиерейские Соборы вносили другие изменения в “Устав.” В этом случае появились бы надежные гарантии сохранения каноничной полноты ответственности епископата за Церковь при любом составе Поместного Собора.

Церковное судопроизводство

В 1-м примечании к “Уставу об управлении Русской Православной Церкви” говорится о том, что “в качестве приложения к… Уставу должна быть составлена “Процедура церковного судопроизводства.” Регламента такой процедуры действительно не хватает, существует однако и такое расхожее мнение, что неотложной задачей Русской Церкви является не только принятие “Процедуры,” но и учреждение органов судебной власти, которых будто бы у нее нет. Между тем это, конечно, не так. “Устав об управлении Русской Православной Церкви” наделяет судебными полномочиями Поместный и Архиерейский Соборы, Св. Синод и Епархиальный совет во главе с правящим архиереем, и эти органы реально действуют, принимая и самые ответственные решения, в том числе об извержении из сана и даже об анафематствовании. Но дело тут, видимо, не в простом недоразумении. По существу, ставится вопрос об учреждении отдельных специально судебных органов.

Но правомерно ли их существование? Здесь уместен исторический экскурс. Уже в конце 1860-х гг. обер-прокурором Св. Синода графом Д. А. Толстым был поднят вопрос о реформе церковного суда. О нецерковном подходе обер-прокурора к задуманной реформе говорит сама формулировка вопроса: не надлежит ли и церковные суды перестроить сообразно тем началам, на которых преобразована судебная часть по гражданскому, военному и морскому ведомству, — будто у Церкви нет своих собственных законов — канонов, независимых от государственного права. В проекте Д. А. Тостого речь шла об учреждении отдельных церковно-судебных инстанций, причем низшую судебную инстанцию должны были составить епархиальные суды, по нескольку в каждой епархии, в качестве судей в них предполагалось назначать священников властью епархиального архиерея. Второй, апелляционной инстанцией должен был стать духовно-окружной суд, один на несколько епархий, судьи которого избирались бы в епархиях и утверждались епископами. Третью инстанцию должно было составить Судебное отделение Св. Синода, в которое бы входили епископы и священники, назначаемые Императором. И наконец четвертую, высшую инстанцию должно было представлять совместное Присутствие Св. Синода и его Судебного отделения. Таким образом, в формирование судебных органов включалось на уровне второй инстанции выборное начало, в процедурном отношении новые церковные суды должны были руководствоваться примером реформированных гражданских судов, включая суд присяжных с их состязательным началом.

Эти идеи вызвали единодушно резкую критику со стороны епископата, усмотревшего в предложенном проекте угрозу богозданному строю Церкви Христовой и настаивавшего на сохранении в неприкосновенности канонической монополии епископата на судебную власть в Церкви. Навстречу пожеланиям правительства, которое представлял обер-прокурор, готовы были пойти только два архиерея из всего российского епископата. Архиепископ Волынский Агафангел (Соловьев) в своем отзыве на проект назвал одного из них, епископа Псковского Павла (Доброхотова), “Иудой предателем.” Ни один другой проект правительства в сфере церковной политики не встречал со стороны Священноначалия в синодальную эпоху столь жесткого и единодушного сопротивления. Инициатору судебной реформы пришлось отказаться от своего антиканонического замысла.

В самом деле, Церковь столкнулась тогда с посягательством на фундаментальные основы своего канонического строя. Если мы обратимся к правилам, в которых речь идет о церковно-судебной власти, то во всех них обнаружим, что носителем ее являются либо лично преемники апостолов — епископы, либо епископские соборы. Вся полнота судебной власти в епархии, по канонам, сосредотачивается в лице ее верховного пастыреначальника и правителя — епархиального епископа. Так, по 32-му Апост. прав., “аще который пресвитер, или диакон от епископа во отлучении будет, не подобает ему в общение прияту быти иным, но точию отлучившему его, разве когда случится умрети епископу, отлучившему его.” На судебные постановления епископского суда каноны допускают подачу апелляциии к областному собору епископов (14 прав. Сард. Соб., 9 прав. Халк. Соб.). Сам епископ в первой инстанции подлежит суду епископского собора: “Епископ, от людей вероятия достойных обвиняемый в чем-либо, необходимо сам должен быти призван епископами: и аще предстанет и признается, или обличен будет, да определится епитимия..” (74 Апост. Прав.).

В строгом соответствии с канонами ныне действующий “Устав об управлении Русской Православной Церкви” предоставляет епархиальному архиерею власть утверждать все решения, принимаемые судом первой инстанции по делам клириков и мирян — епархиальным советом, при этом “Устав” усваивает архиерею и единоличную судебную власть. Св. Синод наделен в “Уставе” правами суда второй инстанции по делам клириков и мирян и суда первой инстанции по делам архиереев, для которых судом второй, апелляционной, инстанции является Архиерейский Собор.

Поскольку однако нет канонов, которые бы наделяли судебной властью в Церкви персонально или коллегиально клириков и мирян, представляется, что уставные положения, описывающие судебную компетенцию Поместного Собора, могут быть пересмотрены либо чрез ее полное упразднение, либо чрез поставление судебных решений Поместного Собора под контроль участвующего в таком Соборе епископата. Представляется также допустимой и даже целесообразной поправка в формулировку, касающуся судебной власти Св. Синода по делам клириков и мирян, которой в “Уставе” усвоен в подобных делах статус “последней инстанции.” Было бы корректней назвать ее только “второй инстанцией,” но не “последней,” оставляя не только епископам, но также клирикам и мирянам хотя бы теоретическую возможность апеллировать к Архиерейскому Собору, а принципиально и выше. Так, в каноническом послании Отцов Африканского (Карфагенского) Собора к Келестину, папе Римскому, в котором отвергаются притязания Рима на принятие апелляций от клириков Африканской Церкви, говорится в частности: “Ни для единыя области не оскудевает благодать Святаго Духа, чрез которую правда иереами Христовыми, и зрится разумно, и содержится твердо, и наипаче, когда каждому, аще настоит сомнение о справедливости решения ближайших судей, позволено приступати к соборам своея области, и даже ко Вселенскому Собору.”

Церковный суд как отдельный орган церковной власти существует ныне только в Сербской Церкви. Но и сербский Великий церковный суд, в состав которого входят епископы и клирики, поставлен в подчиненное положение по отношению к Святому Архиерейскому Синоду, таким образом, не нарушая принципа монополии епископата на судебную власть в Церкви. Исходя из представленных здесь соображений, можно считать, что необходимости в реформе церковно-судебной власти у нас нет, все предусмотренные действующим “Уставом” судебные инстанции занимают должное, канонически мотивированное место, и недостатка в таких инстанциях, а значит, и необходимости образовывать новые органы нет. Но есть действительная нужда, с одной стороны, в разработке и утверждении документов, регламентирующих судебные процедуры, о чем и говорится в 1-м примечании к тексту “Устава,” а с другой, — в организации консультативных и рабочих органов, действующих на постоянной основе, на которые можно было бы возложить профессиональное обеспечение церковно-судебных процессов и подготовку проектов судебных решений. Очевидно, что цензом при привлечения клириков и мирян для соответствующего служения должно быть безукоризненное исповедание православной веры, а также каноническое или юридическое образование.

Приход, его границы

Еще одна проблема церковного устройства связана с конституированием прихода. “Приходом, — по определению, данному в ныне действующем “Уставе,” — является община православных христиан, состоящая из клира и мирян, объединенных при храме. Такая община составляет часть епархии, находится под каноническим управлением своего епархиального архиерея и под руководством поставленного им священника-настоятеля.” Сравним это определение с тем, какое дается приходу в “Определении о православном приходе” Поместного Собора 1917–1918 гг.: “Приходом в Православной Церкви называется общество православных христиан, состоящее из клира и мирян, пребывающих на определенной местности и объединенных при храме, составляющее часть епархии и находящееся в каноническом управлении своего епархиального архиерея, под руководством поставленного последним священника-настоятеля.” Разница в формулировках почти только редакционная, но за исключением одного существенного момента. Из формулировки действующего “Устава” изъято указание на пребывание клириков и мирян прихода “на определенной местности.” Новое определение прихода отражает реальное положение дел, когда фактически отсутствует обусловленность принадлежности к приходу местом жительства прихожанина, во всяком случае, в больших городах.

Реальность — вещь серьезная, но и она подлежит оценки с канонической точки зрения. Административное деление Церкви строится, как известно, на территориальном, а не на национальном, языковом, социальном, культурном или каком-либо еще принципе. В нормальных условиях православные христиане любой национальности, проживающие на одной территории, составляют один приход и окормляются одним епархиальным епископом, принадлежат одной поместной Церкви, ибо, по слову апостола Павла, во Христе “нет ни еллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного” (Колосс. 3, II). При этом в своем территориальном размежевании поместные Церкви, епархии и приходы сообразуются с политико-административным делением, с установленными государственными и административными границами. Помимо очевидных удобств, этот принцип находит косвенное обоснование в самих канонах. Так, 38-е прав. Трулл. Соб. гласит: “…Аще царскою властию вновь устроен или впредь устроен будет град, то гражданским и земским распределениям да следует и распределение церковных дел.” На уровне поместных Церквей при всей болезненной остроте и неулаженности проблемы диаспоры этот принцип все-таки признается за основополагающий, он соблюдается и в размежевании епархий, но с делением епархии на приходы дело у нас сейчас обстоит иначе.

Конечно, и в синодальную эпоху всякий православный мог молиться, исповедоваться или причащаться в любом, а не только в своем приходе, и в любом соборном или монастырском храме. Но важнейшими требами: крещением, браковенчанием, отпеванием — прихожанин был связан со своим приходом, так что отступления от установленного в этом отношении порядка могли допускаться лишь при их серьезной мотивации. Разрушение структуры приходских границ происходило у нас по трем основным причинам. Устранение приходов от ведения метрических книг, имевшее место на заре советской истории, фактически устранило прежде поддерживаемый государственными властями порядок совершения треб, связанных с актами гражданского состояния. Кроме того, гонения на Церковь в советскую эпоху побуждали малодушных, или деликатнее сказать, осторожных христиан заметать следы своего участия в церковной жизни и уже в этих целях посещать разные храмы. Наконец, условия жизни в большом городе с его сложной транспортной системой, с тем, что место службы у большинства его жителей расположено далеко от места проживания, делают близлежащий храм не всегда самым доступным. В суммирующем результате все эти обстоятельства выветрили из сознания многих современных христиан саму необходимость принадлежать к определенной приходской общине, либо, при сохранении сознания такой необходимости, позволять себе в этом отношении полную свободу выбора, мотивируемую часто субъективными пристрастиями.

Конечно, нет ни необходимости, ни реальной возможности эту свободу выбора упразднить либо существенно ограничить, приписав всех православных к определенным приходам, как это было в синодальную эпоху. Но помимо принципиальных канонических соображений, есть и вызываемая пастырскими соображениями реальная нужда в том, чтобы границы между приходами были все-таки обозначены, даже и в больших городах. Острота такой необходимости становится особенно очевидной, когда мы рассматриваем ситуацию с вызовами священников к тяжело больным или находящимся при смерти христианам. Внесение порядка в размежевание приходов могло бы существенно уменьшить случаи, когда священнику приходится ехать на другой конец города к умирающему, рискуя не застать его живым и ставя в трудное или безвыходное положение тех, кто обратится за подобной же требой в свой приходской храм и не успеет застать священника в своем приходе, потому что он отъехал в чужой. Первым шагом в восстановлении правильной территориальной структуры приходов могло бы стать включение в уставное определение прихода указания на его территориальную привязку, иными словами, упоминание о принадлежности к приходу православных христиан, проживающих на определенной местности, как это значилось в “Определении о православном приходе” Поместного Собора 1917–1918 гг.

Церковный и гражданский брак

Весьма актуальна проблематика, связанная со сферой церковного брачного права, которая по существу не была затронута церковным законодательством со времени Поместного Собора 1917–1918 гг. и нуждается поэтому ныне в таком регулировании, которое бы соответствовало сложившейся правовой ситуации, радикально отличающейся от той, что имела место в синодальный период. Принципиальная новизна заключается в существовании светской юрисдикции брачных отношений, параллельной церковной юрисдикции, а также в том, что венчание брака не имеет гражданско-правовых последствий. Церковь в своем отношении к гражданскому браку занимает единственно возможную двойственную позицию, уважая его и считаясь с ним, она в то же время не уравнивает его с браком церковным. Но этот принципиально ясный и бесспорный подход служит всего лишь ориентиром к решению многочисленных коллизий, возникающих в пастырской и церковно-судебной практике, и сам по себе однозначных ответов не дает.

Бесспорно, что пастырь не должен отказывать в Причастии христианину, или чаще, христианке по обвинению в блудном сожительстве, если он или она состоят в гражданском браке, когда браковенчание не может быть совершено из-за неверия, иноверия или хотя бы упорного нежелания пойти на это другой стороны. Но уместно ли такое же снисхождение, когда и муж и жена принадлежат к Православной Церкви, исповедаются и причащаются, но тем не менее в течение продолжительного времени откладывают венчание или явно уклоняются от него? С другой стороны, в отдельных случаях как раз непризнание гражданского брака за брак может служить основанием для принятия решения в духе икономии, а не акривии. Например, в ситуации, когда лица, находящиеся в третьем гражданском браке, который допускается в Церкви лишь при наличии определенных условий — возрасте до 40 лет и отсутствии детей, либо в четвертом браке, совершенно не допустимом в Церкви (Томос Единения), пожелают венчаться, то не отказать им в этом можно лишь при том условии, если не признавать их прежние гражданские браки за действительные. В противном случае, при признании действительности их прежних гражданских браков венчание становится невозможным, даже если одна из сторон состоит в первом браке.

В настоящее время решения подобных казусов приходится находить в каждом конкретном случае, и не исключено, что священники и даже епархиальные власти по аналогичным делам принимают разные решения ввиду отсутствия регулирующей церковнозаконодательной базы. Из представленных здесь соображений совершенно очевидной становится актуальность разработки церковного законодательства в области брачного права, учитывающего современную ситуацию, главная особенность которой в этом отношении в сравнении с синодальным периодом, как было уже сказано, в параллельном существовании гражданской юрисдикции браков.

У нас сложилась совершенно разумная и единственно допустимая практика венчать лишь тех лиц, гражданский брак которых уже зарегистрирован, ибо гражданское брачное право не знает таких препятствий к браку, которые бы ничего не значили в церковном праве. Но такая согласованность норм имеет, конечно, частичный и односторонний характер, и обусловлена крайним либерализмом гражданского брачного права относительно препятствий к браку, ибо во многих случаях гражданский брак регистрируется при наличии несомненных препятствий к браку с точки зрения церковного права: например, брак после расторжения четвертого брака, брак при наличии кровного родства, скажем, в 4 степени, при наличии свойства хотя бы и в 1-й степени. Очевидно, что священник или епископ не может принимать решение о допустимости венчания во всех случаях, когда существует гражданский брак. Более того, в отдельных случаях, особенно при близком кровном родстве, и вообще при наличии расторгающих препятствий, имеет смысл настаивать на прекращении кровосмесительного сожительства, например, между двоюродными братом и сестрой (54 прав. Трулл. Соб.), или сожительство с падчерицей после прекращения брака с ее матерью хотя бы и при наличии гражданской регистрации брака, либо брака на родной сестре первой жены (78 прав. Вас. Вел.).

Настоящая тема дает повод поставить вопрос о возможности для Священноначалия ходатайствовать перед гражданской властью о таких модификациях брачного законодательства, которые бы учитывали хотя бы отчасти нормы церковного брачного права, не только религиозно обусловленные, но и разумные с биологической и нравственной точек зрения: о запрещении вступать в брак лицам, состоящим в кровном родстве до 4-й степени включительно, либо ближайших степенях свойства. Представляется также, что не вовсе бесперспективно добиваться признания государством гражданско-правовых последствий церковного брака, иными словами, признания его гражданско-правовой действительности. Никакого противоречия конституционному принципу светского государства в соответствующем акте государственной законодательной власти было бы нельзя усмотреть. Только в случае принятия подобного акта можно бы стало венчать браки без предварительной регистрации их в гражданском порядке.

В представленном докладе пунктирно обозначены лишь некоторые из особенно актуальных проблем правовой жизни Церкви. Но уже простой перечень их говорит о насущной необходимости интенсификации церковного правотворчества. При этом, чтобы исключить принятие опрометчивых решений, издание всякого нового церковнозаконодательного акта требует солидной предварительной проработки и экспертизы. Путеводной же нитью в церковном правотворчестве могут быть только каноны, прочитываемые и интерпретируемын не буквально, но с учетом всех обстоятельств времени их издания и настоящего времени с его иной спецификой, читаемые не по букве, но в духе, которым руководствовались Отцы, всегда действовавшие по примеру Того, Кто, по слову Пророка, “трости надломленной не переломит, и льна курящагося не угасит” (Ис. 42:3).

Проф. прот. Владислав ЦЫПИН

Правила Анкирского Собора

Анкирский Собор состоялся в 314 г. в Анкире, столице Галатии. Это был едва ли не первый собор после гонения Максимина. Число епископов, участвовавших в Соборе, небольшое: всего около 18, но они представляли почти все части Сирии и Малой Азии, под председательством Виталия, епископа Антиохийского. Поводом для созыва Собора явились вопросы, связанные с только что кончившимися гонениями. (25 Правил).

1. О пресвитерах, которые принесли жертвы идолам, потом возобновили подвиг за веру, и притом не по ухищрению некоему, но по истине, не делая предварительного приготовления и соглашения к тому, да покажут себя как бы подвергаемы мучениям, тогда как употребляемы были оные только для вида и притворно, рассуждено: да не лишаются чести седалища, но да не имеют власти совершать Приношение, проповедовать и вообще совершать что-либо священническое.

Это правило дополняет 62 Апост. Правило о пресвитерах, отрекшихся от христианской веры во время гонений. Оно говорит о тех, которые пали, но потом искренно раскаялись в своем отступничестве и засвидетельствовали это, выдерживая мучения за исповедание своей веры во Христа. Им разрешается носить священническую одежду и в кругу священников пользоваться честью седалища, но не разрешается священнослужения, проповеди “и вообще священническое что-либо действовать.” Ср. 1 Всел. 10, 11; Петра Алекс. 8, 10.

2. Подобно и диаконам, которые принесли жертвы идолам, но потом возобновили подвиг веры, присвоенную им честь иметь, но перестать осуществлять им от всякого священного служения, от возношения Хлеба и Чаши и от провозглашения молений. Если же которые из епископов усмотрят в таковых некий труд или смирение кротости и восхотят нечто более дать или отнять, да будет сие в их власти.

То, что 1 правило предписало в отношении священников, повторяется и в отношении диаконов, по сколько ответственность диаконов меньше, как стоящих в своем служении ниже пресвитеров, то 2 пр. Анкирского Собора дает епископу больше возможности снисхождения, разрешая им предоставлять больше или меньше чести по своему усмотрению. Ср. 1 Всел. 11, 12

3. Убегающим от гонителей и уловленным, или преданным от своих домашних, или иным образом лишенным имения, или претерпевшим мучения, или вверженным в темницу, притом вопиявшим, что они — христиане, и истязанным, и, между тем, нечто идоложертвенное в руки насилием утеснителей влагаемое или некую пищу по принуждению принявшим, но непрерывно исповедовавшим, что они христиане, и скорбь свою о случившемся с ними всегда изъявляющим всякою скромностью, одеянием и смирением жизни, — таковым, как вне греха находящимся, да не возбранится общение. Если же кем-либо и возбранено было, ради большей предосторожности или по неведению некоторых, то немедленно должны приняты быть в общение. Сие относится равно и к сущим от клира, и к прочим, то есть к мирянам. Было, притом, исследываемо и то, могут ли миряне, подвергшиеся тому же самому насилию, быть производимы в чин священный, и рассуждено: производить и таковых как несогрешивших, если и прежний образ их жития обрящется правым.

Правило разъясняет, что бегущие от гонений не подлежат за это наказанию. Ср. Петра Алекс. 13.

4. Об идоложертвовавших по принуждению и сверх того, пред идолами пиршествовавших, которые, быв приведены, и с веселым видом вошли, и одежду употребили драгоценнее обыкновенной, и участвовали в приготовленном пиршестве беспечно, рассуждено: чтобы таковые находились год в числе слушающих Писания, три года — в числе припадающих, два года имели общение в молитве только и потом вступали в совершенное общение.

Степень ответственности за участие в жертвоприношениях и идоложертвенных пиршествах по принуждению в этих правилах измеряется тем, с каким видом, веселым или печальным, они поддавались принуждению. О различных видах покаянных епитимий см. наше пояснение к 11 пр. 1 Всел. И 11 пр. Св. Григория Неокесар. Ср. последнего пр. 1.

5. А которые вошли в одеянии печальном и, возлегши, ели, плача между тем во все время воз